Блог

Приказ об увольнении по ст278

Определение Московского городского суда от 26 сентября 2011 г. N 4г/2-7788/11 (ключевые темы: увольнение — Федеральное агентство по рыболовству — руководитель организации — восстановление на работе — незаконный приказ)

Определение Московского городского суда от 26 сентября 2011 г. N 4г/2-7788/11

Судья Московского городского суда Князев А.А.,

рассмотрев надзорную жалобу истца М.О.М., поступившую в суд надзорной инстанции 26 августа 2011 года, на решение Мещанского районного суда города Москвы от 05 октября 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 мая 2011 года по гражданскому делу по иску М.О.М. к Федеральному агентству по рыболовству, ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» о признании незаконными приказов о прекращении трудового договора и внесении изменения в приказ о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

М.О.М. обратился в суд с иском к Федеральному агентству по рыболовству, ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» о признании незаконными приказов о прекращении трудового договора и внесении изменения в приказ о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчиков.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 5 октября 2010 года в удовлетворении заявленных М.О.М. исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 мая 2011 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе истец М.О.М. ставит вопрос об отмене решения суда и определения судебной коллегии, считая их незаконными и необоснованными.

Изучив надзорную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует, что в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 27 августа 2005 года ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» находится в ведении Федерального агентства по рыболовству; на основании протокола конкурсной комиссии от 12 марта 2009 года Федеральным агентством по рыболовству с М.О.М. заключен трудовой договор, по условиям которого М.О.М. был назначен на должность генерального директора ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» с 16 марта 2009 года сроком на три года; согласно протоколу от 06 мая 2010 года на заседании Комиссии по проведению аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий при рассмотрении предложения руководителя Федерального агентства по рыболовству о прекращении трудовых отношений с М.О.М. было принято единогласное решение одобрить указанное предложение о расторжении договора с генеральным директором ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» по п. 2 ст. 278 ТК РФ; приказом Федерального агентства по рыболовству от 6 мая 2010 года М.О.М. уволен с занимаемой должности генерального директора ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ с выплатой компенсации в размере трех месячных должностных окладов; с данным приказом М.О.М. ознакомлен; 07 мая 2010 года ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» на основании приказа Федерального агентства по рыболовству издан приказ об увольнении М.О.М. по п. 2 ст. 278 ТК РФ с выплатой ему компенсации в соответствии со ст. 279 ТК РФ в размере трех месячных должностных окладов; приказом Федерального агентства по рыболовству от 08 сентября 2010 года в приказ от 06 мая 2010 года внесены изменения в части касающейся выплаты М.О.М. компенсации в соответствии со ст. 279 ТК РФ, и выплате ему компенсации в размере трехкратного среднего месячного заработка; М.О.М. была выплачена компенсация в размере трех должностных окладов, а затем доначислена компенсация из расчета трехкратного среднего месячного заработка.

Рассматривая настоящее дело, суд, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных М.О.М. исковых требований, поскольку установил, что в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в том числе в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора; решение о прекращении трудового договора по указанному основанию в отношении руководителя унитарного предприятия принимается уполномоченным собственником унитарного предприятия органом в порядке, установленном Правительством Российской Федерации; согласно п. 5.1 Устава ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» предприятие возглавляет генеральный директор, назначаемый на эту должность Федеральным агентством по рыболовству; согласно постановлению Правительства РФ N 234 от 16 марта 2000 года «О порядке заключения трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий» решение о расторжении трудового договора с руководителем унитарного предприятия в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ принимается после предварительного одобрения его аттестационной комиссией; поскольку на заседании Комиссии по проведению аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий от 06 мая 2010 года предложение руководителя Федерального агентства по рыболовству о расторжении трудового договора с М.О.М. в качестве генерального директора ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» одобрено единогласно, постольку порядок увольнения М.О.М. соблюден; законные основания для увольнения М.О.М. имелись; в п. 4.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального Закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» от 15 марта 2005 года N 3-П разъяснено, что при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица, в том числе совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица или органа (далее — собственника) не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора; федеральный законодатель, не возлагая на собственника, в исключение из общих правил расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, обязанность указывать мотивы увольнения руководителя организации по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности, поскольку исходит из того, что увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя; введение рассматриваемого основания для расторжения трудового договора с руководителем организации обусловлено возможностью возникновения таких обстоятельств, которые для реализации и защиты прав и законных интересов собственника вызывают необходимость прекращения трудового договора с руководителем организации, но не подпадают под конкретные основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя, предусмотренные действующим законодательством; следовательно, закрепление в п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации правомочия собственника расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, который осуществляет управление его имуществом, не обосновывая при этом необходимость принятия такого решения, направлено на реализацию и защиту прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе определять способы управления им единолично или совместно с другими лицами, свободно использовать свое имущество для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, т.е. установлено законодателем в конституционно значимых целях; тем самым, расторжение трудового договора с руководителем унитар
ного предприятия по инициативе собственника имущества означенного предприятия по основаниям, предусмотренным положениями п. 2 ст. 278 ТК РФ является именно правом означенного собственника; предусмотренные трудовым законодательством гарантии М.О.М. как руководителю организации в случае прекращения трудового договора по п. 2 ст. 278 ТК РФ соблюдены; то обстоятельство, что при увольнении М.О.М. компенсация была первоначально начислена ему не в полном размере, существенного правового значения в настоящем случае не имеет, поскольку выплата компенсации в меньшем размере, чем предусмотрено законом, сама по себе не свидетельствует о незаконности увольнения, а работодателем впоследствии компенсация в предусмотренном Трудовым кодексом РФ размере доначислена, в связи с чем права и законные интересы М.О.М. со стороны работодателя в полной мере гарантированы; тем самым, законных оснований для удовлетворения исковых требований М.О.М. не имеется.

Данные выводы суда являются правильными, в решении судом мотивированы и в надзорной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии из представленных документов по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Доводы надзорной жалобы направлены на иную, отличную от суда первой инстанции, оценку собранных по делу доказательств, правом на которую суд надзорной инстанции не наделен, а равно требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

При таких данных, вышеуказанные решение суда и определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов надзорной жалобы истца М.О.М. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены или изменения означенных судебных постановлений в настоящем случае отсутствуют.

Другие публикации:  Налог на прибыль учет амортизируемого имущества

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 381 , 383 ГПК РФ, определил:

в передаче надзорной жалобы истца М.О.М. на решение Мещанского районного суда города Москвы от 05 октября 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 мая 2011 года по гражданскому делу по иску М.О.М. к Федеральному агентству по рыболовству, ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» о признании незаконными приказов о прекращении трудового договора и внесении изменения в приказ о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда — для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда — отказать.

Как правильно оформить увольнение генерального директора по решению учредителей?

Решением общего собрания учредителей от 22.05.2017 были прекращены полномочия генерального директора и назначен на должность новый. Приказ об увольнении был издан 01.06.2017. Как правильно оформить увольнение генерального директора? Какая запись делается в трудовой книжке?

В пункте 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ установлена возможность прекращения трудового договора с руководителем организации по решению:

1) уполномоченного органа юридического лица;

2) собственника имущества организации;

3) уполномоченного собственником лица (органа).

После принятия решения о прекращении полномочий генерального директора необходимо издать приказ об увольнении (ч. 1 ст. 84.1 ТК РФ). Приказ должен издаваться на основании решения общего собрания учредителей. Поэтому в приказе следует указывать основание для прекращения трудового договора – соответствующую статью ТК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса РФ) и решение уполномоченного органа юридического лица.

Последним рабочим днем будет дата принятия решения или другая дата, указанная в самом решении.

Работника необходимо ознакомить с приказом под подпись. Если работник отказывается ознакомиться с приказом под подпись или имеют место другие обстоятельства, препятствующие
доведению приказа до сведения работника, об этом делается соответствующая запись в приказе (ч. 2 ст. 84.1 ТК РФ). Помимо приказа составляется записка-расчет.

Затем необходимо внести в трудовую книжку записи об увольнении на указанном основании (ч. 4 ст. 66 ТК РФ, п. 4 Правил ведения и хранения трудовых книжек, п. 5.5 инструкции по заполнению трудовых книжек (утв. Постановлением Минтруда РФ от 10.10.2003 № 69).

Далее в личной карточке работника делается запись, аналогичная записи в трудовой книжке. При получении трудовой книжки работник должен расписаться в личной карточке. Его подпись будет являться подтверждением того, что работник ознакомлен с внесенной в нее записью (абз. 1 п. 12 абз. 3 п. 41 Правил ведения и хранения трудовых книжек).

Необходимо отметить, что согласно ст. 279 ТК РФ в случае прекращения трудового договора с руководителем организации по п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже 3-кратного среднего месячного заработка, за исключением случаев, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Прекращение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ без выплаты указанной компенсации является нарушением порядка увольнения работника и несет риск судебных разбирательств. С работодателя в судебном порядке могут взыскать сумму невыплаченной руководителю компенсации, проценты за нарушение срока ее выплаты, а также удовлетворить требование уволенного лица о компенсации морального вреда (абз. 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015 № 21).

В соответствии с ч. 1 ст. 140 ТК РФ все причитающиеся увольняемому руководителю организации суммы, включая предусмотренную ст. 279 ТК РФ компенсацию, должны быть выплачены в день прекращения трудового договора (в день увольнения). Если в этот день он не работал, соответствующие суммы выплачиваются не позднее дня, следующего после предъявления уволенным лицом требования о расчете.

Также в обязательном порядке при увольнении работнику необходимо выдать:

1. Справку о сумме заработка за 2 календарных года, предшествующих году прекращения работы, и текущий календарный год, на которую были начислены страховые взносы в ФСС РФ в соответствии с Законом № 212-ФЗ (за период по 31 декабря 2016 года включительно) и (или) в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах (начиная с 1 января 2017 года), и о количестве календарных дней, приходящихся в указанном периоде на периоды временной нетрудоспособности, отпуска по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком, период освобождения работника от работы с полным или частичным сохранением заработной платы в соответствии с законодательством Российской Федерации, если на сохраняемую заработную плату за этот период указанные страховые взносы не начислялись (п. 3 ч. 2 ст. 4.1 Закона № 255-ФЗ).

2. Документы, содержащие сведения, предусмотренные пп. 2-2.3 ст. 11 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон № 27-ФЗ) (абз. 2 п. 4 ст. 11 Закона № 27-ФЗ), а именно:

  • сведения о страховом стаже застрахованного лица (п. 2 ст. 11 Закона № 27-ФЗ);
  • сведения из реестра застрахованных лиц (п. 2.1 ст. 11 Закона № 27-ФЗ, ч. 4 ст. 9 Федерального закона от 30.04.2008 № 56-ФЗ);
  • сведения о застрахованном лице (п. 2.2 ст. 11 Закона № 27-ФЗ);
  • персонифицированные сведения о застрахованном лице (п. 2.3 ст. 11 Закона № 27-ФЗ).

При выдаче вышеуказанных документов необходимо получить от работника письменное подтверждение получения документов, содержащих названные сведения.

Особенности прекращения трудового договора с руководителем организации по п. 2 ст. 278 тк рф

«Кадровик. Трудовое право для кадровика», 2013, N 6

ОСОБЕННОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА С РУКОВОДИТЕЛЕМ ОРГАНИЗАЦИИ ПО П. 2 СТ. 278 ТК РФ

Статья посвящена особенностям прекращения трудового договора с руководителем организации по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 278 ТК РФ. Автор рассматривает различные правовые аспекты прекращения трудового договора с руководителем. Отдельное внимание уделяется компенсации, предоставляемой руководителю при увольнении по указанному основанию.

В настоящее время в условиях модернизации экономики вопросы регулирования труда руководителя организации являются весьма актуальными. Специфика и сложность правового положения руководителя обусловлена широким спектром полномочий, функций, обязанностей, которые возлагаются на него, а также проблемами соотношения норм трудового и корпоративного права, их применения в практических ситуациях, с которыми может столкнуться любая современная российская организация.

Особенности правового статуса руководителя определяют, в свою очередь, особые условия прекращения трудового договора с ним. К таковым, в частности, относятся случаи: отстранения от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве) — п. 1 ст. 278 ТК РФ, принятия уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора — п. 2 ст. 278 ТК РФ. Кроме того, согласно п. 3 ст. 278 ТК РФ иные основания могут быть предусмотрены непосредственно в трудовом договоре с руководителем организации.

Из перечисленных оснований предметом настоящего исследования являются нормы п. 2 ст. 278 ТК РФ и связанной с ними ст. 279 ТК РФ, которые затрагивают такие проблемы, как важность соблюдения правовой формы процедуры прекращения трудовых отношений, гарантии руководителю при увольнении, значение компенсации руководителю при увольнении, принцип недопустимости злоупотребления правом и др., с учетом актуальной судебной практики.

При анализе правовых аспектов основания прекращения трудового договора с руководителем организации по п. 2 ст. 278 ТК РФ, с точки зрения автора, наиболее важными представляются следующие вопросы.

Во-первых, право работодателя прекратить трудовые отношения с руководителем является безусловным. Это означает, что работодателю не требуется указывать конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения договора, мотивы увольнения, поскольку законодатель не рассматривает п. 2 ст. 278 ТК РФ в качестве меры юридической ответственности исходя из того, что увольнение в этом случае не связано с противоправным виновным поведением руководителя. Увольнение же за совершение виновных действий (бездействия) не может осуществляться без указания конкретных фактов, свидетельствующих о вине руководителя, его неправомерном поведении, так как при возникновении спора обоснованность и законность увольнения подлежат проверке судом.

В свою очередь, расторжение трудового договора по п. 2 ст. 278 ТК РФ может объясняться, например, изменением положения собственника имущества организации как участника гражданских правоотношений по причинам, конкретный перечень которых установить невозможно. Это может быть связано с необходимостью повышения эффективности управления организацией, или со сменой стратегии развития бизнеса в целом, или же с утратой доверия собственника к руководителю организации и т. п.

Таким образом, данная норма имеет целью защиту интересов и прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, включая право определять способы управления им единолично или совместно с другими лицами, свободно использовать свое имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности.

Кроме того, по мнению Конституционного Суда РФ (Постановление КС РФ от 15.03.2005 N 3-П), данное основание не является противоречащим Конституции РФ, так как связано с объективно существующими особенностями характера и содержания труда руководителя организации, выполняемой им трудовой функции. Поэтому законодатель вправе предусматривать особые правила расторжения трудового договора с руководителем, что не может расцениваться как нарушение права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ) либо как нарушение гарантированного ст. 19 Конституции РФ равенства всех перед законом и судом и равенства прав и свобод человека и гражданина.

Во-вторых, решение о прекращении деятельности руководителя вправе принять уполномоченный орган управления организации любой организационно-правовой формы, или собственник имущества, или уполномоченный им орган или лицо. На практике зачастую прекращение полномочий руководителя фактически признается увольнением, так как означает невозможность осуществления руководителем своих полномочий, предоставленных ему законом, учредительными документами, трудовым договором. Однако, принимая решение о прекращении полномочий руководителя, уполномоченный орган должен придать ему должную правовую форму, а именно: помимо принятия решения о прекращении полномочий прекратить и трудовой договор по основанию, предусмотренному ТК РФ [1].

Другие публикации:  Может ли штраф на должностное лицо оплатить организация

В-третьих, при решении вопроса о прекращении трудового договора с руководителем по п. 2 ст. 278 ТК РФ необходимо принять во внимание разъяснение Верховного Суда РФ (п. 50 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», ред. от 29.09.2010) о том, что на руководителя в этом случае распространяются общие гарантии при увольнении: в частности, трудовой договор не может быть прекращен по п. 2 ст. 278 ТК РФ в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске. Это объясняется тем, что в силу ст. 3 ТК РФ, устанавливающей запрет ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения, а также учитывая, что увольнение руководителя по п. 2 ст. 278 ТК РФ является увольнением по инициативе работодателя, специальные нормы в ТК РФ, регулирующие особенности труда руководителя организации, не содержат норм, лишающих этих лиц гарантии, установленной ч. 6 ст. 81 ТК РФ, а именно общего запрета на увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (кроме случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем).

Компенсация руководителю при увольнении

И наконец, еще одна гарантия, предоставляемая руководителю при увольнении по п. 2 ст. 278 ТК РФ, при отсутствии виновных действий (бездействия) с его стороны, — это выплата компенсации в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка. Эта обязанность работодателя прямо предусмотрена ст. 279 ТК РФ.

Данная компенсация является юридической формой такой распространенной управленческой техники, как «золотой парашют», «золотое рукопожатие», «золотой спасательный жилет» (от англ. golden parachute, golden handshake, golden life jacket), весьма характерной для стран с развитой рыночной экономикой, например США. В обиход российских компаний эта управленческая технология активно начала входить с конца 1990-х гг., и в настоящее время она часто применяется, особенно в международных компаниях, компаниях с иностранными инвестициями.

Юридические нормы, обеспечивающие применение технологии «золотого парашюта» сегодня, исследователи делят на две группы:

— компенсация при увольнении по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) и в связи со сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера) (п. 4 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);

— вышеупомянутая гарантия руководителю организации в случае прекращения трудового договора по п. 2 ст. 278 ТК РФ в виде выплаты компенсации в размере, определяемом трудовым договором (ст. 279 ТК РФ) [2, с. 5].

Данная классификация может быть проведена в зависимости от значения данной компенсации и стадии ее согласования: указанные выплаты можно рассматривать в качестве собственно компенсаций по факту прекращения трудовых отношений (первая указанная выше группа) либо в качестве компенсации-гарантии, которая согласуется, как правило, на стадии заключения трудового договора (вторая группа).

Что касается компенсации по ст. 279 ТК РФ, как подчеркнул Конституционный Суд РФ в п. 4.2 Постановления от 15.03.2005 N 3-П, она представляет правовую гарантию защиты руководителя от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, защиты от возможной дискриминации и произвола. Она определяется с учетом времени, оставшегося до истечения срока действия трудового договора, сумм, которые руководитель мог бы получить, продолжая работать в организации, а также дополнительных расходов, которые он может понести в результате досрочного прекращения договора, и пр. Максимальный предел законодательно не установлен, конкретный размер может быть закреплен в трудовом договоре. Исходя из юридической природы этой гарантии отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и ее размере не освобождает работодателя от обязанности выплатить минимальный размер компенсации, предусмотренный в законе. Эту позицию в 2008 г. также подчеркнул Верховный Суд РФ (Определение ВС РФ от 25.01.2008 N 5-В07-170).

Представляется, что установление законом минимального размера в виде 3-кратного среднего месячного заработка связано с тем, что данная компенсация должна быть сопоставима с выплатами, предусмотренными действующим законодательством для сходных ситуаций расторжения трудового договора с руководителем организации по не зависящим от него обстоятельствам, и, соответственно, не может быть меньше, чем, к примеру, при расторжении трудового договора в связи со сменой собственника организации (ст. 181 ТК РФ).

Иной, больший размер компенсации может быть определен по соглашению сторон. Специалисты рекомендуют устанавливать ее размер еще при заключении трудового договора, но это возможно и в любой момент в процессе уже действующих трудовых отношений путем заключения соответствующего соглашения об изменении условий трудового договора [3, с. 9].

В случае возникновения спора размер компенсации определяется по решению суда с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, цели и предназначения данной выплаты.

Следует также отметить, что первоначальная редакция ст. 279 ТК РФ (до изменений, внесенных Федеральным законом от 30.06.2006 N 90-ФЗ) не предусматривала минимального размера компенсации, а именно: компенсация за досрочное расторжение с руководителем трудового договора выплачивалась в размере, определяемом трудовым договором.

Такая формулировка в законе означала легальную возможность устанавливать компенсацию в размере, не отвечающем целям данной выплаты, учитывая, что руководителю бывает затруднительно договориться о включении в трудовой договор наиболее выгодных для себя условий по таким обстоятельствам, как конкуренция на рынке труда, характер и цели деятельности юридического лица, его организационно-правовая форма (п. 5 Постановления КС РФ от 15.03.2005 N 3-П), или возможность такую компенсацию не устанавливать и, соответственно, не выплачивать. В настоящее время этот вопрос решен, так как законодательно закреплен минимальный размер гарантии.

Что касается видов и форм компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ, чаще всего она предоставляется в виде денежной выплаты и может быть определена:

— средним заработком руководителя за определенный период времени;

— суммами заработной платы, которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя;

— оценкой сумм дополнительных расходов, которые руководитель, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора.

Помимо компенсации в трудовом договоре стороны в силу дискреционного характера полномочия, предоставленного собственнику данной нормой (ст. 279 ТК РФ), вправе предусмотреть конкретные условия ее применения, сам порядок досрочного расторжения договора по указанному основанию, например установить срок предупреждения руководителя об увольнении.

В защиту руководителя Конституционный Суд РФ подчеркнул его абсолютное право обратиться в суд и оспорить увольнение, если, по его мнению, трудовой договор расторгнут в результате дискриминации, злоупотребления правом. В случае установления судом соответствующих фактов нарушенные права руководителя подлежат восстановлению (п. 4.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П).

Однако нарушение сроков расчета при увольнении, невыплата компенсации не являются основанием для восстановления на работе. Невыплата компенсации не может расцениваться в качестве нарушения порядка увольнения, а представляет собой гарантию, предоставляемую ТК РФ в случае прекращения трудового договора по данному основанию. Такая позиция отражена, к примеру, в решении Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 24.12.2009 по иску Б. к мэрии городского округа г. Тольятти о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Анализ судебной практики по спорам, связанным с увольнением руководителей по п. 2 ст. 278 ТК РФ, позволяет выделить следующие правовые подходы в отношении применения «золотых парашютов», а также случаев злоупотребления правом сторонами трудового договора.

В настоящее время суды зачастую исходят из того, что трудовой договор, содержащий условия о «золотом парашюте», должен заключаться при соблюдении не только требований трудового законодательства, но и законов о хозяйственных обществах, в частности положений о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. Такая позиция основана на теоретическом правовом подходе, согласно которому договор, заключаемый руководителем и организацией в лице уполномоченного лица, носит смешанный полиотраслевой характер и регулирует одновременно и трудовые, и гражданские отношения.

Таким образом, отдельные условия гражданско-правового характера как бы вкрапливаются в структуру трудового договора, не посягая при этом на ключевые начала трудового права. Этого подхода придерживаются Д. Огородов, М. Челышев [4, с. 310 — 355].

В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ.

Пример. Постановлением Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 17255/09 по делу N А73-8147/2009 трудовой договор с генеральным директором общества был признан сделкой с заинтересованностью и, соответственно, спор по выплате компенсации, установленной в размере части активов общества, был признан подведомственным арбитражному суду, а не суду общей юрисдикции, где рассматриваются трудовые споры.

Следует отметить, что толкование правовых норм в Постановлении Президиума ВАС РФ является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Такая позиция представляется спорной в отношении возможности отнесения трудового договора к разряду сделок, а также установления подведомственности арбитражных судов разрешать вопросы о выплате компенсаций при увольнении руководителям, которые являются предметом трудовых споров.

Учитывая, что согласно действующему трудовому законодательству (ч. 4 ст. 178 ТК РФ) «. трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий», а ст. 279 ТК РФ не устанавливает максимальный предел компенсации руководителю при увольнении по п. 2 ст. 278 ТК РФ, руководителям крупных компаний зачастую удается предусмотреть в трудовом договоре довольно высокий размер «золотого парашюта» на случай увольнения.

Другие публикации:  Методика прокурора

Суды, буквально трактуя указанные положения закона, удовлетворяют иски уволенного руководителя в случае отказа компании от выплаты такой компенсации, несмотря на ее размеры, значительно превышающие законодательный минимум, и не учитывают возможное злоупотребление правом руководителем при необоснованном ее завышении. Такой подход судов в профессиональных кругах получил название «формального».

Основываясь на формальном подходе, суды обращают внимание на положения уставных, внутренних локальных документов организации, то есть проверяют, принимается ли решение в зависимости от того, кто согласно уставу уполномочен назначать (избирать) руководителя на определенные должности, кто устанавливает размер компенсации, в каких случаях она выплачивается.

Если условие о компенсации не соответствует установленным в вышеуказанных документах положениям, «привнесено» в трудовой договор неуполномоченным лицом, с которым работник заключил такое соглашение, данная выплата может быть оспорена работодателем в суде по искам о признании такого положения трудового договора недействительным по следующим основаниям: превышение лицом-подписантом своих полномочий, несоответствие пунктов трудового договора внутренним локальным актам, регулирующим оплату труда, уставным документам организации.

Пример. Эту позицию иллюстрирует решение Мещанского районного суда г. Москвы, отказавшего в ноябре 2011 г. бывшему президенту «Банка Москвы» А. Бородину, досрочно уволенному по решению собрания акционеров, во взыскании с работодателя компенсации в размере более 140 млн руб., так как банком были представлены доказательства заключения трудового договора неуполномоченным лицом (Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 21.11.2011 по делу N 2-7327/2011).

Однако у судов встречаются и противоположные позиции (Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 14.07.2009 по иску В. Малкова к ОАО «Банк «Северная казна»). Даже если выявляется, что имели место нарушения процедуры заключения трудового договора, руководитель не может нести ответственность за нарушения, допущенные другой стороной при его подписании, то есть это не должно влиять на его права. В противном случае создается возможность для злоупотребления правом со стороны работодателя при отсутствии неправомерных действий работника и возложении на работника (в отсутствии его вины) ответственности за действия другой стороны, а такой подход противоречит основам права и, соответственно, не может являться допустимым [5, с. 25 — 37].

В противовес формальному подходу существует практика «чистого» злоупотребления правом руководителем, когда суды учитывают, что соглашения о намеренно завышенных «золотых парашютах» заключаются в тайне от собственников организации или в ситуации, когда компанию ожидают смена собственника и, соответственно, смена руководства, топ-менеджмента. При доказанности факта намеренных действий со стороны заинтересованных лиц, направленных на причинение ущерба организации, например в ситуации, когда выплата компенсации руководителям фактически приводит организацию к банкротству, в удовлетворении иска руководителю может быть отказано.

В профессиональных кругах существует также дискуссия о силе корпоративного решения о запрете выплаты «золотого парашюта». Считаем, что организация, к примеру акционерное общество, не вправе по решению уполномоченного органа отказать уволенному руководителю в выплате, установленной законом, трудовым договором, компенсации при увольнении.

Если стороны в трудовом договоре ставят вопрос о выплате компенсации под отменительное условие (к примеру, компенсация не выплачивается при принятии соответствующего решения советом директоров либо общим собранием акционеров о запрете выплаты), такое условие может быть признано судом ничтожным, так как отменительное условие должно быть обстоятельством, не зависящим от воли сторон. Принятие же подобного корпоративного решения связано с волей общества. Помимо этого следует учитывать, что трудовой договор — это прежде всего соглашение сторон по определенным в нем условиям. Изменение, отмена какого-либо условия могут быть осуществлены также только по соглашению сторон, оформленному надлежащим образом, то есть при наличии на то согласия руководителя, которому такая выплата предоставлена. Более того, даже при наличии надлежащим образом оформленного отказа руководителя от компенсации данное условие трудового договора будет ничтожным в силу того, что оно ухудшает положение работника по сравнению с условием, предусмотренным законодательством, то есть организация (при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя) не вправе по решению органа управления отказать руководителю при увольнении в выплате по крайней мере в размере установленного законом минимума.

Вопросы налогообложения компенсации руководителю

При увольнении руководителей организациям важно принимать во внимание и такой важный экономический аспект, как налогообложение выплачиваемых «золотых парашютов».

В отношении налога на прибыль юридических лиц согласно позиции Минфина России (Письма Минфина России от 12.12.2007 N 03-03-06/2/222, от 11.09.2008 N 03-03-06/1/525, др.), если компенсация руководителю организации при расторжении с ним трудового договора выплачивается на основании ст. 279 ТК РФ и в размере, установленном трудовым договором или дополнительным соглашением к нему, данная компенсация учитывается в целях налогообложения прибыли на основании ст. 255 НК РФ в составе расходов на оплату труда. Однако в судебной практике встречается другая позиция.

Пример. В 2010 г. арбитражным судом при рассмотрении дела ОАО «Лензолото» было отнесено на прибыль 21,5 млн руб., которые предприятие выплатило при уходе на пенсию генеральному директору, что, в свою очередь, повлекло начисление около 4,5 млн руб. налогов (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 13018/10). Компании не удалось доказать, что выплаченное пособие должно быть отнесено на расходы.

Что касается НДФЛ, у Минфина России, налоговых органов, а также судов было распространено мнение, что не подлежат налогообложению НДФЛ все виды выплат компенсационного характера, связанных с увольнением, если законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо максимальным пределом. В отношении рассматриваемой компенсации руководителю можно привести в пример Письма Минфина России от 20.06.2011 N 03-04-06/6-144, от 23.05.2011 N 03-04-06/6-118, Письмо ФНС России от 06.08.2009 N 3-5-03/1194@, Письмо УФНС России по г. Москве от 13.10.2009 N 20-15/3/107151@, Постановление ФАС Московского округа от 20.12.2004 N КА-А40/11908-04 и др.

В настоящее время в связи с п. 3 ст. 217 НК РФ (в ред. Федерального закона от 21.11.2011 N 330-ФЗ) данная позиция изменилась: освобождение от налогообложения предоставляется таким выплатам только в пределах, не превышающих в целом трехкратный размер среднего месячного заработка или 6-кратный размер среднего месячного заработка для работников, уволенных из организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Организациям важно это учитывать при планировании своих расходов, так как на практике компенсации руководителям, как правило, во много раз превышают указанный не облагаемый налогом минимум.

Интересен тот факт, что увольнения руководителей по п. 2 ст. 278 ТК РФ с выплатой соответствующих компенсаций приобрели особую актуальность в период финансового экономического кризиса в связи с массовыми сокращениями и банкротством компаний. Предусматривая высокий размер «золотого парашюта» руководителям, организации тем самым осуществляют стратегию poison pill (от англ. «отравленная пилюля»). Термин распространен в США, ряде стран Европы, под ним понимается создание негативных последствий для стороны, осуществляющей какой-либо захват. Данный правовой и управленческой инструмент используется в отношении руководителей, а также иного стратегического топ-менеджмента компании на случай недружественного поглощения. Так как основание увольнения работника по п. 2 ст. 278 ТК РФ является немотивированным и трудовые отношения могут быть прекращены в любой момент, «золотой парашют» предоставляется руководителю в качестве гарантии от негативных последствий, связанных с потерей работы.

Кроме того, привлекательная компенсация может рассматриваться как благодарность за существенный вклад в деятельность и развитие организации, за высокую ответственность, которую нес руководитель в силу своей должности в течение его работы в организации. Помимо перечисленного компенсация является средством стимулирования руководителя не предпринимать действий, направленных против интересов организации после увольнения, в частности в качестве условия «джентльменского» соглашения о неконкуренции, которое по российскому праву в настоящее время фактически неприменимо в отличие от зарубежного законодательства и судебной практики.

1. Абрамова О. В., Архимандритова М. А., Бочарникова М. А., Гаврилина А. К., Коршунова Т. Ю., Орловский Ю. П. Особенности регулирования труда отдельных категорий работников. Комментарий к разделу XII Трудового кодекса Российской Федерации (Серия «Полный постатейный комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации. Комментарий, разъяснение, практика») / Под общ. ред. проф. Ю. П. Орловского. М.: Юридическая фирма «Контракт», 2011.

2. Кузнецов Д. Л. Раскроется ли над российским топ-менеджментом золотой парашют? // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2010. N 11.

3. Кузнецов Д. Л. Особенности заключения трудового договора с руководителем организации // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2010. N 7.

4. Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве // Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2008.

5. Пластинина Н. Споры о выплатах топ-менеджерам // Трудовое право. 2011. N 12.