Блог

Иск о прекращении ипотеки подсудность

Верховный суд прекратил залог по основанию, которого нет в ГК

Обязательство прекращается исполнением. Поэтому нельзя прекратить ипотеку на квартиру, если она полностью не оплачена. Но все не так однозначно, показывает пример дела Полуниных. Верховный суд принял во внимание встречный иск залогодержателя, который требовал обратить взыскание на квартиру. Результат его рассмотрения может прекратить залог. Пусть Гражданский кодекс этого прямо не предусматривает, но это соответствует смыслу его норм и самого обременения, считают в ВС.

Когда истекает срок давности по главному требованию, заканчивается и «срок годности» залога, поскольку залогодержатель уже не может обратить взыскание на имущество в одностороннем порядке (если стороны не договорились об ином), разъяснил ВС в деле № 84-КГ16-7. По мнению коллегии под председательством Вячеслава Горшкова, это следует из совокупности норм Гражданского кодекса, которые связывают основное и акцессорное обязательство и устанавливают, что реализация залога происходит по решению суда (ст. 207, 352, 348, 349). Обременение прекращается и в тех случаях, когда суд отклоняет требования залогодержателя, поскольку второй раз обратиться с тем же иском невозможно.

До Верховного суда дошла несостоявшаяся покупательница квартиры Элина Полунина*. В декабре 2011 году они с мужем и его сыном Игорем Полуниным* продали свою трехкомнатную квартиру за 2,2 млн руб. А в 2012-м она договорилась купить у последнего однокомнатную в два раза дешевле. 28 апреля 2012 года в Росреестре зарегистрировали право собственности за новой владелицей и ипотеку в силу закона – поскольку деньги, согласно договору, перечислялись через день после регистрации. Но были ли они выплачены полностью, однозначно неизвестно: версии участников событий разошлись.

Полунина утверждала, что сделкой про продаже трехкомнатной квартиры занимался Игорь Полунин, который получил по ней все деньги, включая 733 тыс. – долю Полуниной. По ее словам, она не возражала, поскольку доверяла ему. Они якобы договорились, что он купит Полуниной взамен полученной суммы другую квартиру, но вместо этого он «ввел ее в заблуждение» касательно порядка выплат. Полунин, в свою очередь, настаивал, что покупательница совсем отказалась платить, и он не получал от нее никаких денег. В начале 2015-го он подал иск о расторжении договора купли-продажи, который суд оставил без рассмотрения. А Полунина перечислила на его счет 375 тыс. руб. (это часть стоимости новой квартиры, которую она должна была заплатить), после чего в сентябре 2015 года подала иск о прекращении ипотеки. Полунин на этот раз ответил встречным иском: потребовал 733 тыс. руб. (это, по его версии, оставшаяся часть долга), 273 тыс. руб. процентов за задержку выплаты, а также обратить взыскание на заложенную квартиру.

М-6890/2015). Первоначальный иск несостоятелен, поскольку не доказано, что Полунин получил чужие деньги от продажи трехкомнатной квартиры (выписка из банка не позволяла об этом однозначно сказать, счел суд). «Следовательно, поскольку обеспеченное ипотекой квартиры обязательство не прекращено надлежащим исполнением, в силу подп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ не может считаться прекращенным и обеспечивающий его залог», – рассудил в своем решении Константин Шибанов. А по встречным требованиям истек срок давности, пришел к выводу он. Эти выводы подтвердила апелляция.

Но Верховный суд исправил коллег по вопросу прекращения залога. Раз залогодержатель пропустил срок исковой давности и получил отказ в требованиях, у него нет возможности обратить взыскание на квартиру в судебном порядке. Других сценариев в договоре стороны не предусмотрели. Значит, залог утратил свою обеспечительную функцию и теряет силу, пусть даже в п. 1 ст. 352 ГК нет такого основания его прекращения, написано в определении Верховного суда. А Полунина, заявляя об отсутствии долга, и стремилась прекратить залог – потому что обратить на него взыскание было уже невозможно. При этом очередность требований (первого и встречного иска) значения не имеет, на всякий случай уточнил ВС и отправил вопрос об ипотеке на пересмотр в Новгородский областной суд.

Иск о прекращении ипотеки подсудность

Я так понял, что ответчика уже не существует. Если так, то и обращаться по его адресу не получиться.

А какой собственно иск в такой ситуации предъявляется?

«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (Рамси Болтон)

«Когда ваш рубль будет стоить 66 долларов, тогда вы получите право иметь другую точку зрения» (с)

Иск по месту нахождения недвижки — так это то же что и к Регпалате. Регпалаты то тоже по районам. И в выписке ЕГРЮЛ если прекратила деятельность — уже не указываются учредители

Доказывайте что нет основного обязательства — кредита. соответственно залог (обеспечение) не имеет силы и должен быть снят.

ГК РФ
Статья 329. Способы обеспечения исполнения обязательств

4. Прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором.

Дело по иску о прекращении ипотеки по договору и снятии обременения с объектов недвижимости передано по подсудности на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня, поскольку между сторонами отсутствует спор в отношении прав на недвижимое имущество, а оснований для применения исключительной подсудности не имеется.

Определение Арбитражного суда Алтайского края от 02.02.2009 по делу N А03-14257/2008-15

Резолютивная часть определения объявлена 28 января 2009 года.

Полный текст определения изготовлен 2 февраля 2009 года.

Арбитражный суд Алтайского края в лице судьи С., рассмотрев исковое заявление открытого акционерного общества «Г», п. Малиновский Завьяловского района Алтайского края, к открытому акционерному обществу «А», г. Москва, с участием в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, — общества с ограниченной ответственностью «П», с. Солтон Солтонского района Алтайского края, и Управления Федерального регистрационной службы Алтайского края, о прекращении ипотеки,

При участии в судебном заседании:

от истца — адвоката Ш. (удостоверение N 676, доверенность от 02.05.2007 г.), К. (паспорт, доверенность от 02.05.2007 г.);

от ответчика — начальника юридического отдела Д. (паспорт, доверенность N 5/2958Д от 03.11.2008 г.);

от третьих лиц — адвоката Ш. (удостоверение N 676, доверенность от 17.12.2008 г.),

открытое акционерное общество «Г» обратилось в арбитражный суд Алтайского края с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «А» о прекращении ипотеки по договору N И-26/07 от 29.08.2007 г.

Исковые требования основаны на статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 25 Федерального закона «Об ипотеке» и мотивированы тем, что истец исполнил за открытое акционерное общество «П» обязательства по соглашению о кредитовании N 3249 от 29.08.2007 г. в полном объеме, однако ответчик от снятия обременения с объектов недвижимости, принадлежащих открытому акционерному обществу «Г» и прекращения ипотеки по договору N И-26/07 от 29.08.2007 г. уклоняется.

Определением суда к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «П» и Управление Федеральной регистрационной службы по Алтайскому краю.

В предварительном судебном заседании ответчик заявил ходатайство о передаче дела по подсудности. Ходатайство мотивировано тем, что часть 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в данном случае не подлежит применению, поскольку иск о прекращении ипотеки не является иском о правах на недвижимое имущество. Кроме того, пунктом 5.4 договора об ипотеке сторонами предусмотрена договорная подсудность разрешения разногласий.

Истец и общество с ограниченной ответственностью «П» возражают против удовлетворения ходатайства ответчика о передаче дела по подсудности, считают, что данный иск заявлен о правах на недвижимое имущество.

Рассмотрев заявленное ходатайство, арбитражным судом установлено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

Согласно абзацу 2 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Суда Российской Федерации N 54 от 12.10.2006 г. «О некоторых вопросах подсудности дел по искам о правах на недвижимое имущество» следует, что к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об устранении нарушений права, о признании права, об установлении границ земельного участка. По месту нахождения недвижимого имущества также рассматриваются дела, в которых удовлетворение заявленного требования и его принудительное исполнение повлечет необходимость государственной регистрации возникновения, ограничения (обременения), перехода, прекращения, прав на недвижимое имущество или внесение записи в Единый государственный реестр прав в отношении сделок, подлежащих государственной регистрации.

Другие публикации:  Документы на гражданство рф фмс

Исходя из положений статей 131, 216 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 1 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» ипотека не является вещным правом на недвижимое имущество, а представляет собой ограничение (обременение) — установленное законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условие, запрещение, ограничивающее правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества.

Спор о прекращении ипотеки не является спором о праве собственности открытого акционерного общества «Г» на указанное в договоре об ипотеке N И-26/07 от 29.08.2007 г. имущество, не преследует установления порядка пользования таким имуществом.

Следовательно, правила об исключительной подсудности, когда споры рассматриваются лишь по месту нахождения недвижимого имущества, в данном случае неприменимы.

Кроме того, в соответствии со статьей 25 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» регистрационная запись об ипотеке погашается на основании заявления законного владельца закладной, совместного заявления залогодателя и залогодержателя либо на основании решения суда, арбитражного суда или третейского суда о прекращении ипотеки.

Таким образом, в тексте самой нормы законом об ипотеке предусмотрено, что регистрационная запись об ипотеке погашается на основании решения суда, арбитражного суда или третейского суда. Включение в данный перечень третейских судов свидетельствует о том, что такие споры не относятся к исключительной подсудности арбитражный судов.

При таких обстоятельствах, поскольку удовлетворение заявленного иска и его принудительное исполнение не повлечет разрешение спора о правах на недвижимое имущество, а также действий по его регистрации или внесению записи в единый государственный реестр прав в отношении сделки ипотеки, часть 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации применению не подлежит.

Статьей 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что подсудность, установленная статьями 35 и 36 настоящего Кодекса, может быть изменена по соглашению сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Так, в пункте 5.4 договора об ипотеке N И-26/07 от 29.08.2007 г. стороны согласовали, что любой спор, разногласия или претензии, вытекающие из настоящего договора, урегулируются путем переговоров, а при недостижении согласия разрешаются в Арбитражном суде г. Москвы.

Таким образом, исковое заявление открытого акционерного общества «Г» было принято Арбитражным судом Алтайского края к производству с нарушением правил подсудности.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд передает дело на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня в случае, если при рассмотрении дела в суде выяснилось, что оно было принято с нарушением правил о подсудности.

При таких обстоятельствах, дело подлежит передаче в Арбитражный суд города Москвы.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьей 25 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», статьей 37, пунктом 3 части 2 статьи 39, статьями 184, 188 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд Алтайского края

передать дело N А03-14257/2008-15 на рассмотрение Арбитражного суда города Москвы по подсудности.

Дело и определение направляется в соответствующий суд по истечении срока, предусмотренного на обжалование.

Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Седьмой арбитражный апелляционный суд, г. Томск.

Конференция ЮрКлуба

Определение подсудности.

Александр Валерьевич 23 Мар 2017

Здравствуйте, коллеги. Столкнулся со следующим вопросом, и даже сказать затруднением.

В общем ситуация такова. Гражданкой был приобретен дом с земельным участком по жилищному сертификату (гражданка сирота). Соответственно, возникло обременение в виде ипотеки в силу закона. Прежний собственник проживает в Литве, и приезжать в Россию для подачи заявления не планирует. Решили обратиться в суд с соответствующим исковым заявлением, где ответчиком будет выступать продавец, третьим лицом УФРС. Однако никак не могу определиться относительно подсудности данного дела. В соответствии со ст. 30 ГПК по спорам связанным с правом на недвижимость применяются правила исключительной подсудности — по месту нахождения недвижимого имущества. Также по этому поводу есть пример из судебной практики, где прямо указано, что подобные дела рассматриваются по месту нахождения имущества. https://rospravosudi. /act-419272434/

В то же время есть мнение, что данный спор не является спором о праве, посему исключительная подсудность в данном случае неприменима. В данном случае нужно применять положения ч. 1 ст. 29 ГПК, то есть ввиду того, что ответчик находится за пределами РФ, подавать иск следует по последнему известному месту жительства или по месту нахождения его имущества. Продавец длительное время проживает в Литве, последнее место жительство в РФ неизвестно, имущества в РФ у него так же нет.

Ваши мнения, дамы и господа, с такой ситуацией сталкиваюсь впервые. Честно говоря, нахожусь в затруднении.

Сообщение отредактировал Александр Валерьевич: 23 Март 2017 — 05:58

Подсудность исков об обращении взыскания на недвижимое имущество: что происходит в арбитражных судах?

Согласно ч.1 ст.38. АПК РФ иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

На протяжении долгого времени ВАС РФ исходил из того, что к этой категории относятся в т.ч. иски об обращении взыскания на недвижимое имущество и, следовательно, рассматривать их надлежит судам по месту нахождения предмета ипотеки:

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 №99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»

«13. Вопрос. Какому арбитражному суду подсудно рассмотрение заявлений об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество?

Ответ. По смыслу части 1 статьи 38 АПК РФ заявление об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество должно предъявляться в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества».

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №54 «О некоторых вопросах подсудности дел по искам о правах на недвижимое имущество» (п.1)

«По месту нахождения недвижимого имущества также рассматриваются дела, в которых удовлетворение заявленного требования и его принудительное исполнение повлечет необходимость государственной регистрации возникновения, ограничения (обременения), перехода, прекращения прав на недвижимое имущество или внесение записи в Единый государственный реестр прав в отношении сделок, подлежащих государственной регистрации».

Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» (п.9)

«Если залогодателем и должником по обеспеченному залогом обязательству выступает одно лицо и предметом залога является недвижимое имущество, иск об обращении взыскания, предъявленный по месту нахождения предмета залога, может быть соединен с требованием о взыскании задолженности по обеспеченному залогом обязательству».

[в последнем разъяснении вообще имеет место интересное соединение требований с разной подсудностью, о чем я хотела написать отдельно, но в связи с появлением описываемой здесь проблемы эта тема стала для меня второстепенной]

Однако, отвечая на запрос ВАС РФ по поводу возможности рассмотрения требования об обращении взыскания на недвижимость третейским судом, Конституционный Суд РФ указал:

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»

«При этом спор об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не является спором о правах на это имущество, поскольку его предмет — осуществление действий, результатом которых должна быть передача денежных средств (статья 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)»)».

Особо примечательна категоричная мотивировка, с которой Конституционный Суд РФ отверг довод Постановления №54:

«Законодательное закрепление необходимости государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество является, таким образом, признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу, чем обеспечивается защита прав других лиц, стабильность гражданского оборота и предсказуемость его развития. Вместе с тем в практике арбитражных судов начиная с 2005 года государственная регистрация сделок и иных юридически значимых действий с недвижимостью рассматривается как «публичный элемент», включение которого в гражданско-правовые споры относительно объектов недвижимого имущества позволяет приравнять эти споры к спорам публично-правового характера, что исключает возможность их разрешения посредством третейского разбирательства.

Подобная практика опирается на рекомендации, содержащиеся в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 года N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов», согласно пункту 27 которого арбитражный суд отказывает в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, так как вопросы публично-правового характера (регистрация недвижимости) не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

Такой подход, основанный на отождествлении публично-правовых споров и гражданско-правовых споров, решение по которым влечет за собой необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество, не учитывает конституционно-правовую природу соответствующих правоотношений. Публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц. Требование же государственной регистрации недвижимого имущества не связано ни со сторонами спора, ни с характером правоотношения, по поводу которого он возник, — определяющим является природа объекта данного имущественного правоотношения.

Следовательно, отношения по поводу государственной регистрации нельзя считать содержательным элементом спорного правоотношения, суть которого остается частноправовой, а «публичный эффект» появляется лишь после удостоверения государством результатов сделки или иного юридически значимого действия. Кроме того, поскольку те же правоотношения (обязательственного или вещного характера) с тем же составом участников, но относительно объектов движимого имущества не требуют, по общему правилу, государственной регистрации, последняя не может рассматриваться как влияющая на природу спора в целом, — она отражает лишь особое внимание государства к обороту объектов недвижимого имущества, который таким образом не остается исключительно в сфере контроля самих участников гражданско-правовых сделок, но попадает также в сферу контроля со стороны государства при каждом новом юридически значимом действии.

Как формальное условие обеспечения государственной, в том числе судебной, защиты прав лица, возникающих из договорных отношений, объектом которых является недвижимое имущество, государственная регистрация призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов, она не затрагивает самого содержания гражданского права и не ограничивает свободу договоров, юридическое равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность сторон (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 154-О).

Таким образом, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — как акт регистрирующего государственного органа, имеющий место после совершения тех или иных юридически значимых действий с объектами недвижимого имущества, — не являясь фактором, изменяющим саму природу гражданско-правовых отношений по поводу этого имущества, имеет целью обеспечение их большей прозрачности и достоверности, служит дополнительной гарантией надлежащего оформления совершаемых сделок и позволяет осуществлять контроль за их правомерностью, необходимость которого обусловлена особым правовым положением недвижимого имущества и его значением как объекта гражданских прав».

Поскольку Конституционный Суд РФ опроверг основание, по которому иски об обращении взыскания на недвижимое имущество относились к исключительной подсудности, практика арбитражных судов стала меняться, например:

Другие публикации:  Когда выплачивается пособие до 12 недель

Постановление ФАС Московского округа от 05.09.2011 по делу № А40-42540/11-47-362

«Однако 26.05.2011 в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление N 10-П «О проверке конституционных положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», в соответствии с которым Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения указанных законодательных положений не противоречащими Конституции Российской Федерации.
Поскольку запрос Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации был связан с рассмотрением конкретного дела Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об обращении взыскания на заложенное имущество, то в Постановлении N 10-П Конституционный Суд Российской Федерации дал конституционно-правовое толкование ряду норм, регулирующих порядок обращения взыскания на заложенное имущество.
Конституционный Суд Российской Федерации прямо указал, что спор об обращении взыскания на заложенное имущество не является спором о правах на это имущество, поскольку его предмет — осуществление действий, результатом которых должна быть передача денежных средств (статья 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».
Исходя из прямого указания Конституционного Суда Российской Федерации на то, что спор об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не является спором о правах на это имущество, то, соответственно, на такой спор положения статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об исключительной подсудности не распространяются».

А судам общей юрисдикции ВС РФ и вовсе прямо разъяснил, что правила об исключительной подсудности (ч.1 ст.30 ГПК РФ) к таким требованиям не применяются:

«Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013) (п.2.1)

«Следует признать обоснованной сложившуюся судебную практику, которая исходит из того, что требование об обращении взыскания на заложенное в обеспечение возврата кредита недвижимое имущество не является самостоятельным спором о правах на это имущество. Материально-правовой предпосылкой такого рода спорных отношений является неисполнение должником кредитного обязательства, предполагающее удовлетворение требований кредитора за счет стоимости предмета залога, в связи с чем статья 30 ГПК РФ к кредитным отношениям применению не подлежит».

Однако ВАС РФ повел себя неожиданно. Рассматривая дело №А64-7845/2012, где иск был заявлен на основании п.11 ст.142 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

[Кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом.]

и по сути действительно был связан со спором о праве (незаконное приобретение имущества), ВАС РФ вместо того, чтобы вникнуть в нюансы ситуации, вспомнил свои предыдущие разъяснения по поводу исключительной подсудности обращения взыскания на недвижимость, данные ещё до запроса в Конституционный Суд РФ, и проигнорировал позицию последнего, хоть при этом и сослался на отсутствие противоречия с постановлением №10-П:

Постановление Президиума ВАС РФ от 17.09.2013 № 1192/13

«При этом банк, обращаясь с иском по месту нахождения недвижимого имущества, исходил из того, что поскольку исковые требования заявлены на основании пункта 11 статьи 142 Федерального закона от 26.10.2002 N127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), в настоящем случае имеется спор о праве на недвижимое имущество, следовательно, необходимо руководствоваться правилами статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Частью 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена исключительная подсудность для исков о правах на недвижимое имущество, которые подлежат предъявлению в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

Согласно пункту 2 постановления N 10/22 к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста. Таким образом, круг исков о правах на недвижимое имущество, на которые распространяется правило об исключительной подсудности, определен в данном пункте не исчерпывающим образом.

Соответственно, указанное положение не вступает в противоречие ни с положением, ранее сформулированным в постановлении N 54, которым руководствовался суд первой инстанции, квалифицируя иск об обращении взыскания на недвижимое имущество как иск о праве на такое имущество, ни с разъяснением, изложенным в пункте 13 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», согласно которому по смыслу части 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество должно предъявляться в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

Указание на то, что требование залогодержателя об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество подлежит рассмотрению по месту нахождения этого имущества, содержится и в абзаце четвертом пункта 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», согласно которому если залогодателем и должником по обеспеченному залогом обязательству выступает одно лицо и предметом залога является недвижимое имущество, иск об обращении взыскания, предъявленный по месту нахождения предмета залога, может быть соединен с требованием о взыскании задолженности по обеспеченному залогом обязательству.

Позиция суда первой инстанции по вопросу применения правила части 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об исключительной подсудности не противоречит постановлению N 10-П, в котором дается оценка на предмет соответствия Конституции Российской Федерации пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а также пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Таким образом, предъявленное банком требование о взыскании денежных средств путем обращения взыскания на недвижимое имущество является иском о праве на такое имущество, предъявляемым по правилам об исключительной подсудности».

В результате не только заявленные на основании п.11 ст.142 Закона о банкротстве, а вообще все подряд иски об обращении взыскания на недвижимость, если они подведомственны арбитражным судам, оказались подсудны суду по месту нахождения этой недвижимости.

Другие публикации:  Какие документы нужны для получения ежемесячного пособия на второго ребенка

И здесь уже расхождение с позицией ВС РФ, а тем более – Конституционного Суда РФ, разной степенью договорной свободы для предпринимателей и граждан не объяснишь.

Но лично меня сейчас больше заботят не причины создавшейся ситуации, а то, как мне в очередной раз сообщить залоговой службе, которая и в прошлый раз отнеслась к информации об изменении подсудности с недоверием, что теперь в договорах об ипотеке опять надо указывать, что споры рассматриваются судом по месту нахождения недвижимости.

Боюсь, остатки авторитета юристов и так сильно подорванного изменениями в залоговое законодательство №306-ФЗ и №405-ФЗ будут утеряны безвозвратно.

Верховный Суд Республики Татарстан Определение Гражданское дело 33-587/2017 (33-23061/2016;)

судья Л.Д. Казакова дело № 33-587/2017

16 января 2017 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи И.З. Рашитова, судей Р.Н. Яруллина, Л.М. Мусиной, при секретаре судебного заседания С.Р. Каримове

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи
Л.М. Мусиной частную жалобу Н.Е. Трифоновой на определение Вахитовского районного суда города Казани от 02 ноября 2016 года, которым постановлено: гражданское дело по иску Н.Е. Трифоновой к ПАО «Сбербанк России» о признании договора ипотеки прекращенным передано на рассмотрение по подсудности в Советский районный суд города Казани.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия

Н.Е. Трифонова обратилась в суд с иском к ПАО «Сбербанк России» о признании договора ипотеки прекращенным.

В обоснование иска указывалось, что решением Приволжского районного суда города Казани от 12 мая 2015 года обращено взыскание на предмет залога по договору ипотеки от 30 января 2014 года – помещение, расположенное по адресу: , путем продажи имущества с публичных торгов, с установлением начальной продажной стоимости его в размере 9617600 руб.

06 июля 2015 года судебным приставом исполнителем возбуждено исполнительное производство в отношении ИП Н.Е. Трифоновой о взыскании с нее в пользу ОАО «Сбербанк России» 6289953,69 руб.

23 сентября 2015 года в отношении залогового имущества ИП Н.Е. Трифоновой составлен акт описи и ареста.

09 декабря 2015 года Н.Е. Трифонова снята с учета в качестве индивидуального предпринимателя.

В процессе исполнения судебного акта организованные публичные торги, а затем и повторные публичные торги были признаны несостоявшимися.

15 июня 2016 года исполнительное производство окончено в связи с отзывом исполнительного документа взыскателем, который не воспользовался своим правом оставить предмет залога за собой.

В связи с изложенным Н.Е. Трифонова просила признать договор ипотеки названного имущества прекращенным на основании части 5 статьи 58 Федерального закона «Об ипотеке».

Ответная сторона в суде первой инстанции ходатайствовала о передаче дела по подсудности в Советский районный суд города Казани по месту нахождения недвижимого имущества.

Представитель истицы с указанным ходатайством не согласилась, настаивала на рассмотрении данного дела Вахитовским районным судом города Казани.

Определением суда от 02 ноября 2016 года гражданское дело по иску Н.Е. Трифоновой к ПАО «Сбербанк России» о признании договора ипотеки прекращенным передано на рассмотрение по подсудности в Советский районный суд города Казани.

В частной жалобе Н.Е. Трифонова просит определение суда отменить, ссылаясь на нарушение норм процессуального права. Считает, что иск подан с соблюдением правил подсудности, поскольку, в данном случае, речь идет исключительно о прекращении обременения в отношении имущества, принадлежащего истице. При этом ипотека не является вещным правом на недвижимое имущество. Удовлетворение иска и его принудительное исполнение не повлекут за собой разрешение спора о правах на объект недвижимости или изменение собственника, а также регистрации иных прав на имущество или внесение новой записи об ипотеке. Следовательно, иски по данной категории дел не подпадают под категорию дел исключительной подсудности, и должны рассматриваться по общим правилам подсудности, предусмотренным статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации частная жалоба рассмотрена без извещения лиц, участвующих в деле.

Как следует из материалов дела, Н.Е. Трифонова обратилась в суд с исковым заявлением к ПАО «Сбербанк России» о признании договора ипотеки прекращенным.

Объект недвижимости территориально расположен в Советском районе города Казани.

В силу части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

На основании подпункта 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года
«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъясняется следующее, в силу части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются в суде по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность). К искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Суд апелляционной инстанции считает, что предъявленный иск о признании договора ипотеки прекращенным, подлежит разрешению с учетом императивных требований, изложенных в статье 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации об исключительной подсудности.

Прекращение обременения не совпадает по своей правовой природе с реализацией права, каковым является обращение взыскания на предмет залога.

Оспаривание залогового обязательства предполагает разрешение вопроса о правомочиях иных лиц, помимо собственника, в отношении объекта недвижимости. Кроме того, это влечет за собой, в случае прекращения ипотеки, изменение уполномоченным органом записи о правах на имущество.

При таких обстоятельствах, руководствуясь пунктом 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции обоснованно передал данное гражданское дело по подсудности в Советский районный суд города Казани.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что доводы частной жалобы не содержат законных оснований, влекущих отмену постановленного судом определения.

Руководствуясь статьями 327.1 -335 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определение Вахитовского районного суда города Казани от 02 ноября 2016 года по данному делу оставить без изменения, частную жалобу
Н.Е. Трифоновой – без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение шести месяцев в кассационном порядке.

При необходимости можно задать вопрос об Верховный Суд Республики Татарстан Определение Гражданское дело 33-587/2017 (33-23061/2016;)