Блог

Статья 285 ук рф пленум

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил некоторые вопросы, возникающие у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий

В частности, Пленум указал, что при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать корыстную заинтересованность — стремление должностного лица получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера в свою пользу или пользу других лиц, иную личную заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленного такими побуждениями как карьеризм, семейственность, желание скрыть свою некомпетентность и т.п. Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

Превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: относятся к полномочиям другого должностного лица; могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ, для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

В связи с принятием данного Постановления признано не действующим Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 года N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 16 октября 2009 года №19

О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий

В связи с вопросами, возникающими у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

1. Обратить внимание судов на направленность уголовной ответственности за преступления против интересов государственной службы на обеспечение защиты граждан от коррупции и других общественно опасных деяний, совершенных должностными лицами по службе. Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие свои должностные полномочия, посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, в результате чего существенно нарушаются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства.

2. Судам при рассмотрении уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) и о превышении должностных полномочий (статья 286 УК РФ) необходимо устанавливать, является ли подсудимый субъектом указанных преступлений — должностным лицом. При этом следует исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ должностными признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

3. К исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к статье 318 УК РФ, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

ИНАЯ ЛИЧНАЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ КАК МОТИВ
СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Психологический механизм преступного деяния, который соответствует правовому понятию виновного поведения, включает принятие решения о противоправном поведении (и его реализации) на основе определенного мотива (группы мотивов)(1).

Доктринальное толкование мотива преступления и его правового значения остается дискуссионным. Это обусловлено в первую очередь тем, что общепризнанное определение мотива отсутствует. Вопросы мотивации (совокупности мотивов) поведения человека изучались и изучаются различными науками, однако на данный момент исследования далеки от окончательного решения.

Мотив происходит от французского слова motif, которое, в свою очередь, произошло от латинского moveo — двигаю.

В психологии мотив определяется как побуждение к совершению поведенческого акта, порожденное системой потребностей человека(2). Понятие мотива раскрывается посредством терминов влечение, интересы, желания, жизненные цели и идеалы(3), намерения, потребности, соображения, состояние, свойство личности и др.

Ряд исследователей придерживаются позиции А. Н. Леонтьева, выделяющего две функции мотива, которые раскрывают его суть: побуждение и смыслообразование. Иными словами, если человеку необходимо что-либо сделать, а желание отсутствует, он задается вопросом: «Зачем мне это нужно?». Таким образом происходит поиск и возникновение мотива. В этом случае мотив и смысл созвучны.

Точек зрения относительно определения мотива много, но, резюмируя их, полагаем, что все они свидетельствуют о том, что в зависимости от ситуации мотивом может быть любое психическое проявление (намерение, потребность, желание, соображение, убеждения, интересы, состояние и т. д.), которое формирует направленность воли человека и обусловливает содержание его действий (бездействия).

Вместе с тем мотив преступного поведения требует дополнительной характеристики.

Так, мотив преступления в уголовно-правовом аспекте трактуется как обусловленное определенными потребностями и интересами внутреннее побуждение, вызывающее у лица решимость совершить преступное деяние в связи с желанием достичь определенную цель(4).

Значение мотива преступления определяется тем, что, во-первых, он может быть обязательным признаком субъективной стороны преступления, а также объясняет, почему совершено преступление; во-вторых, в ряде случаев без установления мотива нельзя решить вопрос о правильной квалификации преступления (получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями); в-третьих, нередко является отягчающим или смягчающим наказание обстоятельством; в-четвертых, влияет на характер и степень общественной опасности деяния.

Обращает на себя внимание, что при описании мотива как обязательного признака состава преступления законодатель использует термины «мотив» или «побуждения» (по смыслу идентичны, понятие «побуждения» соответствует понятию «мотив»), «заинтересованность», «личный интерес». В ряде составов перечисляется, в чем конкретно должен проявиться мотив, а именно: месть, кровная месть, корысть, ненависть, вражда и др.

Наиболее затруднительными для уяснения являются понятия «заинтересованность» и «личный интерес». Спорными в данном случае представляются вопросы о том, к какому элементу состава

преступления они относятся и каков их уголовно-правовой статус. Дискуссии ведутся относительно того, выступают ли заинтересованность и интерес разновидностью побудительных причин преступления (мотивом) или они являются обстоятельствами, характеризующими эмоциональное состояние субъекта преступления, которое имеет уголовно-правовое значение, но мотивом преступления не является(1).

Сторонники последней позиции приводят следующие аргументы: основной побудительной мотивообразующей к деянию силой являются потребности. Интерес — это форма проявления познавательных потребностей, относящихся к осознаваемым мотивам совершения поведенческого акта(2).

Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность за совершение преступлений по мотивам корыстной или иной личной заинтересованности в диспозициях шести статей, а именно: в ст. 145.1 («Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат»), ст. 170 («Регистрация незаконных сделок с недвижимым имуществом»), ст. 181 («Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм»), ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями»), ст. 292 («Служебный подлог») и ст. 325 («Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия»).

Из самой альтернативности мотивов следует, что законодатель имел в виду не любые личные побуждения, а только те, которые наряду с корыстными направлены на извлечение какой-либо нематериальной выгоды для себя или для своих близких. Личная заинтересованность является более емким понятием, чем корыстная заинтересованность лица в совершении преступления.

Толкование личной заинтересованности в теории и практике имеет расхождения.

Так, в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» дается разъяснение, что иная личная заинтересованность — это стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т. п.

Должно ли стремление извлечь выгоду неимущественного характера быть порождено низменными побуждениями?

Б. В. Здравомыслов писал, что для правильного уголовно-правового понимания «иной личной заинтересованности» важно ограничить ее таким кругом мотивов, которые свидетельствуют о низменных интересах лица(3). Эта позиция обосновывается тем, что употребление понятия «иная личная заинтересованность» не отражает того негативного, антисоциального оттенка, которым обладают иные низменные побуждения.

Термин «иные низменные побуждения» в уголовном законе употребляется почти сто лет.

Согласно п. «а» ст. 142 УК РСФСР 1922 г. умышленное убийство считалось квалифицированным при условии его совершения из корысти, ревности и других низменных побуждений. Эта формулировка сохранялась в п. «а» ч. 1 ст. 136 УК РСФСР 1926 г. до 1960 года. Однако и тогда закон не давал исчерпывающего перечня низменных побуждений или их конкретного определения. Одной из попыток раскрыть суть таких побуждений было разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 16.03.1925 (ныне не действующем) о том, что применительно к ст. 142 УК РСФСР 1922 г. квалифицированным убийством из корысти, ревности и других

низменных побуждений должно считаться убийство из хулиганских побуждений(1). Следовательно, в качестве иных низменных побуждений выступали корысть, ревность, хулиганские побуждения.

Законодательное определение низменных побуждений отсутствует. Перечень низменных побуждений носит произвольный и оценочный характер.

В научной и учебной литературе низменные побуждения традиционно раскрываются как грубо попирающие нормы морали, нравственности, принятые в обществе. К ним относят личные мотивы: месть, зависть, стремление использовать ребенка по своему усмотрению(2), ревность, трусость, а также национальные, расовые, политические, религиозные мотивы и т. п., однако критерии признания мотива низменным не выработаны.

Как нам представляется, невозможность выделения законодателем четких критериев признания побуждений низменными объяснима тем, что принятые в обществе нормы морали и нравственности изменчивы по причине эволюции общества, которая влечет и культурную эволюцию, оказывающую существенное воздействие на общественные модели, среди которых выделяются мораль и нравственность, выступающие в роли синонимов.

Традиционно мораль (от лат. morales — общепринятые традиции, негласные правила) определяется как принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений. Наряду с этим под моралью (нравственностью) нередко понимается вообще любая принятая (где-либо) система норм индивидуального поведения. Различия в трактовках обусловлены расхождениями в понимании источника морали и содержания морального идеала.

Употребление терминов «мораль» и «нравственность» в уголовно-правовом аспекте влечет недостаточность правовых ориентиров для признания мотивом преступления низменных побуждений.

В Уголовном кодексе Российской Федерации корыстные или иные низменные побуждения предусмотрены в конструкции двух составов преступлений: в ст. 153 («Подмена ребенка») и ст. 155 («Разглашение тайны усыновления (удочерения»)). Применение этих составов затруднительно, если деяние совершается не из корыстных побуждений.

Например, безнравственны, аморальны и осуждаемы в обществе, но уголовно ненаказуемы действия по тайной замене чужого ребенка своим, при условии, что родители имели намерение отказаться от собственного ребенка, если его пол не будет соответствовать желаемому. Подмена на новорожденного желаемого ими пола фактически давала шанс подмененному ребенку не оказаться сиротой. При таких обстоятельствах тайная подмена представляет собой чуть ли не общественно полезное деяние, а следовательно, мотив, которым руководствовалось лицо, подменившее ребенка, нельзя назвать низменным. Таким образом, происходит в некотором роде оправдание преступления. При этом общественным отношениям, обеспечивающим нормальное функционирование семьи, сохранение ребенком родственных связей со своей кровной семьей, вред причиняется независимо от мотива деяния.

Другие публикации:  Договор в берлине

Использование законодателем термина «низменные побуждения» в ст. 153 и ст. 155 УК РФ неосновательно сужает рамки применения этих норм, что не соответствует потребностям практики. Вместе с тем в случае изменения формулировки мотива на иную личную заинтересованность подобные факты не оставались бы вне рамок уголовно-правового регулирования.

По нашему мнению, любые мотив и цель, составляющие психологическую основу преступления, причиняющего вред общественным отношениям, конкретным людям, не могут рассматриваться как общественно полезные и уже в силу этого носят антисоциальный оттенок. Соответственно, лицо, руководствуясь удовлетворением какого-либо собственного интереса, причиняет вред объекту преступления — посягает на права и свободы других лиц, на охраняемые законом отношения. В этом и проявляется негативный характер мотива, послужившего побуждением не просто к поведению лица, а к совершению им преступления.

Исходя из изложенного, представляется нецелесообразным использование понятия «иные низменные побуждения» вместо понятия «иная личная заинтересованность».

Существует проблема соотношения иной личной заинтересованности и ложно понятых интересов службы.

Эта проблема наукой единообразно не решена. Одна группа ученых допускает расширенное толкование мотива должностного злоупотребления, при котором в его содержание в качестве одной из разновидностей включались бы ложно понятые интересы службы. Другие однозначно высказываются о недопустимости признания ложно понятых интересов службы разновидностью личной заинтересованности.

Для раскрытия существа ложно понятых интересов службы необходимо установить, что входит в интересы службы лица, совершившего преступление.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» рекомендует под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (ст. 285 УК РФ) понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями.

Закрепленные в нормативных правовых актах положения раскрывают содержание интересов службы.

Если должностное лицо добросовестно заблуждалось относительно соответствия своих деяний интересам службы и это объективно обусловлено противоречиями, разночтениями и неточностями в нормативных документах, регламентирующих права и обязанности должностного лица, состав злоупотребления должностными полномочиями отсутствует.

При этом добросовестное заблуждение требуется отграничивать от невнимательности, неосмотрительности должностного лица, при которых возможна квалификация его деяния как халатность, но при условии наличия всех остальных обязательных признаков этого состава преступления.

По нашему мнению, признание ложно понятых интересов службы частным случаем личной заинтересованности недопустимо.

Придерживаясь такой же позиции, в своем диссертационном исследовании А. Н. Харченко указывает, что «когда субъект действует из ложно понятых интересов службы, у него отсутствует антисоциальный интерес, а соответственно, мотив иной личной заинтересованности. Следовательно, уголовная ответственность должна исключаться»(1).

Б. В. Волженкин аргументировал свою позицию тем, что «при предъявлении обвинения должен быть конкретно указан соответствующий мотив личного характера, которым руководствовалось должностное лицо, совершая злоупотребление полномочиями. Весьма распространенная в свое время ссылка на узковедомственные или ложно понимаемые государственные или общественные интересы как на достаточный мотив для обвинения в должностном злоупотреблении — противоречит закону»(2).

Для разграничения ложно понятых интересов службы и иной личной заинтересованности следует обратиться к проблеме конкуренции мотивов в уголовном праве. Б. С. Волков отмечал, что «мотивы, с которыми закон связывает квалификацию преступления, по своему содержанию всегда разные побуждения, которые в качестве основных мотивов не могут быть соединены в одном преступлении. Личная заинтересованность и ложно понятые интересы учреждения и предприятия — противоположные мотивы, по-разному характеризующие общественную опасность нарушения должностными лицами служебного долга. Мотивы ложно понятой необходимости проистекают не из стремления получить личное удовлетворение, а из других оснований, из так называемого чувства ложного патриотизма»(3).

Говорить о ложно понятых интересах службы, на наш взгляд, можно только в том случае, если должностное лицо полагает свои действия (бездействие) соответствующими интересам службы, тогда как на самом деле они противоречат этим интересам. Не ложно понятыми интересами службы, а личной заинтересованностью руководствуется должностное лицо, когда путем различных неправомерных действий создает видимость благополучия на вверенном ему участке работы, заведомо зная, что его действия противоречат интересам службы. Вряд ли можно усмотреть ложно понятые интересы службы, когда должностные лица правоохранительных органов в целях улучшения показателей своей деятельности укрывают неочевидные преступления(1).

Мотивом фальсификации показателей работы, как правило, служат карьеризм, выслуживание перед руководителями, желание не выделяться среди коллег и создать видимость благополучия на вверенном участке работы путем укрытия неочевидных преступлений, регистрации несуществующих преступлений как очевидных. Полагаем, что в подобных случаях лицо явно действует вопреки интересам службы и его личные побуждения являются приоритетными, о чем свидетельствует и судебная практика.

Таким образом: 1) интересы и заинтересованность могут выступать в качестве побудительной силы к деянию человека, т. е. мотива; 2) понятием «иная личная заинтересованность» охватываются все иные, кроме корыстных, побуждения, связанные с получением личной выгоды неимущественного характера; 3) признание ложно понятых интересов службы частным случаем личной заинтересованности недопустимо; 4) ложно (ошибочно) понятые интересы службы не охватываются понятием «иная личная заинтересованность», а могут свидетельствовать либо о наличии неосторожной вины в действиях должностного лица, либо «маскировать» наличие иной личной заинтересованности.

Библиографический список

1. Волженкин Б. В. Служебные преступления : учеб.-практ. пособие / Б. В. Волженкин. — Москва : Юристъ, 2000. 348 с. —(Библиотека следователя).

2. Волков Б. С. Мотив и квалификация преступлений / Б. С. Волков ; под ред. Ф. Н. Фаткуллина. — Казань : Изд-во Казан. ун-та, 1968. — 166 с.

3. Гарипов Т. И. Ложно понятые интересы службы как мотив преступлений против правосудия / Т. И. Гарипов // Вестник Казанского юридического института МВД России. — 2015. — № 1(19). — С. 117—121.

4. Здравомыслов Б. В. Должностные преступления. Понятие и квалификация / Б. В. Здравомыслов. — Москва : Юрид. лит., 1975. — 168 с.

5. Любавина М. А. Квалификация преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 292 и 293 УК РФ : учеб. пособие / М. А. Любавина. — Санкт-Петербург : С.-Петерб. юрид. ин-т (фил.) Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 2010. — 184 с.

6. Макарова И. В. Общая психология : краткий курс лекций / И. В. Макарова. — Москва : Юрайт, 2014. — 182 с.

7. Мешков М. В., Доказывание мотива преступления и проблемы уголовно-правового регулирования / М. В. Мешков, А. Н. Гайфуллин// Мировой судья. — 2015. — № 3. — С. 14—17.

8. Ситковская О. Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий (постатейный) [Электронный ресурс] / О. Д. Ситковская. — Москва : Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 2009.— Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

9. Столяренко Л. Д. Психология / Л. Д. Столяренко, В. Е. Столяренко. — Москва : Юрайт, 2011. — 134 с.

10. Церенов И. А. Понятие «хулиганские побуждения» в истории уголовного законодательства России / И. А. Церенов // Проблемы в российском законодательстве. — 2011. — № 4. — С. 139—141.

11. Уголовное право. Общая часть : учеб. для вузов / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. — 3-е изд., изм. и доп. — Москва : НОРМА, 2001. — 576 с.

12. Уголовное право России. Особенная часть : учебник / под ред. И. Э. Звечаровского. — Москва : НОРМА, 2010. — 976 с.

Статья 285 УК РФ. Злоупотребление должностными полномочиями

1. Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

2. Под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

3. Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

4. Государственные служащие и муниципальные служащие, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям настоящей главы в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями.

5. Утратило силу. — Федеральный закон от 04.05.2011 N 97-ФЗ.

Комментарии к ст. 285 УК РФ

1. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — это предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, посягающие на нормальную деятельность публичного аппарата управления, совершенные служащими (должностными лицами) этого аппарата с использованием служебных полномочий, а также лицами, осуществляющими функции публичного аппарата управления по специальному поручению (полномочию). Это преступления лиц, которые вследствие официально предоставленных им властными структурами полномочий по управлению (в широком смысле этого термина, включающем деятельность законодательную, исполнительно-распорядительную, надзорную и судебную) находятся в особом положении как по отношению к органам, предоставляющим им эти полномочия, так и по отношению к гражданам, подчиненным управлению.

Под государственной службой РФ понимается профессиональная служебная деятельность граждан РФ по обеспечению исполнения полномочий: Российской Федерации; федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов; субъектов РФ; органов государственной власти субъектов РФ, иных государственных органов субъектов РФ; лиц, замещающих должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов; лиц, замещающих должности, устанавливаемые конституциями, уставами, законами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов РФ (ст. 1 Федерального закона от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» ).

Другие публикации:  Талдомский мировой суд 330

СЗ РФ. 2003. N 22. Ст. 2063.

Система государственной службы включает государственную гражданскую службу (федеральную и субъектов РФ), военную службу и правоохранительную службу.

Государственная гражданская служба понимается как профессиональная служебная деятельность граждан на должностях государственной гражданской службы по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов РФ, лиц, замещающих государственные должности РФ и субъектов РФ (ст. 3 Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» ).

СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.

Служба в органах местного самоуправления (муниципальная служба) — профессиональная деятельность граждан, которая осуществляется на постоянной основе на должностях муниципальной службы, замещаемых путем заключения трудового договора (контракта) (ст. 2 Федерального закона от 02.03.2007 N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» ).

СЗ РФ. 2007. N 10. Ст. 1152.

2. Субъектом большинства преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 286, 287, 289, 290, 292, 293 УК) являются должностные лица. Содержание понятия должностного лица применительно к перечисленным статьям раскрыто в примечании 1 к ст. 285 УК.

Закон выделяет две разновидности должностных лиц: 1) лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти; 2) лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

3. В примечании к ст. 318 УК раскрыто содержание понятия представителя власти применительно ко всем случаям его использования в статьях УК. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» разъясняется, что к исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к ст. 318 УК, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными функциями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

Российская газета. 2009. N 207.

Деятельность представителя власти строится на взаимоотношениях с лицами, не находящимися в его служебном подчинении. Многие представители власти вообще не имеют подчиненных им по службе лиц, но обладают властными полномочиями по отношению к широкому, неопределенному кругу граждан.

Представители власти осуществляют функции федеральной государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), государственной власти субъектов РФ, а также властные полномочия органов местного самоуправления.

Законодательную власть реализуют депутаты представительных органов государственной власти соответствующего уровня (Федерации и субъектов РФ). В муниципальных образованиях законодательную власть также осуществляют депутаты представительного органа местного самоуправления, обладающего правом принимать от имени местного населения обязательные решения, действующие на территории муниципального образования, по предметам, отнесенным уставом этого образования к его ведению.

Исполнительную власть представляют Правительство РФ и правительства субъектов РФ, федеральные органы исполнительной власти и их территориальные органы, органы исполнительной власти субъектов РФ, руководители органов местного самоуправления (главы муниципальных образований, местная администрация). Помимо руководящего состава федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов, органов исполнительной власти субъектов РФ и местного самоуправления представителями власти являются оперативные работники различных служб, комитетов, комиссий, инспекций и т.д., действующих как на федеральном, так и на региональном уровне, фактически выполняющие контрольные, надзорные, разрешительные и т.п. функции, в частности, осуществляющие надзор и контроль за исполнением законов, выдачу разрешений на осуществление определенного вида деятельности и (или) конкретных действий юридическим лицам и гражданам, регистрацию документов, объектов и прав, поддержание общественного порядка, финансовый контроль, ведущие борьбу с преступностью, обеспечивающие государственную, радиационную, экологическую, санитарно-эпидемиологическую, пожарную и иную безопасность и т.п.

Судебная власть осуществляется судьями Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ, федеральных судов общей юрисдикции, арбитражных судов всех уровней и мировыми судьями (Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» ).

СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

Технические работники и неоперативный состав, работающий в органах законодательной и исполнительной власти, прокурорско-следственных, судебных, иных контролирующих и надзирающих органах (начальники канцелярий, хозяйственных и юридических отделов, секретари, референты, консультанты и т.п.), не могут признаваться представителями власти, хотя некоторые из них являются должностными лицами, но уже по другому основанию.

4. Имеются достаточные причины считать представителями власти военнослужащих внутренних войск при исполнении возложенных на них обязанностей боевой службы по оказанию содействия органам внутренних дел РФ в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и правового режима чрезвычайного положения, охране важных государственных объектов и специальных грузов, охране исправительных учреждений, конвоировании осужденных и лиц, заключенных под стражу (Федеральный закон от 06.02.1997 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» ); работников ведомственной и вневедомственной охраны (Федеральный закон от 14.04.1999 N 77-ФЗ «О ведомственной охране» ); контролеров исправительных учреждений и следственных изоляторов (Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.01.1986 N 4 «О квалификации преступлений по службе, совершенных контролерами исправительно-трудовых учреждений и следственных изоляторов» ; Закон РФ от 21.07.1993 N 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» ); судебных приставов (Федеральный закон от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» ); представителей военных властей и т.п.

СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711.

СЗ РФ. 1999. N 16. Ст. 1935.

Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. С. 241.

Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1316.

СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590.

Пленум Верховного Суда РФ особо указал, что представителями власти являются военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» ).

БВС РФ. 2000. N 4.

Представителями власти являются руководители, аудиторы и инспекторы Счетной палаты РФ (Федеральный закон от 11.01.95 N 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» ); прокуроры, их помощники, следователи.

СЗ РФ. 1995. N 3. Ст. 167.

5. Представителями власти признаются также лица, выполняющие соответствующие функции временно или по специальному полномочию. В их числе можно назвать присяжных заседателей в судах, различных представителей общественности, официально в соответствии с законодательством привлекаемых к осуществлению властных полномочий по борьбе с преступностью или при выполнении ими различных надзорных функций.

Выполнение функций представителя власти по специальному полномочию, как отметил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10.02.2000 N 6, означает, что данные функции возложены на лицо законом, нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочными на то органом или должностным лицом. Эти функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой.

Специальные полномочия представителя власти предоставлены законом капитанам морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителям геолого разведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главам дипломатических представительств и консульских учреждений, которые в соответствии с ч. 3 ст. 40 УПК РФ выполняют некоторые функции органов дознания.

6. Вторая группа лиц, признаваемых должностными лицами — субъектами преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, характеризуется наличием у них организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций непосредственно в самих государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера (ст. 120 ГК РФ). В данном случае речь идет о бюджетных и автономных учреждениях, созданных государством или органом местного самоуправления. Ими являются государственные и муниципальные учреждения, решающие управленческие задачи, образовательные учреждения, учреждения культуры, науки, здравоохранения, физической культуры и спорта, системы социальной защиты и социального обслуживания населения.

Государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная на основании федерального закона для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций (ст. 7.1 Федерального закона от 12.01.96 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» ).

СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

О Вооруженных Силах РФ см. Федеральный закон от 31.05.96 N 61-ФЗ «Об обороне» .

СЗ РФ. 1996. N 23. Ст. 2750.

Другие войска — это внутренние войска МВД России и войска гражданской обороны. К воинским формированиям согласно п. 6 ст. 1 Федерального закона «Об обороне» относятся инженерно-технические и дорожно-строительные формирования при федеральных органах исполнительной власти. Кроме того, военная служба исполняется в органах Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ, федеральном органе специальной связи и информации, воинских подразделениях Государственной противопожарной службы МЧС России и создаваемых на военное время специальных формированиях.

7. Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19)).

Всякий служащий государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, государственной корпорации, служащий Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований, который имеет в своем служебном подчинении других людей, руководит их деятельностью, направляет и организует их работу (службу), является должностным лицом в связи с наличием у него организационно-распорядительных обязанностей. Соответственно, лица, управляющие и распоряжающиеся имуществом, денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также обладающие полномочиями по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием) — должностные лица, выполняющие административно-хозяйственные функции (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19).

Заключение договора между работниками и администрацией о полной материальной ответственности за сохранность вверенных ценностей само по себе не может служить основанием для признания работника должностным лицом. Для этого необходимо, чтобы наряду с обязанностями по непосредственному хранению имущества материально ответственное лицо выполняло также функции по распоряжению и управлению им .

БВС РФ. 2002. N 2. С. 23.

Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления только за присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК) и служебный подлог (ст. 292 УК).

Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» вообще не содержит понятия должностного лица, подразделяя все должности государственной гражданской службы на четыре категории: руководители; помощники (советники); специалисты; обеспечивающие специалисты. Это обязывает правоприменителя в каждом случае служебного правонарушения устанавливать круг полномочий соответствующего служащего с точки зрения того, можно ли их рассматривать как организационно-распорядительные или административно-хозяйственные.

Другие публикации:  Алименты с военной пенсии куда обращаться

8. Применительно к работникам государственных и муниципальных бюджетных и автономных учреждений, а также государственных корпораций важным критерием для отнесения их к категории должностных лиц как субъектов преступлений по гл. 30 УК является обладание правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, т.е. имеющие организационно-распорядительный характер. Следовательно, должностным лицом необходимо признавать субъекта, который имеет право выдавать от имени государственного или муниципального учреждения, государственной корпорации официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым как-то организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот акт (документ) имеет юридическую силу. Поэтому, в частности, должностным лицом является нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе. Напротив, не могут признаваться должностными лицами специалисты, выдающие документы, влекущие правовые последствия, от своего имени или от имени коммерческой организации, частного учреждения, даже если такое право или поручение им предоставлено законом или государственным органом (например, частные аудиторы, судебные эксперты, лица, производящие экспертизу промышленной безопасности, частные нотариусы, частнопрактикующие врачи, имеющие лицензию на право выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан).

Специалист, работающий в государственном или муниципальном учреждении, государственной корпорации и выполняющий сугубо профессиональные или технические обязанности, не является должностным лицом. Однако если наряду или в связи с осуществлением этих обязанностей на данного работника в установленном порядке возложено исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он несет ответственность как должностное лицо (например, врач за злоупотребление полномочиями, связанными с направлением на госпитализацию, выдачей листков нетрудоспособности, оформлением других документов, участием в работе ВТЭК, призывных комиссий; преподаватель за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии; учитель или воспитатель за нарушение или неисполнение возложенных на него обязанностей по обеспечению порядка и безопасности во время проведения занятий или внеучебных мероприятий).

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным осуждение врача-хирурга за совершение служебных подлогов из корыстных побуждений и неоднократное получение взяток за выдачу фиктивных листков временной нетрудоспособности . По ряду других дел Верховный Суд РФ подтвердил правильность осуждения как должностных лиц за получение взяток преподавателей государственных учебных заведений, которые за вознаграждение ставили зачеты и оценки за экзамены без самой процедуры их приема .

БВС РФ. 1999. N 7. С. 13.

БВС РФ. 1999. N 3. С. 20; 2000. N 2. С. 12; 2001. N 1. С. 12; 2002. N 8. С. 14; N 8. С. 15.

9. Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности или осуществляющее специальные полномочия, может быть признано субъектом преступления против интересов государственной или муниципальной службы лишь при условии, если указанные обязанности или полномочия были возложены на него в установленном законом порядке правомочными на то органами или должностными лицами.

10. Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями включает три обязательных признака: 1) использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; 2) наступление последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; 3) причинную связь между деянием и последствием.

Принято считать, что преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия, когда должностное лицо сознательно не выполняет свои обязанности.

Закон говорит об использовании должностным лицом своих служебных полномочий, поэтому имеется в виду только такое действие (бездействие) должностного лица, которое вытекает из его полномочий и связано с осуществлением прав и обязанностей, которыми оно наделено в силу занимаемой должности и которые закреплены в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях и т.д. .

БВС РФ. 2000. N 8. С. 12, 13.

11. Интересы службы, вопреки которым должностное лицо использует в данном случае свои служебные полномочия, определяются не только потребностями функционирования конкретного государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, государственной корпорации, воинского формирования, но и интересами деятельности публичного аппарата управления в целом. Нарушение субъектом должностных обязанностей по государственной или муниципальной службе либо службе в государственных или муниципальных учреждениях следует считать деянием вопреки интересам службы.

12. Существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных или общественных интересов — это в значительной степени оценочное понятие. В обвинительных документах органов предварительного следствия и суда такая оценка причиненных деянием должностного лица последствий должна быть мотивированна . Прежде всего существенным следует считать нарушение должностным лицом конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 2 Конституции РФ). Физический вред будет считаться существенным нарушением прав гражданина, если он выражается в причинении хотя бы легкого вреда здоровью. Материальные убытки, причиняемые должностным злоупотреблением, могут быть как в виде реального материального ущерба, так и в виде упущенной выгоды.

БВС РФ. 1999. N 1. С. 23.

Существенное нарушение прав и законных интересов организации может быть связано с незаконным вмешательством в ее деятельность, ограничением свободы предпринимательства и иной не запрещенной законом экономической деятельности, повлекшими крупные убытки для организации, ограничением конкуренции и т.п. Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства можно видеть в создании серьезных помех и сбоев в работе государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, подрыве авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению преступлений и т.п.

13. Злоупотребление должностными полномочиями совершается с прямым или косвенным умыслом. В отношении последствий умысел виновного чаще всего бывает неконкретизированным.

14. Обязательным признаком субъективной стороны должностного злоупотребления является мотив, определенный в законе как корыстная или иная личная заинтересованность. Злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц.

Иная личная заинтересованность как мотив злоупотребления должностными полномочиями или служебного подлога может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, месть, зависть, семейственность, желание приукрасить действительность, скрыть свою некомпетентность, уйти от ответственности за допущенные ошибки и недостатки, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

При предъявлении обвинения должен быть конкретно указан соответствующий мотив личного характера, которым руководствовалось должностное лицо, совершая злоупотребление . Ссылка на узковедомственные или ложно понимаемые государственные или общественные интересы не может считаться достаточной для обвинения в должностном злоупотреблении.

БВС РФ. 2002. N 3. С. 18, 19.

15. Частное лицо не может быть исполнителем (а также соисполнителем) преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, однако вполне законным является его привлечение к ответственности за соучастие в этих преступлениях в качестве организатора, подстрекателя или пособника, а также за участие в совершении некоторых из этих преступлений в составе организованной группы (п. «б» ч. 3 ст. 287, п. «а» ч. 5 ст. 290 УК).

16. Квалифицированным видом для ряда преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления является совершение соответствующих деяний лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 2 ст. 287, ч. 3 ст. 290 УК).

Под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов: Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, депутаты, федеральные министры, Генеральный прокурор РФ, Председатель Центрального банка РФ, Председатель Счетной палаты РФ, судьи, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ и др. (примечание 2 к ст. 285 УК; ст. 1 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»; Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 11.01.95 N 32 «О государственных должностях Российской Федерации» ).

СЗ РФ. 1995. N 3. Ст. 173.

Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов: президенты республик, губернаторы или другие главы субъектов Федерации, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации, депутаты представительных органов субъектов Федерации, члены правительства и др. (примечание 3 к ст. 285 УК).

С учетом характера полномочий под понятие «глава органа местного самоуправления» подпадают глава муниципального образования и глава местной администрации.

17. Причинение тяжких последствий является признаком особо квалифицированного злоупотребления должностными полномочиями (ч. 3 ст. 286 УК). При этом необходимо, чтобы имелись все другие объективные и субъективные признаки этого состава преступления (действие или бездействие должностного лица вопреки интересам службы, умысел, корысть или иная личная заинтересованность). Эти тяжкие последствия должны быть связаны с нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. К тяжким последствиям, в частности, рекомендуется относить: крупную аварию; причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одного человека; дезорганизацию работы государственного или муниципального органа, а также учреждения; нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и т.п.

Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, — умышленное преступление. Концепция преступления с двумя формами вины (ст. 27 УК) к данному составу неприменима.

18. Если ответственность за злоупотребление должностными полномочиями предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой (в частности, ст. ст. 136, 140, 149, 159, 160, 169, 170, 188, 256, 258, 260, 282, 294, 299, 305, 315 УК и др.), содеянное подлежит квалификации по статье, предусматривающей данную специальную норму, без совокупности со статьями, где описаны общие составы должностных злоупотреблений (ч. 3 ст. 17 УК).

При совершении должностным лицом с использованием своих полномочий общеуголовных деяний, в составах которых (основном либо квалифицированном) не предусмотрена возможность их совершения должностными лицами (например, ст. ст. 148, 153 УК и др.), требуется квалификация по совокупности преступлений.

19. Противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, совершенные с корыстной целью должностным лицом государственного органа, органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения с использованием своего служебного положения, полностью охватываются ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 160 УК и дополнительной квалификации по ст. 285 УК не требуют.

20. Иностранные должностные лица и должностные лица публичной международной организации, совершившие преступление, предусмотренное статьями гл. 30 УК, несут ответственность по указанным статьям в случаях, предусмотренных международными договорами РФ.