Блог

Дана сия расписка

Расписка И. И. Ионову. 13 февраля 1922 г.

13 февраля 1922 г. Петроград

Дана сия в том, что я, поэт С. Есенин, запродал т. Ионову для Петроградского отд Госиздата поэму «Пугачев» третьим изданием, получив единовременно десять миллионов рублей.

1922 февраль 13.

20. Расписка И. И. Ионову. 13 февраля 1922 г. (с. 208). — Есенин 6 (1980), с. 112.

Печатается по автографу (ЦГАЛИ СПб., ф. 35, оп. 1, ед. хр. 119).

В те дни Есенин находился в Петрограде вместе с А. Дункан, у которой прошло там несколько выступлений.

На расписке имеются резолюция И. Ионова («Редколлегии. И.») и две пометы — в левом верхнем углу («XXIV ред.») и в левом нижнем углу («Принять к изданию»). Обе пометы, очевидно, связаны с решением редакционной коллегии издательства (см. ниже). Кроме того, на документе проставлен штамп Петроградского отделения Госиздата с входящим № 316 и датой: «20. II. 1922».

. запродал т. Ионову

поэму «Пугачев». — Решение об издании поэмы Есенина зафиксировано в протоколе заседания редколлегии Петроградского отделения Госиздата № 24 (3) от 10 марта 1922 г., прошедшего в составе — Р. Арский, В. Быстрянский, В. Невский, Николаева, З. Лилина, И. Ионов при секретаре К. Федине. Под № 22 в этом протоколе значится: «Слушали: Об издании поэмы С. Есенина „Пугачев“. Постановили: Принять к изданию» (Есенин 6 (1980), с. 308; печатается по подлиннику

— ЦГАЛИ СПб., ф. 35, оп. 1, ед. хр. 389, л. 9). Это издание не осуществилось.

На главную страницу

Прост Пост

Расписки в трезвости

В первые годы заселения Кубани одной из главных проблем было пьянство и бесчинства, творимые казаками во хмелю. В 1801 году атаман Бурсак, объезжая земли Черномории писал: «Приметил казаков в пьяной жизни упражняющихся, кроме того воровство и убийство». Воровали в основном скот и хорошую одежду, но были случаи и разграбления храмов. Бурсака удивило, что кабаки были даже в хуторах, где практически не было людей. А на рыбных заводах питейных заведений оказалось количественно больше, чем самих заводов. Указы о закрытии кабаков и употреблении казаков-пьяниц в беспрестанную службу силы не имели из-за коррупции. Куренные атаманы за взятки отправляли в дозоры бедных казаков, а тех, кто мог откупиться, не трогали. Войсковое начальство вынуждено было брать расписки у казаков, отправлявшихся на войну. Вот одна из таких расписок. Она написана раньше основания Екатеринодара, но подобная практика продолжалась долгое время. «1791 года ноября 25-го. Дана сия от меня нижеподписавшег ося господину Сего войска судье армии полковнику и различных орденов кавалеру Антону Андреевичу Головатому в том, что если я отныне впредь до окончания нынешней с Портою Отоманской войны иметь буду пьянственное обращение или употреблять хмельные какие напитки, и оные за мной замечены будут и изобличённым явлюсь, то подвергаю себя за оное преступление таковому оштрафованию, какое будет заблагорассужде но его высокоблагороди ем, в чём подписываюсь, войсковой пушкарь Алексей Горб, а вместо его неграмотного, по его устной просьбе, руку приложил полковой хорунжий Михайло Кифа». Сдержал ли слово пушкарь Алексей Горб – не известно.

Расписка — документ, удостоверяющий факт получения чего-либо (денег, товаров, услуг, грузов) или исполнения обязательств. Правильно составленная расписка имеет юридическую силу и может использоваться в качестве доказательства прав в суде. После погашения долга или возврата имущества, расписка возвращается должнику. Существует два вида расписок:
— обычная рукописная. Для доказательства подлинности такого документа стоит пригласить двух свидетелей, которые оставят на нем свои подписи и контактные данные, а впоследствии смогут засвидетельствовать подлинность подписи;
— официальная, нотариально заверенная — по сути это договор займа.

Как правильно составить расписку

Грамотно оформленная расписка составляется от руки в одном экземпляре и должна содержать такие данные:
— название документа;
— фамилию, имя, отчество, паспортные данные лица, кто дает расписку и лица, которому ее дают;
— конкретное и полное указание, в чем дана расписка (точное количество полученных денег, перечень ценностей). Количество нужно обозначить цифрами и рядом в скобках — прописью;
— в официальной расписке нужно указать номер приказа или распоряжения, на основании которого были выданы деньги или материальные ценности;
— цель передачи денег или материальных ценностей;
— срок возврата переданных средств или имущества;
— подпись лица, давшего расписку (для официальной расписки — заверение подписи руководителем предприятия);
— дата;
— данные и подписи свидетелей.

Деньги под расписку

Получение денег под расписку — один из наиболее типичных вариантов использования такого документа. Передача денег под расписку по своей сути считается займом. Если сумма такой ссуды превышает в 10 и более раз установленный минимальный размер оплаты труда, то согласно ст. 808 ГК РФ, договор кредитования заключается в письменном виде. Если заимодавец — юридическое лицо, договор составляется в письменном виде в любом случае, независимо от суммы переданных денежных средств. Получить у частного лица ссуду под расписку проще и быстрее, чем в банке, поэтому такой формат кредитования становится популярным.

Исковое заявление о взыскании долга по расписке

Поскольку расписка — документ, она может быть представлена в качестве доказательства в суде. Правильно составленная расписка имеет силу договора. В случае оспаривания самого факта составления документа или подписи на нем, судом может быть назначена почерковедческая экспертиза. Исковое заявление в суд составляется по общим правилам и в нем обязательно указываются все данные о должнике, сумма долга, срок погашения займа. Оригинал расписки необходимо приложить к исковому заявлению и передать в органы правосудия по месту регистрации ответчика. Срок исковой давности по долгам составляет 3 года.

Заверение расписки у нотариуса

Фактически, под распиской, заверенной у нотариуса, понимают составление договора займа, который может быть нотариально заверен. За услуги придется заплатить пошлину. Если должник откажется вернуть займ, у кредитора нет необходимости обращаться в суд. Достаточно получить исполнительную надпись у нотариуса. С этой надписью можно отправиться в исполнительную службу. Чтобы максимально обезопасить себя от потери денег, заимодавец может составить и заверить у нотариуса дополнительно договор залога имущества должника.

Юридическая сила расписки

Любая расписка имеет юридическую силу. На основании ст. 807,808, 434 ГК РФ, расписку можно считать договором займа. Законодательство допускает составление такого документа в любой форме, в том числе и в письменной, в виде долговой расписки. Для того, чтобы служить доказательством прав заимодавца, документ должен быть правильно оформлен и содержать обстоятельства передачи денег или ценностей заемщику, а также факт их получения должником. После погашения ссуды, заимодавец также дает заемщику расписку в возврат средств.

Дана сия расписка

«СКОЛОК» — РАЗНОВИДНОСТЬ ПЛАТЕЖНОГО ДОКУМЕНТА XVII в.

Основным документом, удостоверяющим получение денег или вещей, являлось в XVII в. так называемая платежная отпись, или просто отпись. Отпись — это расписка в получении. В подавляющем большинстве случаев отписью называлась расписка в получении как всей причитающейся суммы, так и той или иной ее части.

Вот несколько примеров из сохранившегося архива мирского целовальника Великорецкого оброчного стана Хлыновского уезда Петра Иванова Вилегжанина за 1665/66 (7174) г. Крестьянин Великорецкого стана Прокопий Ильин Гришев порядился у П. И. Вилегжанина отвезти 4 воза оброчного хлеба из Великорецкого стана в Ношульскую пристань на реке Лузе с платой по 23 алтына 4 деньги за воз, всего, следовательно, полагалось уплатить 2 рубля 28 алтын. Эта сумма и была уплачена в один прием 4 мая 1666 г. Платежный документ, выданный П. И. Гришевым, заканчивался следующим образом: «И впредь мне, [356] Прокопью, на нем, целовальнике, того своего найму не спрашивать. В том ему, целовальнику, сию и отпись дал». 1 Расписка в одновременном получении всей суммы найма названа отписью.

Отписями же называются в делопроизводстве мирского целовальника Великорецкого оброчного стана и документы, свидетельствующие о получении части причитающихся денег и об окончательном расчете.

Другие публикации:  Штраф за нарушение правил регистрации места жительства

Хлыновский посадский человек плотник Абрам Лукин Бакулин порядился у П. И. Вилегжанина выполнить ту работу по ремонту городских башен города Хлынова, какая приходилась на долю Великорецкого оброчного стана. Первая уплата денег за эту работу была произведена 29 июля 1666 г. жене плотника Евфимии (Офимье) Федоровой. Е. Ф. Бакулина взяла «за башенную работу мужа своего Обрама наемных денег в уплату рубль. А впредь с ним, целовальником, счет. В том ему сию отпись дала». 2

Была уплачена лишь часть причитающихся денег («в уплату») и прямо указано, что об остальных деньгах будет особый счет. Документ, свидетельствующий о получении части денег, назван отписью.

Окончательный расчет за эту работу был произведен 22 октября 1667 г. уже с самим А. Л. Бакулиным. Плотник назвал причитающуюся ему сумму и напомнил о более раннем платеже. В окончательный расчет он получил «достальных 2 рубли 10 алтын денег. А преж сего дана в уплате отпись в рубле. . . И впредь дела нет и найму не спрашивать. В том ему (т. е. целовальнику,—Н. У.) сию отпись дал». 3 Документ, фиксирующий окончательный расчет, тоже назван отписью.

Делопроизводство мирского целовальника Великорецкого оброчного стана П. И. Вилегжанина характеризует обычный порядок оформления платежных документов. Аналогичных примеров можно привести любое количество, причем относящихся к разным уездам.

Тем не менее автору настоящей небольшой заметки встретилось весьма любопытное отступление от этого прочно установившегося порядка, причем это отступление касается не существа вопроса, а наименования отдельных разновидностей платежных отписей.

В делопроизводстве земского целовальника Сученгской волости Тотемского уезда Стефана Иванова за 1666/67 (7175) г. сохранилось два платежных документа, названных «сколками». Вот эти документы.

1. 1666 г. ноября 8. — Сколок тотемского приемного целовальника стрелецких денег Павла Дмитриева в получении части стрелецких денег с Сученгской волости Тотемского уезда за 7175 (1666167) г. 4

«175-го ноября в 8 день. Приемной целовальник Павел Дмитреев взял с волости Сученги великого государя казну — стрелецких денег 35 рублев. Платил посыльщик Яков Онтонов. Сколок писал Мишка Кикин».

Под текстом рукоприкладство: «Приемной целовальник Панька Дмитриев руку приложил».

2. 1666 г. декабря 4. — Сколок тотемского приемного целовальника стрелецких денег Павла Дмитриева в получении отводных денег с Сученгской волости Тотемского уезда за 7175 (1666167 ) г. 5

175-го декабря в 4 день. Тотемской приемной целовальник Павел Дмитреев государевых стрелецких денег взял отвозу Сученские волости с их платежев на нынешной на 175-й год, что платил посыльщик Яков Онтонов—35 Рублев, да Яков Кусков — 5 рублев, да Григорий Гаврюшев — 12 рублев 24 алтына 2 деньги, всего с 50-ти з дву рублев, з 20-ти с 4-х алтын з дву денег. Да на прошлой на 174-й год с получетверты деньги. Итого взял по полутретье деньге с рубля, итого взял 22 алтына 2 деньги. И сколки им даны для ведома платежу до казенные отписи. А отвозные деньги платил Сученские ж волости посыльщик Григорей Гаврюшев. А сколок писал Агейко Третьяков».

На обороте рукоприкладство: «Пашка Дмитреев руку приложил».

Содержание понятия «сколок» раскрывается во втором из приведенных документов: «И сколки им даны для .ведома платежу до казенные отписи». Сколок, следовательно, временная отпись, которая свидетельствует об уплате части причитающейся суммы. Каково содержание такого сколка, показывает документ, приведенный под № 1. В нем указаны получатель, плательщик, сумма и ее назначение. Правда, из документа № 1 неясно, что уплачена часть причитающейся суммы. Но это легко устанавливается из документа № 2, где сказано, что общая сумма стрелецких денег с Сученгской волости на 7175 (1666/67 г.) составляет 52 рубля 24 алтына 2 деньги и уплачена она в три приема.

Такие сколки подлежат обмену на казенную отпись, т. е. на отпись, выданную местным воеводским управлением приемному целовальнику в получении всей суммы стрелецких денег по .каждой из волостей уезда.

Второй документ тоже назван сколком. Он представляет собой платежную отпись в получении так называемых отвозных [357] денег, т. е. денег на оплату путевых расходов по доставке стрелецких денег в Москву.

В самом тексте этого сколка нет указаний, что приемный целовальник получил только часть причитающейся суммы. В документе лишь сказано, что Павел Дмитриев взыскал по «полутретье деньге», т. е. по 2.5 деньги, с каждого рубля внесенных стрелецких денег. Но название платежного документа сколком позволяет предполагать, что сбор по 2.5 деньги с рубля был лишь предварительным и произведен он был тогда, когда приемный целовальник еще не знал, в какую сумму выльется стоимость доставки стрелецких денег в Москву. Это предположение подтверждается. В том же архиве земского целовальника имеется и третий документ — отпись в получении дополнительного сбора отвозных денег.

3. 1667 г. марта 21. — Отпись тотемского приемного целовальника стрелецких денег Павла Дмитриева в получении дополнительных отвозных денег с Сученгской волости Тотемского уезда за 7175 (1666167) г. 6

«175-го марта в 21 день. Тотемокой приемной целовальник государевых стрелецких денег Павел Дмитреев взял отвозу, по мирскому уговору, к прежнему платежу с волости с Сученги с их розных платежев в доимку к прежнему платежу по деньге с рубля, итого взял в алтын 5 денег. Платил деньги тое ж волости посыльщик Яков Онтонов. В том и отпись дал. А писал брат его Агейко Третьяков». На обороте рукоприкладство: «Пашка Дмитреев руку приложил».

О чем свидетельствует этот документ? Прежде всего о том, что собранных «отвозных денег» не хватило и понадобился дополнительный сбор. Это выяснилось тогда, когда стрелецкие деньги уже были доставлены в Москву. Об этом недвусмысленно говорит дата платежного документа 21 марта. Известно, что поморские посадские и уездные миры обязаны были доставлять всякого рода казенные сборы в Москву ежегодно на определенный срок — на Сретеньев день, т. е. на 2 февраля. Так, очевидно, поступили и тотемские посадские и уездные люди в 1667 г. Когда мирские целовальники вернулись в Тотьму, то выяснилось, что поездка в Москву обошлась дороже по сравнению с первоначальными предположениями, и понадобился дополнительный сбор. Этот сбор был произведен, деньги получены, и тотемский приемный целовальник выдал земскому миру Сученгской волости платежную отпись, завершающую его расчеты с этой волостью по отвозным деньгам. [358]

В этом же документе содержится ответ и на вопрос, почему документ, удостоверяющий получение первого сбора отвозных денег, назван сколком, а не отписью.

Первый сбор был произведен в начале декабря 1666 г., т. е. тогда, когда еще не была точно известна сумма расходов на поездку в Москву. Учитывая опыт предыдущих лет, приемный целовальник взыскал по 2.5 деньги с рубля. Но он не был уверен, что этих денег хватит на поездку. Желая подчеркнуть, что расчет произведен лишь предварительно, Павел Дмитриев назвал свой платежный документ сколком. Когда же выяснилось, что для окончательного расчета нужен дополнительный сбор, и деньги были собраны, тогда он выдал не сколок, а отпись и тем самым подчеркнул, что расчет произведен окончательно.

Отсюда совершенно ясно, что сколок — предварительный платежный документ, временная расписка в получении денег, отражающая начальный этап расчетов между контрагентами сделки, разновидность платежной отлиси.

Трудно сказать, как широко была распространена практика пользования сколками. Изученные документы не дают оснований для широких обобщений. Они лишь показывают, что необходимо дальнейшее собирание и исследование разновидностей тех документов, какие бытовали в деловой практике русских людей XVII в. Скромную попытку в этом направлении и представляет собой настоящая небольшая заметка.

1. ЦГАДА, Приказные дела старых лет, 1666 г., д. 99, л. 76.

2. Там же, л. 61.

3. Там же, л. 117.

4. Там же, 1667 г., д. 104, л. 10.

5. Там же, л. 14.

6. Там же, л. 19.

Текст воспроизведен по изданию: «Сколок» — разновидность платежного документа XVII в. // Исследования по отечественному источниковедению. АН СССР. Ленинградское отделение, Вып. 7. 1964

© текст — У стюгов Н. В. 1964
© сетевая версия — Thietmar. 2009
© дизайн — Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1964

Дана сия расписка

— Ну и что в этом деле?

Другие публикации:  Какая статья ук рф разбой

— Акт аварийной комиссии о гибели крейсера первого ранга «Олег». В акте сказано точь-в-точь то же самое, что и в той копии, которая у тебя имеется.

— И больше ничего?

Архивариус лукаво покосился на него.

— Остальное если и есть, так надо иметь опыт конспиратора, чтобы обнаружить. А нашел я следующее: на задней стенке папки, с внутренней стороны, там, где обычно пишут количество подшитых бумаг, надпись подчищена ножичком и сделана другая, из которой явствует, что, кроме этого акта, в папке ничего больше не было. Второе: акт расшивали — верно, чтобы изъять какие-то документы, — и подшили заново. Разглядел я, что нитки иные, теперешние, из недавно полученных. А все документы, которые подшивались ранее, подшиты другими нитками. Я нарочно поднял десятки дел того периода, когда писался акт.

— Так. — удовлетворенно кивнул Вышеславцев. — Это уже интересно.

— с?то не самое интересное, — многозначительно продолжал архивариус. Концы ниток, как ты знаешь, в таких важных случаях пришлепывают сургучной печатью. Так вот, на папке при помощи увеличительного стекла можно разглядеть следы другого сургуча, въевшегося в картон.

— Так это только подтверждает то, что ты уже сказал.

— Э, нет! — Старичок засмеялся. — Это еще многое разъясняет. Доступ к печати имеют далеко не все, только трое. Ну, одного ты можешь исключить, это ваш покорный слуга. — Он церемонно наклонил голову. — Значит, остаются двое — два старших писаря. Ну и, может, кто-нибудь из вышестоящих начальников. Опять же не каждый. Писаря эти стрелянные волки, по канцелярской части доки.

— Вот это уже реально! — обрадовался Вышеславцев. — Давай фамилии писарей.

— Кушайте сухарики, товарищ начальник, — пошутил старик. — Между сухариками вы найдете записочки с нужными фамилиями, мое собственное донесение и все, что вас может интересовать. А пока разрешите откланяться.

Он осторожно подержал руку Вышеславцева за кончики пальцев и, ссутулившись, засеменил домой. Вышеславцев проводил его глазами. Ох, артист! Ох, притворщик!

Вернувшись в свой рабочий кабинет, Вышеславцев поспешно вытряхнул содержимое мешочка на стол, сгреб в сторону сухари, принялся читать аккуратно написанный рапорт. Засмеялся, отложил. Товарищ просит разрешить отказаться от ношения гербовых пуговиц, ибо за эти пуговицы вынужден терпеть незаслуженные смешки писарщины. А он, боевой командир, оперативный сотрудник, этих писарей терпеть не может.

«Ладно, подожди, друг, скоро разрешим тебе сменить обличье. » Вторая бумага была делового содержания. Мнимый архивариус срочно просил тщательно проверить работу всех звеньев узла связи. Очень много повторных запросов. Почти каждое распоряжение или приказание штаба проверяется командирами по нескольку раз. Причем запросы следуют только ‘ с нескольких кораблей и учреждений. Остальные понимают текст сразу.

— Так! — Вышеславцев удовлетворенно потер руки. — Вторая ниточка! Надо взять этих непонятливых на заметку. — Поискал глазами, нет ли среди них форта № 4. Не нашел. Форт № 4 получает все приказы вовремя.

Третья бумажка оказалась копией расписки. Кто-то коряво вывел: «Сего числа. » Вышеславцев насторожился. В расписке было указано восемнадцатое августа, время — двадцать один час.

«Сего числа. принят нами без личного дела заключенный, присланный из Кронштадта, Вердиков, Николай Николаевич. О чем и дана сия расписка сопровождающему арестанта военмору Сидорову».

Вышеславцев размышлял: Вердиков. уже не Ведерников ли это? Очень похоже. Имя, отчество совпадают, дата и время. Если Ведерникова задержали примерно около двух часов дня, то есть в четырнадцать часов, то в Петроград он мог быть доставлен не раньше двадцати одного часа. Расписка дана на бланке, правда еще царского времени: «Арестный дом при Санкт-Петербургской. » — дальше было старательно зачеркнуто чернилами. И стоял только какой-то номер, видимо, исходящий. Ну что ж, надо сейчас же узнать, что зачеркнуто, и выяснить, кто пользуется этими старыми бланками. Надо разыскать военмора Сидорова, препроводившего задержанного. Досадно, что фамилия такая распространенная — Сидоров. Слишком уж много Сидоровых. Но вот людей, которые могут арестовать командира корабля, не так много.

Задание, несложное на первый взгляд, отняло у Лапшина значительно больше времени, чем он рассчитывал. Герольдия была ликвидирована давно, раньше большинства других учреждений царской Россищ Служащие разбрелись кто куда, устроились на другую работу. Лапшин с трудом разыскал двух чиновников. Это были жалкие, испуганные старики, они тревожно косились на одетого в черную кожанку чекиста, на его маузер и перед тем, как выйти из дома, долго прощались с родными.

Вторая трудность заключалась в том, чтобы найти архивы. Они были свалены вместе с архивами бывшего ведомства двора, конюшенного ведомства и других, само существование которых стало величайшей нелепостью, как только свергли последнего царя.

Пока старички рылись в огромных дубовых шкафах, Лапшин от нечего делать листал гербовники. Ну и ну! Чего тут только не наворочено! Сказочные звери, вроде единорогов, то есть коней с длинным, острым бивнем посреди лба, львов, вставших на задние лапы и державших обнаженный меч или подушку с короной. Львы были с ожерельями, с извивающимися хвостами, в различных головных уборах начиная от рыцарских шлемов и кончая дворянскими коронами всяких фасонов. Были гербы на щитах всех цветов и размеров, с атрибутами воинских или морских профессий; щиты, украшенные изображениями рыб, крепостных башен и даже девиц, лишь чуть-чуть прикрытых развевающимися плащиками. При каждом гербе имелось подробнейшее описание, вроде инвентарного перечня изображенных предметов, чтобы художник или лепщик не забыл какой-нибудь детальки или, упаси боже, не налепил лишнего.

Лапшину это скоро надоело. Он отодвинул гербовники, погрузился в свои невеселые думы. Только на днях удалось отбить второе наступление Юденича. Это наступление было похлеще первого, того, что было весной. Белые прорвались к самым питерским окраинам, откуда с любой церковной колокольни можно было отчетливо видеть все, что делается в городе. Против них двинули красных курсантов, последний резерв, оставшийся в городе. Дело дошло до штыков. Теперь, к счастью, враг бежит, бои идут уже на границе с Эстонией. Но какой ценой это далось! На улицах до сих пор баррикады из мешков, набитых песком. Баррикады нешуточные, порой доходящие до второго этажа. Их не успели разобрать. Баррикады из дров, из кирпичей, а в скверике возле Адмиралтейства поставлены даже две броневые башни, снятые с кораблей. В городе голодный тиф, дизентерия, различные эпидемии.

Сегодня Лапшин узнал, что в боях погибли двое его близких друзей. И ранен племянник, красный курсант, будущий командир. Лежит’в госпитале. Надо выкроить времечко, навестить парнишку.

Старички всё лазили и лазили по полкам, листали какие-то папки, толстые фолианты, похожие на словари. Чем дольше длились поиски, тем более вытягивались у чиновников лица. Наконец старший из них вздохнул, подошел к Лапшину, подвинул к себе тяжеленный дубовый стул, не опустился на него, а просто упал.

— Воля ваша, молодой человек, везите нас, куда нужно. В тюрьму или на допрос. Но мы в данном случае бессильны.

— Что значит «бессильны»? — сердито спросил Лапшин.

— Не значится княжество Шемаханское. Мы подняли все документы, всё, что только было мыслимо. Обозначен аул Шемаха, имеется Шемаханский уезд, но княжества по департаменту герольдии не числится и, смею вас уверить, никогда не числилось.

— Ну нет, так нет, не велика пропажа. Пишите справку.

— Какую изволите справочку?

— Напишите то, что вы мне сейчас сказали, что, мол, нет и не было никакого княжества, а был только уезд. И подпишитесь оба.

Чиновники написали на плотной, уже пожелтевшей от времени бумаге требуемую справку, подписались с витиеватыми росчерками. Лапшин сунул бумагу в полевую сумку, встал.

Дана сия расписка

А-в — Арцыбушев Василий Петрович (1854–1917). — В 1880 году был сослан в Верхоянск, Якутской области. В 1885 году вернулся в Россию, но в 1890 году снова сослан в Сибирь, в Енисейскую губернию. Напечатал книгу «Натуральное хозяйство в Сибири». В 90-х годах стал марксистом, позднее примкнул к большевикам. Принимал активное участие в революционной работе в Петербурге, Самаре, Уфе и других городах.

Другие публикации:  Договор мена квартир с доплатой

…моя статья в «Слове» — «Временные обитатели подследственного отделения».

…отправились в тюремный замок. — В заметке Влад. Южакова «К пребыванию Вл. Гал. Короленко в Перми» приведен текст следующего документа, относящегося к прибытию Короленко в тобольскую тюрьму: «Дана сия расписка жандармскому унтер-офицеру Хрисанфу Молокову в том, что принято от него денег пятьдесят восемь руб. семьдесят две коп., принадлежащих Государственному преступнику Владимиру Короленко. 15 августа 1881 года. Смотритель Тобольского тюремного замка Н. Карамышев». Расписка эта, сохранившаяся в бумагах X. Молокова (умершего в 1913 году), была, по словам автора, передана впоследствии сыном покойного в Пермский научный музей.

…описал в автобиографическом очерке «Искушение» — см. первый том настоящего собрания сочинений.

19 сентября — описка автора: это было 19 августа. Из дальнейшего изложения видно, что уже 4 сентября Короленко был в Томске.

…Божий мир сошелся клином. Только света, что в окне… — Стихотворные опыты Короленко никогда не удовлетворяли его, и он не придавал им серьезного значения. В его архиве сохранилось только несколько попыток перевода польских стихотворений, ряд шуточных стихов-пародий и стихотворение, о котором здесь говорится. Оно приведено полностью в предисловии к настоящему собранию сочинений (см. первый том, стр. XI–XII).

«Цивилизация» проникла… и сюда. — Впечатления поездки по Иртышу и Оби 27–30 августа 1881 года были тогда же записаны автором в его общую тетрадь. Записи эти вошли в «Дневник», т. I (Госиздат Украины, 1925), и в книгу: В. Г. Короленко, «Записные книжки 1880–1900», Гослитиздат, 1935.

…меня доставили в… «содержающую». — В очерке «Содержающая», печатавшемся в 1886 году в «Русских ведомостях» (No№ 290, 298, 299, 305, 312, 318, 320, 325, 331), автор подробно рассказывает о впечатлениях пребывания его в этой тюрьме. Полностью очерк опубликован в книге: В. Г. Короленко, «Сибирские очерки и рассказы». Гослитиздат, 1946.

М-лов — Мерцалов Василий Иванович.

«Сашка-инженер» — кличка Федора (а не Александра, как дальше у Короленко) Николаевича Юрковского (1852–1896). Принимал в 70-х годах участие в народническом движении. В 1879 году организовал подкоп под херсонское казначейство. Арестован в 1880 году и киевским военно-окружным судом приговорен к каторге на двадцать лет. Отправлен на Кару. Участвовал весной 1882 года в побеге восьми каторжан. Был пойман, после чего срок каторги ему был увеличен на десять лет. В 1883 году был заключен в Петропавловскую крепость, а затем в Шлиссельбург, где и умер.

Сорокин Степан Александрович. — Свои воспоминания, написанные совершенно не литературно, он передал Короленко в конце 80-х годов. Короленко обработал их, снабдил предисловием и озаглавил: «Уголовная карьера купца Степана Александровича Сорокина (по его личным воспоминаниям)». Эта объемистая рукопись хранится в архиве В. Г. Короленко.

В той же тобольской тюрьме. — Ошибка Короленко: не тобольской, а томской тюрьме.

…вид двора тобольской пересыльной тюрьмы — не тобольской, а томской.

…самое упоминание… оказалось нецензурным… — Короленко имеет здесь в виду своей очерк «Содержающая». Описание образа Христа за решеткой и того впечатления, какое это зрелище произвело на автора, было вычеркнуто цензурой при напечатании его в «Русских ведомостях». Эта глава, под заглавием «Символ», была опубликована уже после смерти писателя в журнале «Голос минувшего», 1922, № 1 (июнь).

…в рассказе об «Убивце» — см. первый том настоящего собрания сочинений.

…мною он «обживал» эту камеру. — Этот эпизод описан Короленко в незаконченном рассказе «Обрывок», начало которого сохранилось в архиве писателя.

Долгушин Александр Васильевич (1848–1885) — организатор кружка «долгушинцев», члены которого преследовали не просто пропагандистские цели, как сказано у Короленко, а были проникнуты бунтарскими настроениями. Интеллигенцию долгушинцы звали «идти в народ», а народ призывали к восстанию. В 1873 году кружок был разгромлен. Долгушин был приговорен к каторге на десять лет. После семилетнего пребывания в новобелгородской тюрьме был отправлен на Кару. В 1884 году переведен в Шлиссельбург, где и умер от туберкулеза.

…печенежской тюрьмы. — Против ужасных условий заключения в новобелгородской (печенежской) центральной каторжной тюрьме А. В. Долгушин написал от имени всех заключенных протест «Заживо погребенные (К русскому обществу от политических каторжников)», изданный нелегально в 1878 году без имени автора.

Малавский Владимир Евгеньевич (1853–1886). — Арестован в 1877 году в Киеве по Чигиринскому делу, к которому в действительности не имел отношения. Приговорен в 1880 году к каторге на двадцать лет. Отправлен в 1881 году на Кару. В 1883 году был заключен в Петропавловскую крепость, а затем в Шлиссельбург, где и умер от туберкулеза.

…сын генерала Емельянова — Николай Николаевич Емельянов (псевдоним — Н. Николаевский). Его фельетоны, о которых ниже пишет Короленко, вышли в 1898 году отдельной книжкой,

Вишневецкий Николай Федорович (род. около 1853 г.). — Арестован в 1877 году в Харькове, где работал в железнодорожных мастерских и вел пропаганду среди рабочих. В 1878 году приговорен к каторжным работам на четыре года, замененным ссылкой на поселение в Восточную Сибирь.

Южаков Сергей Николаевич (1849–1910) — народник, публицист. В 1879 году был административно выслан в Красноярск, где оставался до 1882 года. В ссылке и по возвращении из нее сотрудничал в либеральных органах печати. Был членом редакции журнала «Русское богатство».

…эти две семьи служили центрами, которые так дороги в ссылке… — О значении, какое имели в жизни красноярской колонии ссыльных квартиры Лесевичей и Короленко-Лошкаревых, рассказывает в своих воспоминаниях И. П. Белоконский.

Стефанович Яков Васильевич (1853–1915) — один из организаторов чигиринского дела. Был членом «Земли и воли», «Черного передела», затем «Народной воли». В 1883 году судился по «процессу 17-ти», приговорен к бессрочной каторге, которую Плеве заменил ему восьмилетней. Своими сношениями с Плеве вызвал подозрения у товарищей.

Дейч Лев Григорьевич (1855–1943) — один из организаторов чигиринского дела. При расколе «Земли и воли» вошел в «Черный передел». В 1880 году эмигрировал за границу. Вместе с Плехановым, Аксельродом и Верой Засулич основал в 1883 году группу «Освобождение труда». В 1884 году был Германией выдан России и приговорен к тринадцати годам каторги, которую отбывал на Каре. С 1901 года принимал участие в РСДРП, примыкая к меньшевикам. В 1917 году входил в группу Плеханова «Единство». К Октябрьской революции отнесся резко отрицательно.

Тихомиров Лев Александрович (1852–1922) — был членом общества «Земля и воля» и затем партии «Народная воля». В 80-х годах Тихомиров резко порвал с прошлым, перешел на сторону царизма, стал ренегатом и предателем, сотрудником и редактором реакционных «Московских ведомостей», написал верноподданническую брошюру «Почему я перестал быть революционером».

…нелегальную «Сказку о четырех братьях». — «Где лучше? Сказка о четырех братьях» написана была в 1873 году Л. А. Тихомировым и напечатана в том же году за границей в типографии кружка чайковцев.

Ковалик Сергей Филиппович (1846–1926) — народник, по своим взглядам примыкавший к бакунистам. В 1878 году по «процессу 193-х» приговорен к десяти годам каторжных работ. В 1883 году вышел на поселение. Занимался изучением быта якутов, сотрудничал в «Восточном обозрении». В 1898 году возвратился в Центральную Россию.