Блог

Собственность экономических институтов

Экономические институты и собственность в рыночной экономике

Научное сообщество в течение многих лет ищет объяснение истокам и предпосылкам высокоэффективного экономического развития. Неоклассическая теория, по мнению институционалистов, в настоящее время не может дать удовлетворительного объяснения этому явлению, поскольку не раскрывает проблему взаимной обусловленности институциональных изменений и экономического роста.

Переход к рыночной экономике, осуществляемый в ряде стран, вызывает неизбежные институциональные изменения, необходимость создания новых рыночных институтов. Эти проблемы являются чрезвычайно актуальными и малоизученными в современной экономической теории.

Экономические институты и собственность в рыночной экономике

Научное сообщество в течение многих лет ищет объяснение истокам и предпосылкам высокоэффективного экономического развития. Неоклассическая теория, по мнению институционалистов, в настоящее время не может дать удовлетворительного объяснения этому явлению, поскольку не раскрывает проблему взаимной обусловленности институциональных изменений и экономического роста.

Переход к рыночной экономике, осуществляемый в ряде стран, вызывает неизбежные институциональные изменения, необходимость создания новых рыночных институтов. Эти проблемы являются чрезвычайно актуальными и малоизученными в современной экономической теории.

Сущность экономических институтов и их роль в системе рыночного хозяйства

Понятие «экономические институты» введено в научный оборот институционально-социологическим направлением экономической теории. Основоположниками институционализма признаны Т.Веблен, его ученик, специалист в области промышленных циклов У.Митчелл, теоретик, публицист и политический деятель Дж.Гэлбрейт, экономист и разработчик глобальных проблем Я.Тинберген и др.

Институты — совокупность созданных людьми формальных и неформальных правил, выступающих в виде ограничения для экономических агентов, а также соответствующих механизмам контроля за их соблюдением и защиты.

Под механизмом контроля подразумевается набор средств, с помощью которых можно индентифицировать соблюдение или нарушение правила, а также применение стимулирующих или дестимулирующих санкций.

Институтами являются как формальные законы (конституции, законодательства, права собственности), так и неформальные правила (традиции, обычаи, кодексы поведения). Институты создавались людьми с целью обеспечения порядка и устранения неопределенности в обмене. Такие институты вместе со стандартными ограничениями, принятыми в экономике, определяли набор альтернатив, издержки производства и обращения и, соответственно, прибыльность и вероятность привлечения к экономической деятельности.

Современная экономическая теория институтов находится в зачаточном состоянии, хотя за последние два десятилетия было проведено много исследований. В 1993 г. Д. Норт был удостоен Нобелевской премии по экономике как один из пионеров новой институциональной экономики.

Институты — достаточно дискуссионные понятия. Ученые так и не дали им четкого определения. Более того, с точки зрения экономических перспектив институты определялись по-разному. Например, Эльстер пишет, что институт характеризует законопринудительный механизм, изменяющий поведение с использованием силы, что представляет наиболее поразительный его аспект. Дж.Найт считает, что институты — набор правил, структурирующий общественные взаимоотношения особенным образом, знание которых должны разделять все члены данного сообщества.

Используя терминологию, разработанную К.Менгером, институты можно определить как общественные блага более высокого порядка. Объясняется это следующим. Если институты обеспечивают производство информации, необходимой для координации действий отдельных экономических агентов, то именно эта информация оказывается общественным благом. Так, рыночная цена, являющаяся носителем информации, формируется на основе взаимодействия экономических агентов, которое построено на определенных правилах.

Институты, обеспечивая агентов необходимой информацией, способствуют формированию совместимых друг с другом ожиданий, обусловливающих координацию их действий и достижение взаимовыгодных результатов. В этом случае институты как набор правил обладают свойствами самодостаточности, добровольности соблюдения и не требуется внешнего органа, обеспечивающего соблюдение установленного правила.

Институты можно рассматривать как общественный капитал, который может меняться через обесценивание и новые инвестиции. Формальные законы могут меняться быстро, но принуждение и формальные правила меняются медленно. И здесь примером может служить Россия, приспосабливающая экономические институты капитализма, подходящие для рыночной модели. Неформальные правила, нормы, обычаи не создаются властями, они часто развиваются стихийно.

Институты медленно приспосабливаются к изменениям окружающей обстановки, поэтому институты, бывшие эффективными, становятся неэффективными и остаются таковыми продолжительное время, так как трудно повернуть общество с исторического пути, установленного много времени назад.

Роль институтов в экономической жизни чрезвычайно велика. Институты уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Они организуют взаимоотношения между людьми. Институты определяют и ограничивают набор альтернатив в экономическом поведении, которые имеются у каждого человека. Они включают все формы ограничений, созданных людьми для того, чтобы придать определенный порядок человеческим взаимоотношениям.

Институты бывают формальные и неформальные. Формальные институты — это правила, придуманные людьми, а неформальные — общепринятые условности и кодексы поведения (обычаи, традиции и т.д.). Они могут быть продуктом сознательного человеческого замысла (например, конституции) или просто складываться в процессе исторического развития.

Формальные институты часто создаются, чтобы служить интересам тех, кто контролирует институциональные изменения в рыночной экономике. Погоня за собственными интересами одних может иметь негативный эффект у других.

Общественные институты, исполняющие идеологические или духовные потребности, часто влияют на общественные организации и экономическое поведение. Попытки государства манипулировать общественными институтами, например нормами, в своих целях часто оказывались безуспешными. Примером может служить воспитание советских людей в духе морального кодекса строителей коммунизма.

Институциональные ограничения включают как запреты индивидам совершать определенные действия, так и иногда указания, при каких условиях отдельным индивидам разрешены некоторые действия. Поэтому институты представляют собой рамки, в пределах которых люди взаимодействуют друг с другом. Важный элемент механизма функционирования институтов состоит в том, что установление факта нарушения не требует специальных усилий и что нарушитель подвергается суровому наказанию.

Некоторые люди добиваются успеха, постоянно нарушая правила и таким образом устрашая противника (и имеют соответствующую репутацию). Насколько результативна такая стратегия — это зависит от эффективности контроля за соблюдением правил и суровости наказания. Иногда кодексы поведения — честное соперничество — удерживают агентов рыночной экономики в рамках правил, даже если нарушения сулят им успех в их деле.

Между институтами и организациями существует принципиальное различие.

В то время как институты являются набором правил и законов, определяющих взаимодействие отдельных лиц, организации являются корпоративными действующими лицами, которые сами могут быть объектами институциональных ограничений.

В понятие «организация» входят политические органы и учреждения (политические партии, Госдума, контрольные ведомства), экономические структуры (фирмы, профсоюзы, семейные фирмы, кооперативы), общественные учреждения (церкви, клубы, спортивные ассоциации) и образовательные учреждения (школы, университеты, центры профессионального обучения). Организация — это группа людей, объединенных стремлением сообща достичь какой-либо цели. Институциональные рамки оказывают широчайшее влияние на то, какие именно организации возникают, и на то, как они развиваются. Но в свою очередь и организации оказывают влияние на процесс изменения институциональных рамок.

Институты влияют на экономический процесс тем, что оказывают воздействие на издержки обмена и производства. Наряду с применяемой технологией они определяют трансакционные и трансформационные (производственные) издержки, которые в совокупности составляют общие издержки производства.

Связь между институтами и эффективностью производства раскрывает концепция трансакционных издержек. Термин «трансакционные издержки» введен в научный оборот лауреатом Нобелевской премии Р.Коузом (1910 г. рожд.). Эти издержки связаны не с производством как таковым, а с сопутствующими ему затратами: поиском информации о ценах, контрагентах хозяйственных сделок, издержками заключения хозяйственных договоров, контролем за их исполнением и т.д.

Участники простой модели персонализированного обмена многократно совершают однотипные сделки друг с другом, хорошо знают атрибуты, характеристики и свойства друг друга. Измеренные трансакционные издержки в таком обществе весьма низки. Обман, нарушение обязательств, беспринципность проявляются очень редко либо вообще отсутствуют, ибо это просто невыгодно. В подобных условиях нормы поведения редко фиксируются в писаных законах. Официальные контракты не заключаются, договорное право как таковое отсутствует. Тем не менее, хотя измеренные трансакционные издержки в подобных обществах низки (при этом неизмеренные издержки при общинном строе могут быть высокими), производственные издержки высоки, поскольку специализация и разделение труда ограничены пределами рынков, заданных персонализированным обменом.

Противоположностью персонализированного обмена является мир специализированной зависимости, в котором благополучие отдельных участников зависит от сложной структуры, характеризующейся индивидуальной специализацией и, следовательно, меновыми связями, имеющими временную и пространственную протяженность. При такой форме обмена трансакционные издержки могут быть высокими, поскольку здесь возникают проблемы как с измерением характеристик объектов обмена, так. и с обеспечением соблюдения условий обмена; в результате открывается поле для обмана, нарушения соглашений, беспринципности и пр., поскольку это сулит немалый выигрыш.

Чтобы не допустить подобных действий, приходится создавать сложные институциональные структуры, которые ограничивали бы участников и тем самым минимизировали бы потери от вышеперечисленных причин.

Иногда институциональные рамки не поощряют, а тормозят экономическую активность, в этом случае политические и экономические руководители имеют возможность поощрять деятельность по перераспределению, а не по производству материальных благ, формируют неэффективные права собственности, создают монополии, а не конкурентную среду, редко стимулируют инвестиции в образование, науку, которые повышают производительность труда.

Согласно институционализму, сохранение неэффективных институтов объясняется тем, что правительство, преследуя фискальные цели, сужает временные рамки экономической деятельности и тем самым создает разрыв между побудительными мотивами частной деятельности и общественным благосостоянием.

Политическим системам органически присуща тенденция воспроизводить неэффективные права собственности, которые приводят к стагнации или упадку. На это есть две причины. Во-первых, доходы, которые получают правители, могут оказаться выше при такой структуре прав собственности, которая хотя и неэффективна, но легче поддается контролю и создает больше возможностей для взимания налогов, чем эффективная структура, которая требует высоких издержек контроля и сбора налогов. Во-вторых, правители, как правило, не могут позволить себе устанавливать эффективные права собственности, поскольку это может оскорбить одних подданных и тем самым поставить под угрозу соблюдение прав других. Интересы эффективности приносятся в жертву интересам самосохранения, диктующим иной образ действий, поскольку эффективные нормы могут ущемить интересы сильных политических группировок.

Высокие трансакционные издержки очень часто ассоциируются со слабыми институтами (слабое общественное принуждение в выполнении законов), но они могут быть связаны и с сильными институтами, которые оставляют агентам мало прав. В целом институциональные рамки общества определяют издержки контроля активов, которые влияют и на то, как ресурсы используются, и на желания индивидов приобретать активы и инвестировать в них.

Главная роль, которую институты играют в обществе, заключается в уменьшении неопределенности путем установления устойчивой (хотя не обязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми. Но устойчивость институтов ни в коей мере не противоречит тому факту, что они претерпевают изменения. Развиваются все институты — от традиционных условностей, кодексов и норм поведения до писаного права, обычного права и контрактов между индивидами.

Институциональные изменения — это сложный процесс, потому что предельные изменения могут быть следствием изменений в правилах, неформальных ограничениях, в способах и эффективности принуждения к исполнению правил и ограничений. Хотя формальные правила можно изменить за одну ночь путем принятия политических или юридических решений, неформальные ограничения, воплощенные в обычаях, традициях и кодексах поведения, гораздо менее восприимчивы к сознательным человеческим усилиям. Эти культурные ограничения не только связывают прошлое с настоящим и будущим, но и дают нам ключ к пониманию пути исторического развития.

В условиях переходной экономики обществу, согласно учению институционалистов, необходимо решать тройственную задачу. Суть этой задачи в том, что нужно, во-первых, осваивать перемены и новые механизмы, во-вторых, преодолевать негативные последствия перемен и ошибок и, наконец, сохранять ценное из наследия прошлого. Обоснованной и рациональной представляется позиция Д. Порта, касающаяся этого наследия: независимо от вашего отношения к прошлому необходимо считаться с тем, к чему люди привыкли. Стратегия и тактика реформ не может это не учитывать. В основе представлений людей лежат не единичные знания, полученные в течение жизни одного человека или одного поколения, а их сумма, аккумулированная в течение длительного периода. К сожалению, нет теории динамики трансформации, предусматривающей минимизацию ее цены.

В практике российских реформ рыночная эффективность оказывается не адекватной эффективности социально-экономической. Заплачена высокая цена за трансформацию в виде глубинных и во многом не восстановимых разрушений производственного и технологического потенциала, совершенно не сопоставимых с издержками любой из стран с переходной экономикой. Теперь уже социальная защищенность населения становится не результатом, а предпосылкой реформ, И рыночная самоорганизация не способна обеспечить преодоление глубоких кризисов — финансового, инвестиционного и институционального — без необходимого регулирования со стороны государства. Стремление механически перенести в эти условия государственно-рыночные пропорции, сложившиеся в течение десятилетий на Западе, и вредно, и опасно, поскольку забегание вперед в поведенческих системах вызывает движение вспять.

Для успешного осуществления реформ необходимы изменение институциональной системы, формирование эффективных форм собственности, активно влияющих на экономическое развитие.

Другие публикации:  Страховые компании по осаго краснодара

Собственность как экономическая и юридическая категория. Законы собственности и присвоения

Для перехода к рыночной экономике необходим ряд условий, среди которых важнейшим является наличие многообразных форм собственности. Обоснование не только возможности, но и необходимости многообразия форм собственности является одним из фундаментальных достижений экономической теории. Но прежде чем подробно рассмотреть различные формы собственности, необходимо выяснить: что же такое собственность?

Выявление содержания отношений собственности как экономической категории — важнейшая методологическая проблема экономической теории. Она является предметом самого пристального изучения многих экономистов-ученых, уже не один десяток лет она выступает объектом споров и дискуссий.

Различные экономические школы по-разному определяют собственность и ее сущность.

Согласно марксистскому учению собственность как экономическая категория выражает отношения между людьми по поводу присвоения (отчуждения) средств производства и создаваемых с их помощью материальных благ в процессе их производства, распределения, обмена ц потребления.

Здесь совершенно правильно фиксируется внимание на том, что факт принадлежности материальных благ субъекту должен признаваться не только им самим, но и другими субъектами, поэтому возникает право собственности как общественное отношение.

Западные экономисты видят в собственности лишь отношение человека к вещи. Здесь момент истины состоит в том, что отношения собственности рассматриваются онтологически, т.е. как отображение реального взаимодействия собственника с его имуществом, распоряжения им, его использования.

Одно из первых определений собственности дано задолго до появления всяких «измов» в кодексе императора Юстиниана (V в.) «Римское право», где собственность рассматривается как право владения, пользования и распоряжения имущества. В этом определении «право» и «владение» предвосхищают более позднее марксистское понимание собственности (так как отражают общественный характер и присвоение), а слова «пользование» и «распоряжение» — западное понимание данной категории.

Характерной чертой марксистской трактовки собственности было подчеркивание примата экономического содержания (экономической природы) собственности над ее юридической формой, а также глубинной основы собственности как отношения между людьми в отличие от отношений человека к вещи. Если рассматривать право собственности как установление законом правил, которые определяют, какими вещами может пользоваться или распоряжаться то или иное лицо, а также условий, при которых такое использование или распоряжение может быть осуществлено, в этом случае право собственности — юридическая, категория.

Собственность как экономическая категория, согласно марксистской теории, существует независимо от воли и сознания людей. Еще Клисфен (509 г. до н.э.) и Солон (594 г. до н.э.) отмечали, что законы не создают отношений собственности, они закрепляют отношения, которые фактически сложились в обществе. Поэтому следует различать экономическую и юридическую категории собственности. Как юридическая категория собственность есть субъективное толкование объективно сложившихся отношений присвоения, результат общественной потребности в закреплении того, что уже сложилось на практике в специфической регулятивной форме общественного сознания.

Отношения собственности — это объективно-субъективные отношения, где объектом выступают материальные условия производства и жизнь человека (средства производства и рабочая сила), а также результаты производства (материальные блага и услуги), а субъектами — человек, товарищества, ассоциации, трудовые коллективы, представители государства, работники государственного аппарата.

Собственность на материальные условия производства и собственность на рабочую силу обеспечивают равенство факторов производства в рыночной экономике в том смысле, что они не могут существовать один без другого в процессе производства.

В соответствии с марксизмом определяющим по сравнению с собственностью на предметы потребления является отношение собственности на средства производства, так как последние определяют цель, характер общественного производства, социально-экономическую структуру общества, взаимоотношения классов и социальных групп.

Отношения собственности охватывают процессы присвоения, отчуждения, пользования, владения и распоряжения факторами производства и продуктами труда, стратегию и тактику развития производства, направление использования средств, выбор форм, организации труда и производства, а также контроля за ними. Собственность тесно связана с управлением экономической властью. Строго говоря, управление производством — функция собственности, одна из ее обязательных сторон. Как правило, управляет производством тот, кто является собственником средств производства. Собственность является одним из ключевых (хотя и не единственным) элементом экономической власти — ее источником.

Определяющим в содержании собственности является присвоение. Присвоение есть отчуждение объекта собственности субъектом от других субъектов, осуществляемое наряду с экономическими также насильственными и юридическими способами. Исследуя категорию присвоения, можно выделить присвоение посредством труда, обращения и как акт, совершаемый в самом процессе производства, момент производства.

От собственности как полной формы присвоения и отчуждения следует отличать владение, пользование и распоряжение. Владение — это неполное частичное присвоение. Владелец — представитель средств производства. Он является персонифицированным представителем собственника. Владение — функционирующая собственность при условиях, определяемых собственником. Например, аренда, кредит, которые предполагают срочность, платность, возвратность, а также присвоение части дохода.

Пользование — фактическое применение вещи в зависимости от ее назначения. Пользование представляет собой форму реализации владения и собственности. Если владение есть функция собственности, то пользование есть функция владения.

Распоряжение — это принятие решений владельцем или другим лицом по поводу функционирования объекта собственности, основанное на праве предпринимателя передавать в пользование имущество в пределах, дозволенных собственником.

В связи с этим важно отметить, что предприниматель в рыночной экономике может быть не собственником, но обязательно должен обладать правами владения, пользования и распоряжения — триадой полномочий собственности. В Законе РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности» это положение зафиксировано следующим образом: собственник не имеет право вмешиваться в деятельность предприятия после заключения договора с управляющим, за исключением случаев, предусмотренных договором, уставом предприятия и законодательством РФ.

Итак, собственность — это целое, а ее элементами являются владение, пользование и распоряжение. Связь между этими элементами такова: распоряжение определяется пользованием, пользование определяется владением, владение определяется формами собственности.

Согласно экономической теории прав собственности, собственностью является не ресурс (средства производства или рабочая сила) сам по себе, а пучок или доля прав по использованию ресурса.

У истоков теории прав собственности стояли два известных американских экономиста Р.Коуз и А.Алчиан. В дальнейшей разработке этой теории принимали участие И.Байрицель, Г.Беккер, Д.Норт, Н.С.Ченг, Р.Певзнер и др.

Полный «пучок прав» состоит из 11 элементов:

  1. право владения, т.е. право исключительного физического контроля над благами;
  2. право пользования, т.е. право применения полезных свойств благ для себя;
  3. право управления, т.е. право решать, кто и как будет обеспечивать использование благ;
  4. право на доход, т.е. право обладать результатами от использования благ;
  5. право суверена, т.е. право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение блага;
  6. право на безопасность, т.е. право на защиту от экспроприации благ и от вреда со стороны внешней среды;
  7. право на передачу прав в наследство;
  8. право на бессрочность обладании благом;
  9. запрет на использование способом, наносящим вред внешней среде;
  10. право на ответственность в виде взыскания, т.е. возможность взыскания благ в уплату долга;
  11. право на остаточный характер, т.е. право на существование процедур и институтов, обеспечивающих восстановление нарушенных правомочий.

Права собственности понимаются как санкционированные обществом (законами государства, традициями, обычаями, распоряжениями администрации и т.д.) поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования.

Отношения собственности в этой теории выводятся из ограниченности ресурсов: без какой-либо предпосылки редкостей бессмысленно говорить о собственности. Поэтому отношение собственности — это система исключений из доступа к материальным и нематериальным ресурсам. Если отсутствуют исключения из доступа к ресурсам, следовательно, они — ничьи, никому не принадлежат или — что одно и то же — принадлежат всем, ибо имеется свободный к ним доступ. Согласно данной теории такие ресурсы не составляют объекта собственности.

Исключить других из собственного доступа к ресурсам означает специфицировать права собственности на них. Термин «специфицировать» дословно означает перечисление потребностей, на которые необходимо обратить особое внимание. Смысл и цель спецификации — создание условий для приобретения прав собственности теми, кто ценит их выше, кто способен извлечь из них большую пользу.

Формы собственности находятся в постоянном развитии. По мере развития цивилизации менялись и отношения собственности, принимая самые разнообразные формы. Это дает основание для утверждения, что собственность есть историческая категория.

Виды и формы собственности в современной экономике

Нередко утверждается, что основой рыночных отношений может быть лишь частная собственность, под которой понимается собственность отдельных лиц, или индивидуальная частная собственность. Мировой опыт свидетельствует о том, что развитая рыночная экономика, цивилизованный рынок опираются на полиморфизм собственности. И объясняется это тем, что душой рынка является конкуренция, которая предлагает большое количество рыночных субъектов. Последние функционируют на основе различных форм собственности, существование которых обусловлено уровнем развития производительных сил, степенью обобществления производства. Сам рынок безразличен к формам собственности. Он не безразличен к тому, насколько самостоятельны рыночные субъекты и насколько они свободны в своей хозяйственной деятельности (в рамках закона), к условиям конкуренции.

Истории человеческого общества известны самые разнообразные формы собственности, из которых наибольшее значение имеет государственная и частная собственность.

Государственная собственность

В современном мире нет ни одной страны, где бы государство не занималось хозяйственной деятельностью. В странах с развитой рыночной экономикой с помощью налогов централизуется и перераспределяется государством от 1/3 (США, Япония) до 50% с лишним (Швеция) валютного национального продукта. В западных странах доля государства в основных фондах составляет от 7 до 30% и более.

Государственная форма собственности применяется в тех сферах экономики, в которых объективно велика потребность в прямом централизованном управлении, осуществлении государственных инвестиций, в которых ориентация на прибыльность не является критерием, достаточным для функционирования в общественных интересах. Сюда относятся такие виды деятельности, возникшие в процессе развития общественных производительных сил, которые могут функционировать только как общие (как единое целое), благодаря чему объективно складывается государственная форма управления ими и их материальной основой (средства информации, социальная и производственная структура, экологическая защита, фундаментальная наука и наукоемкое производство, такое, как освоение космоса и т.д.). Государственная форма собственности возникает и при необходимости государственной помощи для санации терпящих банкротство негосударственных предприятий. Происходит это на основе национализации фактически убыточных предприятий, их санации с помощью государственных средств и последующей реприватизацией.

В России до недавнего времени в экономической практике преобладало стремление к «единой фабрике», укрупнению производства в 10 раз и более на основе развития государственной собственности. Последняя называлась ведущей и общенародной, что сегодня правомерно оспаривается многими экономистами. Общенародная собственность по существу не состоялась, потому что не имела объективных условий. Она не соответствовала не только доиндустриальному этапу развития, но в качестве единственной, всеохватывающей не соответствовала потребностям состоявшейся индустриализации, современному этапу НТР, т.е. уровню развития постиндустриального общества. Отсюда были неизбежны деформация общественной собственности, ее перерождение в условиях административно-командной системы. Это, в свою очередь, привело к таким социально-экономическим последствиям, как во многом технически отсталая промышленность, полуразрушенное сельское хозяйство, всеохватывающий дефицит товаров и услуг, дефицит госбюджета, экономическая изолированность от мирового хозяйства.

В результате деформации общественной собственности возникали новые виды эксплуатации: «лагерный», когда ежегодно эксплуатировались 10—15 млн «врагов народа» и членов их семей; «казарменный» — эксплуатировавший 35 млн крестьян и 3 млн спецпоселенцев; «государственный» — в форме плутократического присвоения (теневая экономика, коррупция, тотальная бесхозяйственность и другие виды хозяйственных преступлений).

Мировой опыт показывает, что государственная собственность может быть эффективной, так как имеет определенные преимущества по сравнению с другими формами собственности, обусловленные ее функциями: способностью осуществлять макрорегулирование, формировать стратегию экономического развития общества в целом, оптимизировать структуру национальной экономики по критерию достижения наивысшей эффективности, ориентированную в конечном счете на человека. В то же время независимо от экономического и социального строя государственная собственность в большинстве случаев функционирует с меньшей эффективностью, чем другие формы. С одной стороны, это связано с развитием государственной собственности в сферах, где возможности рынка ограничены и снижается мотивация к труду. С другой — эффективность государственной собственности может снижаться и в отраслях с нормально функционирующим рынком из-за обезличенности собственности и утратой предприятием рыночной ориентации. Преобладание же государственной формы собственности в экономике страны (в России 90% основных производственных фондов находилось до недавнего времени в госсобственности) ведет к возникновению государственной монополии, которая пагубно сказывается на развитии экономики, для удовлетворения потребностей людей и является чрезвычайно выгодной и для производителя. Государственное предприятие выступает в качестве монополиста. В результате такого положения «вымывается дешевый ассортимент», потребителю навязывается выгодный для производителя ассортимент, снижается качество товара, нарушаются сроки и объемы доставок, сокращается производство, возникает дефицит продукции, не удовлетворяется массовый спрос.

Таким образом, речь может идти об устранении не государствен-ной собственности, а ее монопольного положения. Резко сократившись, государственная собственность в виде общенациональной, республиканской и муниципальной будет играть существенную роль в экономике.

Другие публикации:  Как пишется в графе гражданство

Рассматривая любой город как автономию, целостную самоуправляющуюся хозяйственную систему, можно сделать вполне определенный вывод: наиболее приемлемой для этой системы формой экономических, коммерческих и правовых отношений является муниципальная собственность.

Муниципализация (от лат. municipium — самоуправляющаяся община) означает передачу государственной властью права собственности на землю, строения, предприятия местного хозяйства органам городского (и сельского — в сельской местности) самоуправления.

Объектами муниципальной собственности в городах становятся прежде всего системы их жизнеобеспечения: водопроводная и канализационная сети, газовое хозяйство, электроснабжение, транспорт, жилой фонд и т.д. Сосредоточение этих служб в ведении городских властей дает немало преимуществ как самим городам, так и населению. Прежде всего это экономическая выгода: объединенное городское хозяйство и предоставляемые им населению услуги оказываются, как правило, значительно дешевле, нежели в случае рассредоточения этих служб по отдельным частным собственникам (или, как это нередко случалось в нашей стране, — по ведомствам). Благодаря упорядочению финансов содержание муниципальной собственности и городского хозяйства обходится дешевле и государственному бюджету — муниципализация способствует уменьшению дотаций из последнего.

Муниципальная собственность становится той экономической базой, благодаря которой появляется возможность улучшать и облегчать условия жизни населения. Муниципалитеты принимают на себя значительную часть затрат на содержание нетрудоспособных членов общества, особенно в сложные для страны периоды.

Сосредоточение в единых руках всех технических служб города (водоканализационного, газового, электрического и транспортного хозяйства) позволяет, упорядочив их эксплуатацию, предоставлять населению дополнительные удобства.

Наконец, еще одно преимущество муниципализации собственности — возможность видеть и обеспечивать перспективы развития городов и их хозяйства, строить и развивать городские службы с расчетом на будущее (особенно это относится к системам водоснабжения, канализации, электро- и теплоснабжения, транспорту и жилищному строительству).

Городское самоуправление получает исключительное (монопольное) право производства отдельных продуктов и услуг, выполнения ряда работ для населения. Ввиду общественной роли, которую играют подобные предприятия, на них нельзя смотреть только с точки зрения доходности. Основным требованием, предъявляемым к предприятиям, перешедшим в собственность городской или сельской власти, является снабжение населения доброкачественными продуктами и услугами по возможно более низким ценам, а иногда и бесплатно.

Во многих городах Западной Европы формирование муниципальной собственности предоставляет населению большие материальные выгоды, в том числе и посредством снижения налогов. Зарубежный опыт свидетельствует также, что с переходом в муниципальную собственность прежних частных предприятий, обслуживающих городское хозяйство, плата населения за их услуги (воду, газ, отопление, пользование канализацией, транспорт) не только не поднималась, но, напротив, падала. И это правило распространяется не только на те предприятия и службы, которые приносят городам большие прибыли, но также и на малорентабельные.

Частная собственность

Исторически термин «частная собственность» связан с тем, чтобы отграничить государственное (казенное) имущество от всех других имуществ. Поэтому считалось, что все негосударственное есть частное. Сегодня при огромном разнообразии форм собственности «неказенной» является. собственность не только отдельных граждан, но и кооперативов, ассоциаций, народных предприятий. В соответствии с этим в западной экономической теории и практике утвердилось представление, согласно которому под частной собственностью понимается всякая негосударственная форма собственности. В таком понимании есть своя логика. Государство выступает в качестве представителя всего общества, а остальные субъекты собственности олицетворяют лишь часть общества, и поэтому правомерно их считать представителями частной собственности.

Многие считают, что частная собственность — это безраздельная, ничем не ограниченная (кроме воли своего хозяина) собственность. В действительности частный собственник имеет полное право производить над объектом своей собственности все операции, которые сочтет нужными, лишь бы эти операции не вторгались в сферу частной собственности других людей. В цивилизованном обществе выработаны определенные правила поведения собственников. К частной собственности можно отнести:

  1. домашние хозяйства как экономические единицы, осуществляющие производство продукции и оказание услуг для собственных нужд;
  2. легальные частные предприятия, действующие в соответствии с законодательством. Сюда относятся предприятия любого размера — от индивидуального, кустарного производства до крупных предприятий;
  3. нелегальные частные предприятия в составе «теневой экономики». Сюда относится вся деятельность в сфере производства товаров и оказания услуг, которую частные лица осуществляют без специального разрешения властей;
  4. любой вид использования частного имущества для личных сбережений — от сдачи внаем квартир до денежных операций между частными лицами.

Частный сектор развивается спонтанно без каких-либо инструкций из центра, что свидетельствует о жизнеспособности частной собственности. Одним из основных условий развития частного сектора является полная свобода учреждения предприятия и начало любой производственной деятельности. Частный сектор не должен сталкиваться ни с какими запретами и должен иметь неограниченное право сдавать в аренду имущество, находящееся в частной собственности, на основе свободного договора межу арендодателем и арендатором, а также накапливать, продавать и покупать любые высокоценные предметы. Свободные цены, основанные на свободном договоре покупателя и продавца, свободная внешнеторговая деятельность, свобода купли-продажи жилья или имущества, находящегося в частной собственности, свобода кредитования с уплатой процента, свобода найма рабочей силы, свобода финансовых инвестиций в любые частные предприятия — вот та атмосфера, которая необходима для развития частного сектора.

Второе условие развития частного сектора требует гарантии законами выполнения частных договорных обязательств. В случае любого нарушения частного договора пострадавший гражданин должен иметь право обратиться в суд, чтобы принудить нарушителя к выполнению принятых им обязательств.

Третье условие — необходимость абсолютной безопасности частной собственности. Гарантии ее неприкосновенности должны предусматриваться законами, программами партии и заявлениями ведущих государственных деятелей. Нужны гарантии, что конфискаций не будет никогда.

Четвертое условие требует, чтобы кредитная политика стимулировала частные капиталовложения. Для развития всех форм собственности идеальным можно считать положение равных возможностей для всех форм собственности. Но в реальной действительности государственным сектором накоплен колоссальный капитал, произошло сращивание бюрократического аппарата, государственной банковской системы и государственных предприятий. Это обусловило несомненные стартовые преимущества государственного сектора. Но несмотря на это, эффективность частного сектора возрастает именно потому, что над ним постоянно висит угроза разорения в случае финансовых трудностей, какие бы при этом ни были условия кредитования.

Пятое условие. Для дальнейшего развития частного сектора очень важно наличие в обществе уважения к частному сектору. В условиях рыночной экономики, если покупателю нужен товар, предлагаемый продавцом, и данный покупатель готов заплатить запрашиваемую цену, то деятельность предпринимателя, торговца в качестве продавцов должна рассматриваться как общественно полезная.

Сегодня в России, несомненно, имеется три группы людей, способных стать предпринимателями. Во-первых, это часть бюрократии, имеющая власть, которую она обменивает на деньги, во-вторых, это теневики, мафия, имеющая сегодня миллиарды рублей. В-третьих, это квалифицированные работники, которых не удовлетворяет ни оплата, ни условия труда.

Во всех же странах ядро преуспевающих частных предпринимателей составляют трудолюбивые, энергичные люди, стремящиеся повысить свой социальный статус. Рынок производит естественный отбор из мелких и средних собственников, появляются будущие основатели крупных предприятий.

Частная собственность в своем функционировании приобретает отдельные черты общественного характера. Это проявляется в выплате обязательных взносов по социальному страхованию, налогов в государственный и местный бюджеты, ренты. Кроме того, частные собственники несут такую же экономическую и правовую ответственность, удовлетворяют определенные потребности как и государственные, а также коллективные предприятия.

Разрушение и полная дискриминация частной собственности в нашей экономике в недавнем прошлом привели к тому, что были утрачены не только негативные стороны частного предпринимательства, но и его сильные мотивационные стороны. При обосновании необходимости частной собственности важно ответить на вопрос: «Является ли частная собственность тормозом развития экономики или она и сегодня эффективна и полезна?» Опыт индивидуально развитых стран показал, что потенциал этой формы собственности еще не исчерпан. И важно также помнить, что частная собственность служит непосредственной основой других форм собственности и различных форм хозяйствования (например, акционерных обществ и фермерских хозяйств). В современном цивилизованном обществе изменилось состояние и самой частной собственности. Многие экономисты признают, что она выступает теперь не только в индивидуальной (трудовой и нетрудовой), но и в других формах — коллективной, групповой, акционерной.

Коллективная (групповая) собственность

Коллективная собственность в России представлена прежде всего в виде кооперативной собственности колхозов, потребительской и других форм кооперации, а также акционерной собственности и собственности совместных, смешанных предприятий.

Кооперативная форма собственности широко распространена в большинстве стран мира. По имеющимся оценкам, в мире действует около 1 млн кооперативных организаций, более чем 120 их видов и разновидностей, а объединяют они 600 млн человек. Первые кооперативы по переработке и сбыту сельскохозяйственной продукции возникли в Дании и Швеции в 1880—1885 гг.; по использованию удобрений и сельскохозяйственных орудий — в Нидерландах, Франции. Через 100 лет в 12 странах на долю кооперативов приходилось 60% сбыта сельскохозяйственной продукции. В настоящее время в Японии они реализуют свыше 90% товарной продукции аграрного сектора; в Нидерландах — 60—65%; Германии, Франции, Испании — 50—52%; США, Великобритании, Италии, Бельгии — 30%. Создана международная организация «Международный кооперативный альянс», который объединяет сегодня 370 млн кооператоров мира, в том числе и российских.

Собственность потребительской кооперации существенно отличается от собственности колхозов. Колхозы — это производственные кооперативы, и их собственность функционирует в сфере производства. Потребительская кооперация — это потребительские кооперативы в сфере обращения (хотя они выполняют и производственные функции), но здесь работают не только его члены. Последние имеют преимущества в потреблении той или иной продукции.

Первые организации потребительской кооперации были созданы в России в дореволюционное время рабочими, крестьянами и служащими с целью избавления от торговых посредников при закупке товаров. В начале 1914 г. в стране насчитывалось около 1,7 млн членов потребительских обществ. В целом же заметного влияния на улучшение снабжения населения кооперативы тогда не оказывали. Декрет СНК от 10 апреля 1918 г. «О потребительских кооперативных организациях» возлагал на кооперацию снабжение не только ее собственных членов (число которых в это время превысило 17 млн), но и всего населения страны. С сентября 1935 г. сфера деятельности кооперативной торговли была ограничена сельской местностью. В настоящее время потребительская кооперация осуществляет свою деятельность и в городе, и на селе, а также имеет широкие международные связи с организациями и фирмами 50 стран мира.

Русские экономисты, настроенные более или менее демократически, всегда придавали огромное значение кооперативной собственности. Известны, например, работы М.И.Туган-Барановского «В поисках нового мира» (1913), «Социальные основы кооперации» (1916), А.Чаянова «Краткий курс о кооперации» (1925) и многие другие.

Деформация собственности в нашей стране коснулась и ее кооперативной формы, что нашло свое проявление в огосударствлении, размывании кооперативных принципов, ее характеристике как незрелой, второстепенной.

Тем не менее в силу своей специфики кооперативная форма в условиях рыночной экономики обладает более высоким, чем государственная собственность, потенциалом, что обусловливает ее преимущества (связь оплаты труда с конечными результатами деятельности предприятия, самоокупаемость, самофинансирование, демократические формы управления и более сильная мотивация к труду).

Исторически и логически изначальными принципами кооперативной собственности являются:

  • долевая основа формирования фондов и средств кооперативных предприятий;
  • участие членов кооператива в его деятельности своим трудом. Это относится ко всем видам кооперации;
  • право вхождения и выхода с возвращением имущества.

Кооперативная форма собственности — это коллективная форма собственности, но не утратившая индивидуализма, что проявляется в связи дохода с индивидуальным вкладом (паем). Отсюда ее более сильный мотивационный потенциал.

Разновидностью коллективной формы собственности является акционерная собственность. Например, собственность фирмы General Motors принадлежит 3 млн акционеров. Акционерная собственность является коллективной и по способу возникновения, функционирования и экономическим формам реализации. Исторически материальной основой возникновения акционерной формы была потребность обобществления, присущая крупному машинному производству. Но только этого явно недостаточно. Крайне необходимо также высокое развитие кредита, порождающее доверие. Акционерная собственность возникает на основе добровольного объединения денежных средств различных слоев населения. Такое объединение становится основой совместного коллективного создания в процессе функционирования акционерного предприятия доходов и их индивидуального присвоения в виде дивидендов. В пределах индивидуального пакета акций (т.е. суммы акций, приходящейся на каждого акционера) акционер получает свободу самостоятельно принимать решения, оказывая тем самым соответствующее воздействие на перспективы развития данного предприятия. Акционерная собственность наследовала частную собственность, не разрушая, но постоянно ее преобразуя, поэтому К.Маркс назвал ее «всеобщей частной собственностью».

С известной долей условности можно выделить две существующие сегодня базовые модели акционерной собственности.

1. Англосаксонская модель: 20—30% акций иммобильны, надолго оседают в руках немногих владельцев, формируют контрольные пакеты; 70—80% акций подвижны, легко переходят из рук в руки, являются объектом торговли на фондовом рынке.

2. «Континентальная» модель: у постоянных акционеров сосредоточенно 70—80% бумаг, а 20—30% поступают на рынок и рассматриваются инвесторами как объект временного помещения средств.

Кардинальное различие между этими моделями состоит в той роли, которая отводится рынку акций. Первая модель допускает, что из бумаг, обращающихся на бирже, можно сформировать новые контрольные пакеты. Биржа выступает здесь в качестве «рынка контроля», который ставит судьбу каждого открытого акционерного общества в зависимость от присущих этому рынку критериев эффективности, высшим из которых является курс акций.

Другие публикации:  Осаго в краснодарском крае на 2019 год

Акционирование в России, скорее всего, приведет к формированию второй, «континентальной» модели собственности на акции. Известны главные претенденты на акции практически любого преобразуемого предприятия, все они стремятся владеть крупными блоками ценных бумаг. Таким образом, большая часть акций окажется связанной и не поступит на «розничный» рынок. Продажа таких акций будет осуществляться «оптом» по результатам переговоров (так как речь пойдет о передаче контроля) и по более высоким, чем биржевые, ценам.

Акционерная собственность — наиболее совершенная, гибкая и соответствующая крупному общественному производству. По способу возникновения и функционирования она является общественной формой собственности, одновременно выступающей и индивидуальной. В этом ее достоинство и универсализм.

Заинтересованность (мотивация) держателей акций является не полной, а частичной. Речь идет об относительной заинтересованности акционеров в функционировании всего акционерного капитала, которая ограничена объемом средств индивидуального пакета акций, а не всем капиталом.

В странах Запада (если исключать мелкий бизнес и сельское хозяйство) акционерная собственность стала чуть ли не всеобщей — в этих странах ею охвачено почти 80% основных фондов и производимой продукции. Чисто государственные предприятия там редкость. Они обычно функционируют в акционерной форме, но считаются государственными потому, что государство располагает контрольным пакетом акций. Следовательно, государственная собственность развивается в направлении индивидуализации собственности, а частная собственность — в направлении общественных форм присвоения. Это диалектика.

Итак, ни одна из форм собственности не может быть идеальной и универсальной. Каждая форма собственности имеет свои сферы наиболее эффективного применения. Государственная собственность функционирует успешно в сферах с ограниченными возможностями рыночного стимулирования. Акционерная и кооперативная формы собственности целесообразны в случаях, когда требуется концентрация средств. Частная собственность используется там, где не требуется большой концентрации средств, где необходимые средства для хозяйственной деятельности могут быть заработаны и накоплены индивидуально.

В экономической литературе помимо основных форм собственности выделяют и другие производственные формы, такие, как собственность общественных организаций, ассоциаций, товариществ, церкви и т.д., семейная собственность. Особое место занимает интеллектуальная форма собственности, представляющая собой присвоение знаний, обмен научной информацией, культурой, искусством, изобретением, на основе которой становится возможной так называемая «утечка мозгов».

Развитие форм собственности на современном этапе характеризуется процессом интернационализации отношений собственности, в результате чего появляются совместные, смешанные предприятия, а также транснациональные корпорации. Все это дает основание говорить о системе форм собственности.

Родовым признаком любой формы собственности является ее индивидуализм, который выступает основой двух важнейших функций собственности как существенного достояния экономической цивилизации:

  1. собственность определяет и фиксирует исключительную принадлежность определенных предметов тем или иным лицам, группам (нет «ничейной» собственности!);
  2. собственность порождает не только интерес к активному использованию средств производства, но и ответственность за их судьбу, за их эффективное использование.

Огромное практическое значение имеют экономические формы реализации собственности, к которым относятся:

  1. доходы в виде прибыли, ренты, заработной платы, процента;
  2. система экономических интересов;
  3. конечные народнохозяйственные результаты (удовлетворение потребностей членов общества, рост благосостояния народа). Последнее трактуется по-разному: в условиях тоталитарной экономики как милость государства; в условиях рыночной экономики как результат дела собственных рук, знаний, уменья, предприимчивости).

Разгосударствление и приватизация. Реформирование отношений собственности в России

Огосударствление всей общественной жизни означает, что государство занимает монопольное положение, а сама система общественной жизни выступает в качестве авторитарно-бюрократического государства.

Огосударствление имеет различные сферы и формы проявления:

  1. огосударствление процессов присвоения условий, факторов производства и результатов производства, что неизбежно приводит к отчуждению непосредственных производителей (работников и трудовые коллективы) от средств и результатов производства. Отсюда возникает объективная необходимость создания формирования форм присвоения работниками и трудовыми коллективами средств и результатов производства, при которых они могли бы относиться к ним как к своим, а не чужим. В этом предпосылка демократизации общества;
  2. огосударствление управления общественным производством, проявляющееся через монополию государства на экономические процессы (директивный характер государственного планирования, определение только государством ближайших и долгосрочных целей развития экономики в целом и отдельных ее звеньев, монополия на распределение материально-технических ресурсов и товаров народного потребления, монополия на ценообразование, определение предпринимательской деятельности, внешней торговли и т.д.).

Гипертрофированное огосударствление экономики приводит к мономорфизму собственности, окостенению предпринимательских структур, препятствует функционированию рыночных механизмов. Именно поэтому специфика российской экономики, определяющаяся тотальным господством государственной собственности, диктует необходимость разгосударствления и приватизации как основного метода перехода к реальному многообразию форм собственности как основы формирования рыночного хозяйства, как метода оптимизации структуры предпринимательства.

Разгосударствление — это совокупность мер по преобразованию государственной собственности, направленных на устранение чрезмерной роли государства в экономике. Оно означает снятие с государства большинства функций хозяйственного управления, передачу соответствующих полномочий на уровень предприятий, замену вертикальных хозяйственных связей горизонтальными. Разгосударствление не предполагает полного ухода государства из экономической сферы. Современное производство не может успешно развиваться без государственного регулирования, которое эффективно лишь в определенных пределах. Если эти пределы нарушены, то эффективность общественного производства снижается. Сегодня тенденция к разгосударствлению приняла общемировой характер.

Разгосударствление может осуществляться по различным направлениям:

  1. разгосударствление процессов присвоения, признание каждого работника и трудового коллектива равноправным участником присвоения, демонополизация;
  2. создание многообразных форм хозяйствования, предоставление всем формам предприятий равных прав на свободу хозяйственной деятельности в рамках закона;
  3. возникновение новых организационных структур, новых форм предпринимательской деятельности (концерны, консорциумы, ассоциации и т.п.), между которыми ведущую роль играют горизонтальные связи.

Таким образом, разгосударствление направлено на преодоление монополизма, развитие конкуренции и предпринимательства. Это центральная проблема перехода к рыночной экономике.

В тесной связи с разгосударствлением находится приватизация.

Приватизация — одно из направлений разгосударствления собственности, заключающееся в передаче ее в частную собственность отдельных граждан и юридических лиц.

Приватизация государственных и муниципальных предприятий в России означает приобретение гражданами, акционерными обществами (товариществами) у государства местных органов власти в собственность:

  • предприятий и их подразделений, выделяемых в самостоятельные предприятия;
  • материальных и нематериальных активов предприятий;
  • долей (паев, акций) государства и местных органов власти в капиталеакционерных обществ (товариществ);
  • принадлежащих приватизируемым предприятиям долей (паев, акций) в капитале иных предприятий.

Таким образом, различие между приватизацией и разгосударствлением сводится к тому, что первая отражает процесс коренной трансформации отношений собственности, а вторая является понятием, охватывающим весь комплекс преобразований существующей хозяйственной системы, направленных на разрушение в ней государственного диктата и создание условий для функционирования экономики как независимой от государства сферы общественной деятельности людей.

Объектами приватизации могут быть: крупная промышленность, мелкие и средние предприятия промышленности и торговли, предприятия сферы услуг, жилищный фонд, жилищное строительство, предприятия сельского хозяйства и т.д.

После приватизации субъектами собственности становятся: частное лицо, работник приватизируемого предприятия, трудовой коллектив, банки, холдинги, акционерные общества (товарищества) и т.д.

Масштабы приватизации в той или другой стране зависят от того, насколько широко использовался в них метод национализации частного сектора в предшествующий период. В странах, где метод национализации применялся редко (США, ФРГ, Япония), тенденция к приватизации проявилась слабо. В тех странах, где процесс национализации зашел сравнительно далеко (Великобритания, Франция), приватизация осуществляется в широких масштабах.

Разгосударствление и приватизация могут проводиться на основе бесплатной передачи собственности, выкупа предприятий на льготных условиях, продажи акций, сдачи предприятий в аренду, продажи мелких предприятий с аукциона по конкурсу и без него. В Законе о приватизации Российской Федерации продажа государственного имущества с незначительными оговорками (льготная продажа акций членам трудовых коллективов, рассрочка платежа, передача некоторой части имущества трудовым коллективам безвозмездно) признается абсолютно преобладающей.

Лидер приватизации — Великобритания предложила следующие способы приватизации: распродажа и безвозмездное распределение акций; подряды на оказание услуг; продажа государственного жилья квартиросъемщикам; отказ от государственной монополии в целях развития конкуренции. Всего мировой опыт насчитывает 22 различных способа частичной и полной передачи государственной собственности и ее функций частному сектору.

Николас Ридли — главный архитектор и проводник Британской программы доказывал, что приватизация является средством придания экономике большей эффективности потому, что государственные предприятия работают на себя, а не на потребителя. Их финансирует не потребитель, а государство, у них проявляется иждивенчество. Частный сектор ведет дело эффективнее, так как непризнание его деятельности потребителем грозит ему банкротством. При приватизации убыточных предприятий Ридди рекомендует списать долг и заинтересовать собственников сделать предприятие рентабельным. Нельзя считать, по его мнению, что приватизация может привести к тому, что собственность государственного сектора сосредоточится в руках только богачей, ибо существуют и бесплатные, и на льготных условиях формы приватизации.

Процесс приватизации — длительный процесс. В Японии он осуществлялся 10 лет, в Западной Европе — 10—15 лет.

В нашей стране приватизация проводилась в принудительном порядке и в обстановке настоящей гонки. Так, в начале 1992 г. вышел Указ № 721, согласно которому каждое крупное предприятие должно было быть приватизировано до 2 ноября 1992 г. В результате этого Указа буквально в течение нескольких месяцев все мало-мальски крупные предприятия подали заявки на приватизацию. Ежедневно приватизировались десятки заводов и фабрик. Таким образом, из рук государства буквально были «вырваны» крупнейшие предприятия. Однако прежде чем проводить приватизацию, нужно было осуществить большую подготовительную работу по разукрупнению монополистических объединений, созданию нескольких компаний, эффективного механизма ценообразования, с помощью которого можно было бы более достоверно оценить стоимость предприятия. Начинать приватизацию целесообразно с продовольственной структуры, торговли и сферы услуг. Чтобы государственная собственность не досталась криминальным структурам, важно создать много конкурентов. Государство должно ввести ограничения для приватизации иностранцами стратегических отраслей (энергоснабжение, водоснабжение, нефти, обороны и т.д.), хотя в других отраслях народного хозяйства привлечение иностранного капитала крайне необходимо, иначе нам трудно будет выйти из кризиса. И не стоит опасаться, что западные фирмы скупят у нас акции по дешевым ценам и станут владельцами значительной доли нашего национального богатства. При современной политической и экономической нестабильности они не рвутся к нам на рынок.

Процессы приватизации в России начались намного раньше, чем сформировалась концепция предприятий, и понятие частной собственности было официально признано. В начале происходила своеобразная приватизация государственных финансовых ресурсов, заключающаяся в том, что деньги государственных предприятий и общественных организаций начинали свой собственный оборот, постепенно превращаясь в собственные средства независимых формально от государства предприятий и ассоциаций. В результате происходила своеобразная приватизация государственных финансовых ресурсов и уже на ее основе приватизация экономики в целом. В настоящее время не менее 80% всех крупных коммерческих предприятий в России созданы на основе государственного капитала, который начал свое движение и обращение в самом начале перестройки.

Процессы приватизации и разгосударствления за последние годы резко изменили структуру собственности в России. Налицо становление новой тенденции в развитии собственности. На смену монопольному господству одной ее формы приходит реальный полиморфизм собственности, многообразие ее форм и основанных на них видов хозяйствования. Однако на развертывании этих процессов сказывается целый ряд факторов, к ним относятся отсутствие законов или существенные пробелы в законодательстве, обусловленные десятилетним невниманием к правовой стороне собственности.

В заключение необходимо подчеркнуть, что к эффективному хозяйствованию ведут не сами по себе разгосударствление и приватизация, а именно рыночная система, главную движущую силу которой составляет конкуренция. Разгосударствление и приватизация образуют лишь объективную основу формирования конкурентной среды рыночной экономики в целом, поэтому являются не целью, а средством для роста благосостояния трудовых коллективов, регионов и каждого из нас.