Блог

Судебная практика центрального банка

  • О компании
  • Пресс-центр
  • Карьера
  • Контакты
  • Кабинет клиента
  • ENG
  • РУС
  • FIN
    • Главная
    • Пресс-центр
    • Публикации
    • Судебные споры банков с Центральным банком

    Информация и связи

    Судебные споры банков с Центральным банком

    • Услуга: Антимонопольное законодательство
    • Дата: 29.08.2016

    Большинство дел, связанных с привлечением к ответственности кредитных организаций Банком России, по-прежнему связано с такими нарушениями как непредставление информации, представлении неполной или недостоверной информации Центральному Банку и пр.В данной статье приводится обзор судебной практики по спорам кредитных организаций с Банком России, а также практика в части удовлетворения ходатайств банков о принятии обеспечительных мер судами по делам, связанным с оспариваем предписаний Центрального банка.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 30.12.2015 № Ф03-5897/2015 ПО ДЕЛУ № А59-2349/2015

    Требование:

    О признании незаконным и отмене постановления о привлечении к ответственности за совершение правонарушения в виде административного штрафа.

    Обстоятельства дела:

    Банком России в рамках своей деятельности было выявлено нарушение порядка предоставления сведений, предусмотренного законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

    Банком России по факту выявленного нарушения было вынесено соответствующее предписание кредитной организации об штрафа в размере 10 тысяч рублей.

    Банк обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления о наложении штрафа. При этом банк не оспаривал по существу факт выявленных нарушений, а обратился в арбитражный суд ссылаясь на истечение сроков привлечения к административной ответственности.

    Решение:

    Арбитражный суд первой инстанции, удовлетворяя требования банка, сослался на несоблюдение Банком России процедуры привлечения к административной ответственности, установленной КоАП РФ, а также истечения сроков привлечения к ответственности.

    Однако арбитражный суд апелляционной инстанции, отменил решение суда первой инстанции. В своем постановлении апелляционный суд указал, что оспариваемое предписание вынесено Банком России в пределах, предоставленных ему законом полномочий и в сроки, установленные частью 12 статьи 74 Закона о Банке России. Суд апелляционной инстанции указал, что Законом о Банке России установлены принудительные меры воздействия, которые являются особыми мерами административной ответственности со специальным порядком их применения, отличным от административных процедур. Ключевым моментом порядка применения Банком России мер, предусмотренного банковским законодательством, является его самостоятельный характер по отношению к административным процедурам.

    Таким образом, суд указал, что Банк России в данном случае не обязан был соблюдать процедуры, установленные КоАП.

    Суд кассационной инстанции поддержал доводы апелляции и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 05.11.2015 N 17АП-13214/2015-АК ПО ДЕЛУ № А50-17096/2015

    Требование:

    Коммерческий банк обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к Центральному Банку Российской Федерации о признании незаконным и отмене предписания Банка России в части. Банк оспаривал пункт предписания, согласно которому ему предписывалось досоздать в рамках III категории качества резерв в размере не менее 50% по ссудам 47 заемщиков-физических лиц на ближайшую месячную отчетную дату, следующую за датой направления указанного предписания.

    Одновременно заявитель ходатайствовал о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия данного предписания Банка России в оспариваемой части до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

    Обстоятельства дела:

    Определением Арбитражного суда Пермского края от 29.07.2015 в порядке обеспечения заявленных требований приостановлено действие оспариваемого предписания Центрального Банка Российской Федерации в части оспариваемого пункта до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

    Центральный банк не согласился с принятием обеспечительных мер и направил в суд заявление об отмене указанной выше обеспечительной меры.

    Определением Арбитражного суда Пермского края в удовлетворении заявления Центрального Банка было отказано отказано.

    Не согласившись с данным определением суда первой инстанции Центральный Банк обратился с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции об отказе в отмене обеспечительных мер отменить.

    Решение:

    Семнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения. Суд руководствовался следующими доводами.

    Согласно процессуальным нормам обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

    На практике, учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, которые могут сделать исполнение последующего решения суда невозможным. В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами.

    Суд первой инстанции посчитал, что действие предписания может причинить значительный ущерб заявителю – банку. Суд апелляционной инстанции посчитал, что принятая судом по ходатайству заявителя обеспечительная мера соразмерна заявленному требованию, обеспечивает сохранение существующего положения сторон.

    Суд указал, что принятие обеспечительных мер не повлечет за собой нарушения установленных нормативов и других показателей деятельности кредитной организации, а значит оснований для их отмены нет.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 14.11.2014 № 05АП-12598/2014 ПО ДЕЛУ № А51-19739/2014

    Требование

    О признании незаконными и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

    Обстоятельства дела

    Центральным банком в рамках осуществления своей деятельности было установлено, что кредитной организацией было представлено в уполномоченный банк недостоверные сведения о сделках, подлежащих обязательному контролю в рамках соблюдения законодательство о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

    При формировании соответствующих записей заявителем были указаны инициалы физических лиц вместо сведений о юридических лицах, участвующих в заключении договоров купли-продажи.

    Выявленные нарушения были зафиксированы административным органом в протоколе об административном правонарушении.

    По результатам рассмотрения материалов административного дела административным органом вынесено постановление, согласно которому заявитель привлечен к административной ответственности в виде штрафа.

    Полагая, что постановление и представление Банка России не отвечают требованиям закона и нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления и представления незаконными и их отмене.

    Решение

    Суды изучив представленные сторонами документы и сведения пришли к выводу о законности принятых постановления и представления.

    Арбитражный суд Приморского края пришел к выводу о том, что имеющиеся в материалах дела документы подтверждают факт представления обществом недостоверных сведений о представителе лица, совершающего операцию, по договору купли-продажи.

    Согласно законодательству о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее трех рабочих дней, следующих за днем совершения операции, определенные сведения, необходимые для идентификации представителя физического или юридического лица.

    Согласно нормативным актам Банка России в случае заключения договора между юридическими лицами в целях идентификации такого лица необходимо указывать его наименование. Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу, что указание данных физических лиц привело к предоставлению недостоверной информации.

    Суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с выводами суда первой инстанции и отказали в удовлетворении жалоб.

    О правовом статусе Центрального банка Российской Федерации: тенденции законодательного регулирования и судебной практики (Пастушенко Е.Н., Земцов А.С.)

    Дата размещения статьи: 28.05.2015

    Категории «финансовая деятельность» справедливо уделяется значительное внимание в финансово-правовой науке. Устойчивым обозначением финансовой деятельности в теории финансового права является формулировка «финансовая деятельность государства и муниципальных образований». Вместе с тем Н.И. Химичева подчеркивает, что финансовая деятельность органов государственной власти (выделено нами. — Е.П., А.З.) и местного самоуправления связана с общей направленностью на потребности общества, носит публичный характер, хотя и различается конкретными задачами .
    ———————————
    Химичева Н.И. Финансовая деятельность государства и муниципальных образований, ее понятие и правовые формы // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. С. 89.

    Центральный банк Российской Федерации как главный банк Российской Федерации, регулирующий денежно-кредитные отношения в стране, рассматривается при изложении вопросов компетенции финансово-кредитных органов . Роль Центрального банка Российской Федерации в финансовой деятельности государства является актуальной проблемой науки финансового права .
    ———————————
    Химичева Н.И. Разграничение компетенции органов государственной власти и органов местного самоуправления в области финансовой деятельности // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. С. 122 — 125.
    См.: Химичева Н.И., Покачалова Е.В. Финансовое право / Отв. ред. Н.И. Химичева. М.: Норма, 2005. С. 390 (автор главы, посвященной правовым основам денежного обращения и расчетов, — Е.В. Покачалова); Рыбакова С.В. Правовое регулирование участия кредитных организаций в финансовой деятельности государства (опыт современной России): Монография / Под ред. Н.И. Химичевой; Федеральное агентство по образованию, ГОУ ВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. С. 146 — 174; Давиденко Д.В. Экономические нормативы как метод банковского регулирования (финансово-правовой аспект) / Под ред. Е.В. Покачаловой. Саратов: ИЦ «Наука», 2008. С. 21 — 34; Быстрова Е.Ф. Правовые основы деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации в области банковского надзора: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2007 и др.

    По-прежнему остается дискуссионным вопрос о том, является ли Центральный банк Российской Федерации органом государственной власти . С одной стороны, в законодательных актах последних лет Центральный банк Российской Федерации позиционируется обособленно от других субъектов права, а с другой стороны, не отличается единообразием судебная практика арбитражных судов по рассмотрению заявлений территориальных учреждений Банка России об обжаловании действий управлений внутренних дел субъекта Российской Федерации об отказе в предоставлении льготы освобождения от уплаты государственной пошлины за совершение юридически значимых действий (регистрации транспортных средств) как орган государственной власти.
    ———————————
    См.: Бородина Н.М. Правовое регулирование деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2000; Красиков Д.А. Правовые проблемы формирования и функционирования банковской системы Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2001; Тимакова Т.Г. Финансово-правовые проблемы регулирования Центральным банком Российской Федерации внутригосударственных безналичных расчетов: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2003; Неверова Н.В. К вопросу о правосубъектности Банка России как государственного органа // Ученый, Наставник, Личность. / Под ред. Е.В. Покачаловой; ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия». Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2013. С. 188 — 198 и др.

    По указанной категории судебных споров арбитражные суды стали занимать позицию о непредоставлении налоговой льготы Центральному банку Российской Федерации, не признавая его органом государственной власти, хотя ранее по спорам об уплате Центральным банком Российской Федерации земельного налога арбитражные суды делали вывод об освобождении Банка России от уплаты земельного налога как органа государственной власти. Например, указанную позицию заняла кассационная инстанция — Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа , при этом суды первой и апелляционной инстанций подтвердили право Банка России на льготу как федерального органа государственной власти.
    ———————————
    Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 января 2013 г. по делу N А78-5190/2012 // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф» (дата обращения: 26.05.2013).

    Согласно правовой позиции, выраженной в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. N 268-О , от 15 января 2003 г. N 45-О , Банк России является публичным юридическим лицом, а полномочия Банка России, предусмотренные положениями ч. 1 и 2 ст. 75 Конституции Российской Федерации, по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, так как их реализация предполагает применение мер государственного принуждения, т.е. Банк России определен в качестве органа, выступающего от имени государства и наделенного определенными властными полномочиями. Нормотворческие полномочия Банка России предполагают его исключительные права и обязанности по установлению обязательных для органов государственной власти, всех юридических и физических лиц правил поведения по вопросам, отнесенным к его компетенции и требующим правового регулирования.
    ———————————
    Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. N 268-О «По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части третьей статьи 75 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. N 2.
    Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2003 г. N 45-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности статей 12 и 30 Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 3.

    Указанное, по мнению Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, свидетельствует о том, что Банк России обладает особым конституционно-правовым статусом. Вместе с тем, как отмечает кассационная инстанция, перечисленные обстоятельства не свидетельствует о том, что Банк России имеет статус федерального органа государственной власти. Из подп. 4 п. 1 ст. 333.35 Налогового кодекса Российской Федерации не следует, что льготы по уплате государственной пошлины предоставляются лицам, осуществляющим определенные функции, относящиеся по своей правовой природе к функциям органов государственной власти. Возможность применения налогового законодательства по аналогии не предусмотрена Налоговым кодексом Российской Федерации.
    Следует обратить внимание на то обстоятельство, что ранее также по налоговому спору (по земельному налогу) Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа признавал Центральный банк Российской Федерации субъектом права на льготу по земельному налогу как органом государственной власти . Аналогичные выводы относительно статуса Центрального банка Российской Федерации содержатся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2002 г. N 5697/01 и были сделаны Федеральным арбитражным судом Московского округа в Постановлении от 19 февраля 2001 г. N КА-А41/403-01 , Федеральным арбитражным судом Центрального округа в Постановлении от 27 ноября 2003 г. N А48-2046/03-13 .
    ———————————
    Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29 сентября 2005 г. N А58-6398/04-Ф02-4773/05-С1 // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф» (дата обращения: 26.05.2013).
    Письмо МНС России от 9 августа 2002 г. N ШС-6-14/1212 «О Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2002 N 5697/01» (вместе с Постановлением Президиума ВАС РФ от 19.04.2002 N 5697/01) // Документ опубликован не был. [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф» (дата обращения: 26.05.2013).
    Документ опубликован не был // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф» (дата обращения: 26.05.2013).
    Документ опубликован не был // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф» (дата обращения: 26.05.2013).

    Изучение судебной практики весьма важно для выводов о правовом статусе Центрального банка Российской Федерации. Именно это рекомендует Министерство финансов Российской Федерации в письме от 16 мая 2013 г. N 03-05-04-03/17215 . Предметом рассмотрения Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России был вопрос об освобождении от уплаты государственной пошлины Центрального банка Российской Федерации за выдачу разрешений на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, а также при совершении иных юридически значимых действий, установленных главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно подп. 4 п. 1 ст. 333.35 главы 25.3 НК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления при их обращении за совершением юридически значимых действий, установленных главой 25.3 НК РФ, за исключением случаев, предусмотренных подп. 124 п. 1 ст. 333.33 НК РФ.
    ———————————
    Документ опубликован не был // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияФинансист. Финансовые и кадровые консультации» (дата обращения: 12.06.2013).

    В указанном документе Минфина России приводится ряд судебных постановлений (в частности, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20 октября 2011 г. по делу N А28-4522/2011, Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2012 г. N 09АП-33251/2012-АК, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30 января 2013 г. N А78-5190/2012 и Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 марта 2013 г. по делу N А40-80160/12-154-740), в которых отмечается, что положение пп. 4 п. 1 ст. 333.35 НК РФ на Банк России и его территориальные учреждения не распространяется, поскольку Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. N 268-О свидетельствует о том, что Банк России обладает особым конституционно-правовым статусом, но данное обстоятельство не свидетельствует о том, что Банк России имеет статус органа государственной власти, так как действующее законодательство не содержит прямого указания о наделении Банка России статусом государственного органа.
    Приведенная судебная практика свидетельствует о том, что Центральный банк Российской Федерации имеет уникальный правовой статус. Подтверждением этому является подход законодателя, когда Центральный банк Российской Федерации указывается как единичный субъект индивидуальной группы участников правоотношений.
    Так, Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» , вступившим в силу с 1 января 2013 г., Центральный банк Российской Федерации в подп. 3 ч. 1 ст. 2 указанного Закона заявлен как особый субъект права, отличный по статусу от государственных органов, обозначенных в подп. 2 ч. 1 ст. 2 указанного Закона. Между тем Центральный банк Российской Федерации назван органом государственного регулирования бухгалтерского учета наряду с уполномоченным федеральным органом (ст. 22 Федерального закона «О бухгалтерском учете»), каковым признается федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации осуществлять функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (п. 2 ст. 3 Федерального закона «О бухгалтерском учете»). Изложенный подход правотворчества позволяет сделать вывод о том, что Центральный банк Российской Федерации рассматривается как особый субъект в государственном аппарате.
    ———————————
    СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7344.

    В Федеральном законе от 3 декабря 2012 г. N 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» служащие Центрального банка Российской Федерации выделены в отдельную классификационную группу публично-правовых субъектов, за расходами которых устанавливается контроль. Изложенный подход законодателя наблюдается и в другом федеральном законе антикоррупционной направленности — Федеральном законе от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» . Законодатель не относит Центральный банк Российской Федерации к государственным органам, а позиционирует его отдельно как особый вид субъектов заявленных правоотношений.
    ———————————
    СЗ РФ. 2012. N 50 (часть 4). Ст. 6953.
    СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2306.

    В указанном аспекте представляет интерес подход законодателя, закрепленный в Федеральном законе от 5 апреля 2013 г. N 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» . При определении области действия контрольных полномочий Счетной палаты, объектов аудита (контроля) Центральный банк Российской Федерации не отнесен к федеральным государственным органам.
    ———————————
    СЗ РФ. 2013. N 14. Ст. 1649.

    Можно заметить, что прослеживается устойчивая тенденция законодательного закрепления уникальности публично-правового статуса Центрального банка Российской Федерации, когда в норме права Центральный банк Российской Федерации обозначается как единичный субъект индивидуальной группы. Развитие указанной тенденции наблюдается в Федеральном законе от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» , в котором часть первая и часть третья статьи 9 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» изложены в новой редакции. Ее системный анализ позволяет сделать вывод, что законодатель не относит Центральный банк Российской Федерации ни к органам государственной власти Российской Федерации, ни к иным организациям, созданным Российской Федерацией на основании федеральных законов.
    ———————————
    СЗ РФ. 2013. N 26. Ст. 3207.

    Принципиальное значение для анализа финансово-правового статуса Центрального банка Российской Федерации имеет Федеральный закон от 23 июля 2013 г. N 251-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков» . Характерной чертой указанного Федерального закона является замена терминов «государственное регулирование» и «государственный контроль» на «регулирование» и «надзор» применительно к деятельности Центрального банка Российской Федерации, а также включение Центрального банка Российской Федерации обособленной группой наряду с органами государственной власти в число субъектов правоотношений. Данный подход законодателя отражает обозначенную тенденцию позиционирования Центрального банка Российской Федерации как индивидуального субъекта обособленной группы участников финансово-правовых отношений, не включаемого в состав органов государственной власти.
    ———————————
    СЗ РФ. N 30 (часть I). Ст. 4084.

    Федеральный закон от 23 июля 2013 г. N 251-ФЗ укрепляет позиции Центрального банка Российской Федерации в праве на налоговые льготы по освобождению от уплаты государственной пошлины при совершении юридически значимых действий. Подпункт 5 п. 1 ст. 333.35 Налогового кодекса Российской Федерации изложен в новой редакции, закрепляющей положение о том, что от уплаты государственной пошлины освобождается Центральный банк Российской Федерации — при обращении за совершением установленных настоящей главой юридически значимых действий в связи с выполнением им функций, возложенных на него законодательством Российской Федерации. Данная законодательная новелла разрешает возникшую в судебной практике коллизию относительно того, пользуется ли Центральный банк Российской Федерации правом на освобождение от уплаты государственной пошлины при регистрации транспортных средств как орган государственной власти. Обновленная норма налогового законодательства уже не требует выяснения вопроса о том, является ли Центральный банк Российской Федерации органом государственной власти в целях применения налоговой льготы, поскольку в субъектном составе Центральный банк Российской Федерации поименован индивидуально как субъект обособленной группы участников финансово-правовых отношений.
    Выявленные тенденции развития правотворчества и правоприменительной практики о финансово-правовом статусе Центрального банка Российской Федерации подтверждают востребованность исследования доктрины юридических лиц публичного права. А.В. Турбанов справедливо полагает, что можно лишь сожалеть, что понятие юридического лица публичного права пока не нашло закрепления в российском законодательстве .
    ———————————
    Турбанов А.В. Гражданско-правовые и публично-правовые подходы к регулированию финансовой и банковской деятельности // Соотношение публичного и частного в правовом регулировании финансовых и смежных экономических отношений. Материалы международной научно-практической конференции. М.: РАП, 2012. С. 25.

    На сайте Банка России содержится информация о том, что ключевым элементом правового статуса Банка России является принцип независимости, который проявляется прежде всего в том, что Банк России выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительным правом денежной эмиссии и организации денежного обращения: Банк России не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения .
    ———————————
    URL: htpp://www.cbr.ru/today/ ?Prtid=bankstatus (дата обращения: 24.02.2012, 14.10.2013).

    Таким образом, учитывая выявленные особенности публично-правового статуса Центрального банка Российской Федерации, а также устойчивую тенденцию законодательного закрепления статуса Центрального банка Российской Федерации как единичного субъекта индивидуальной группы, формирующуюся тенденцию судебной практики непризнания Центрального банка Российской Федерации органом государственной власти в налогово-правовых спорах, представляется обоснованным определять финансово-правовой статус Центрального банка Российской Федерации исходя из концепции юридических лиц публичного права как публично-правового субъекта, не являющегося органом государственной власти, но обладающего государственно-властными полномочиями.

    1. Бородина Н.М. Правовое регулирование деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
    2. Быстрова Е.Ф. Правовые основы деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации в области банковского надзора: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2007.
    3. Давиденко Д.В. Экономические нормативы как метод банковского регулирования (финансово-правовой аспект) / Под ред. Е.В. Покачаловой. Саратов: ИЦ «Наука», 2008.
    4. Красиков Д.А. Правовые проблемы формирования и функционирования банковской системы Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
    5. Неверова Н.В. К вопросу о правосубъектности Банка России как государственного органа // Ученый, Наставник, Личность. / Под ред. Е.В. Покачаловой; ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия». Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2013.
    6. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. N 268-О «По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части третьей статьи 75 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. N 2.
    7. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2003 г. N 45-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности статей 12 и 30 Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 3.
    8. Письмо МНС России от 9 августа 2002 г. N ШС-6-14/1212 «О Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2002 г. N 5697/01» (вместе с Постановлением Президиума ВАС РФ от 19.04.2002 N 5697/01) // Документ опубликован не был [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф».
    9. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 января 2013 г. по делу N А78-5190/2012 // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф».
    10. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29 сентября 2005 г. N А58-6398/04-Ф02-4773/05-С1 // [Электр. ресурс] Справочная правовая система «КонсультантПлюс: ВерсияПроф».
    11. Рыбакова С.В. Правовое регулирование участия кредитных организаций в финансовой деятельности государства (опыт современной России): Монография / Под ред. Н.И. Химичевой; Федеральное агентство по образованию, ГОУ ВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009.
    12. Тимакова Т.Г. Финансово-правовые проблемы регулирования Центральным банком Российской Федерации внутригосударственных безналичных расчетов: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2003.
    13. Турбанов А.В. Гражданско-правовые и публично-правовые подходы к регулированию финансовой и банковской деятельности // Соотношение публичного и частного в правовом регулировании финансовых и смежных экономических отношений. Материалы международной научно-практической конференции. М.: РАП, 2012.
    14. Химичева Н.И. Разграничение компетенции органов государственной власти и органов местного самоуправления в области финансовой деятельности // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012.
    15. Химичева Н.И. Финансовая деятельность государства и муниципальных образований, ее понятие и правовые формы // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012.
    16. Химичева Н.И., Покачалова Е.В. Финансовое право / Отв. ред. Н.И. Химичева. М.: Норма, 2005.

    Дело NГКПИ06-729.

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    от 6 июля 2006 г. N ГКПИ06-729

    Именем Российской Федерации

    Верховный Суд Российской Федерации в составе:

    судьи Верховного Суда

    Российской Федерации Зайцева В.Ю.,

    при секретаре Степанищеве А.В.,

    с участием прокурора Воскобойниковой Е.Л.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Акционерного коммерческого банка «Русский банк имущественной опеки» о признании частично недействующим пункта 2.1.5 Положения о методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций, утвержденного Центральным банком Российской Федерации 10 февраля 2003 г. N 215-П,

    абзацем первым пункта 2.1.5 Положения о методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций, утвержденного Центральным банком Российской Федерации 10 февраля 2003 г. N 215-П (далее — Положение), зарегистрированного 17 марта 2003 г. N 4269 в Министерстве юстиции Российской Федерации, предусмотрено, что в состав источников собственных средств, принимаемых в расчет основного капитала кредитной организации, включаются фонды кредитной организации (резервный фонд, а также иные фонды), образованные в соответствии с требованиями федеральных законов и нормативных актов Банка России в порядке, установленном учредительными документами кредитной организации, сформированные по решению общего собрания акционеров (участников) в соответствии с Федеральными законами «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» за счет прибыли предшествующих лет, остающейся в распоряжении кредитной организации, использование которых не уменьшает величины имущества кредитной организации. В расчет основного капитала указанные фонды включаются на основании данных годового бухгалтерского отчета кредитной организации, подтвержденного аудиторской организацией.

    Акционерный коммерческий банк «Русский банк имущественной опеки» (далее — АКБ «Русский банк имущественной опеки») обратился в суд с заявлением о признании недействующим первого предложения приведенного предписания Положения в части слов «за счет прибыли предшествующих лет, остающейся в распоряжении кредитной организации».

    В заявлении указано, что Положение в оспариваемой части противоречит нормам Федеральных законов «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», » О банках и банковской деятельности», «О бухгалтерском учете» , а также Гражданского кодекса Российской Федерации.

    В судебном заседании представители АКБ «Русский банк имущественной опеки» Юдина Е.М. и Богомолов А.А. поддержали заявленное требование и пояснили, что Положение устанавливает запрет на включение в расчет собственных средств кредитной организации части фондов, находящихся в собственности кредитной организации и сформированных не из ее прибыли. В связи с этим АКБ «Русский банк имущественной опеки» вынужден исключить из расчета капитала сумму резервного фонда, сформированного за счет вкладов акционеров в резервный фонд. Уменьшение показателя величины собственных средств при неизменных размерах собственного имущества привело к ограничению возможностей осуществления заявителем банковской деятельности, вынудило пересмотреть свои обязательства перед заемщиками — представителями реального сектора экономики, что отрицательно сказалось на их хозяйственной деятельности, а также привело к снижению прибыли банка.

    Представители Центрального банка Российской Федерации Пауничев А.Е., Тимербаева С.М., Петрова Г.В. и Крутова Е.М., представитель Министерства юстиции Российской Федерации Гончаренко Е.П. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что оспариваемое предписание Положения не противоречит действующему законодательству Российской Федерации и не нарушает права и законные интересы заявителя.

    Выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей отказать заявителю в удовлетворении его требования, суд находит заявление АКБ «Русский банк имущественной опеки» не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

    Согласно статье 4 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее — Закон) одной из функций Банка России является осуществление надзора за деятельностью кредитных организаций и банковских групп.

    Как указано в статье 56 Закона, Банк России является органом банковского регулирования и банковского надзора. Банк России осуществляет постоянный надзор за соблюдением кредитными организациями и банковскими группами банковского законодательства, нормативных актов Банка России, установленных ими обязательных нормативов.

    Главными целями банковского регулирования и банковского надзора являются поддержание стабильности банковской системы Российской Федерации и защита интересов вкладчиков и кредиторов.

    В силу статьи 7 Закона Банк России по вопросам, отнесенным к его компетенции данным Федеральным законом и другими федеральными законами, издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц.

    Из преамбулы оспариваемого Положения следует, что оно разработано в соответствии со статьей 72 Закона.

    Частью первой данной статьи Закона предусмотрено, что Банк России устанавливает методики определения собственных средств (капитала) кредитной организации, активов, пассивов и размеров риска по активам для каждого норматива с учетом международных стандартов и консультаций с кредитными организациями, банковскими ассоциациями и союзами.

    Следовательно, принимая Положение , устанавливающее методику определения собственных средств (капитала) кредитных организаций, Банк России действовал в пределах предоставленной ему законом компетенции.

    Доводы АКБ «Русский банк имущественной опеки» о противоречии Положения в оспариваемой части действующему законодательству Российской Федерации не могут быть признаны обоснованными.

    Так, суд не может согласиться с доводом заявителя о том, что в нарушение Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129- ФЗ «О бухгалтерском учете» в оспариваемом Положении Банк России установил правила бухгалтерского учета и отчетности, нарушающие единообразие ведения учета имущества, не позволяющие выявить внутрихозяйственные резервы обеспечения финансовой устойчивости кредитных организаций , а также нарушил принцип сопоставимости информации.

    В силу статей 4 и 57 Закона и статьи 40 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности » обязательные для кредитных организаций правила бухгалтерского учета и отчетности устанавливаются Банком России.

    Нормативным актом Банка России, устанавливающим правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях , является Положение Банка России от 5 декабря 2002 г. N 205-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях , расположенных на территории Российской Федерации».

    Общие правила составления и представления кредитными организациями бухгалтерской отчетности предусмотрены Указанием Банка России от 16 января 2004 г. N 1375-У «О правилах составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации».

    Таким образом, оспариваемое Положение не устанавливает правила бухгалтерского учета и отчетности кредитных организаций.

    Несостоятелен также довод заявления о противоречии Положения в оспариваемой части пункту 3 статьи 13 Федерального закона «О бухгалтерском учете».

    Данная норма закрепляет, что формы бухгалтерской отчетности организаций, а также инструкции о порядке их заполнения утверждаются Министерством финансов Российской Федерации. Другие органы, осуществляющие регулирование бухгалтерского учета, утверждают в пределах своей компетенции формы бухгалтерской отчетности банков, страховых и других организаций и инструкции о порядке их заполнения, не противоречащие нормативным актам Министерства финансов Российской Федерации.

    По мнению заявителя, с учетом приведенной нормы закона, Положение противоречит Приказу Министерства финансов Российской Федерации от 22 июля 2003 г. N 67н «О формах бухгалтерской отчетности организаций», который предусматривает включение в расчет капитала резервного фонда без каких-либо исключений ( форма отчетности N 3).

    Между тем из преамбулы данного Приказа следует, что на кредитные организации он не распространяется. В связи с этим оспариваемое предписание Положения пункту 3 статьи 13 Федерального закона «О бухгалтерском учете» не противоречит.

    Более того, и задачи (цели) принятия названного Приказа и Положения различны. Если Приказ принят для выполнения задач бухгалтерского учета, сформулированных в статье 1 Федерального закона «О бухгалтерском учете», то оспариваемое Положение принято в целях поддержания стабильности банковской системы Российской Федерации и защиты интересов вкладчиков и кредиторов ( статья 56 Закона). Из этого следует, что расчет собственных средств (капитала) для целей бухгалтерского учета и банковского надзора может быть различен.

    В связи с изложенным суд не может согласиться и с доводом заявителя о несоответствии Положения в оспариваемой части Международным стандартам финансовой отчетности, поскольку указанные стандарты приняты не в целях осуществления надзора за деятельностью кредитных организаций.

    Оспариваемое предписание Положения согласуется с принципом 6 Основных принципов эффективного банковского надзора, выпущенных Базельским комитетом по банковскому надзору в сентябре 1997 г. и одобренных международным финансовым сообществом на ежегодном совещании Международного валютного фонда и Всемирного банка в Гонконге в октябре 1997 г.

    Названный принцип предусматривает, что органы банковского надзора должны устанавливать минимальные требования достаточности капитала для банков, отражающие принимаемые банком риски, и должны определять компоненты капитала, имея в виду при этом его способность абсорбировать потери.

    При таких обстоятельствах суд полагает, что Положение в оспариваемой части принято с учетом международных стандартов, поскольку Российская Федерация является членом Международного валютного фонда, который одобрил Основные принципы эффективного банковского надзора Базельского комитета в качестве стандарта при оценке качества банковского надзора в рамках оценки уровня развития финансового сектора страны.

    Из имеющихся в материалах дела копий писем Ассоциации российских банков от 5 февраля 2003 г. и Ассоциации региональных банков России от 20 января 2003 г. видно, что проект Положения направлялся в указанные ассоциации, которые довели его до сведения кредитных организаций и обобщили их предложения по данному документу. При этом замечаний по пункту 2.1.5 проекта Положения не было высказано.

    Следовательно, требования статьи 72 Закона о необходимости установления методики определения собственных средств (капитала) кредитных организаций с учетом консультаций с кредитными организациями, банковскими ассоциациями и союзами Банком России соблюдены.

    Неосновательны также доводы АКБ «Русский банк имущественной опеки» о несоответствии Положения нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующим право собственности, поскольку оспариваемое предписание не содержит запрета на использование кредитной организацией резервного фонда, средства которого используются в соответствии с внутренними документами кредитной организации и находятся в обороте. Размер собственных средств (капитала) кредитной организации, определенный в соответствии с Положением , учитывается в рублях по их номинальной стоимости.

    Нельзя согласиться и с утверждением заявителя о том, что в нарушение статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации Положение распространяется на правоотношения, возникшие ранее, так как Положение не содержит требований к оценке собственных средств (капитала) кредитной организации по методике, изложенной в данном нормативном правовом акте, за период, предшествующий его вступлению в силу.

    Согласно части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

    Руководствуясь ст. ст. 194 — 199 , 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

    Акционерному коммерческому банку «Русский банк имущественной опеки» в удовлетворении заявления отказать.

    Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

    Другие публикации:  Ф об осаго