Блог

Реальность угрозы ст119 ук судебная практика

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

Угроза убийством

Угроза убийством

Преступление, предусмотренное ст.119 ч.1 УК РФ- угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы совершается нашими гражданами довольно часто. Вызвано это тем, что многие граждане не знают об уголовной ответственности за такое деяние, не осознают в достаточной мере общественную опасность таких действий.

Это преступление отнесено к категории небольшой тяжести, поскольку за совершение такого преступления законом предусмотрено самое строгое наказание — лишение свободы на на срок до двух лет.

Поскольку это преступление относится к преступлениям небольшой тяжести по нему производится расследование в форме дознания, то есть дознавателями отдела полиции по месту совершения преступления. Дела этой категории отнесены к подсудности мировых судей.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ за примирением

Нередко, такое преступление граждане совершают в отношении своих близких и друзей, в основном в состоянии опьянения. С горяча либо опасаясь за свою жизнь и здоровье, потерпевшие вызывают полицию. Сотрудники берут у очевидцев, виновного и потерпевшего объяснения и материал первичной проверки передают в отдел дознания. Дознаватель усмотрев из этих материалов состав преступления- угроза убийством, возбуждает уголовное дело. В последствии потерпевший примирившись с виновным обращается к дознавателю с просьбой прекратить уголовное дело, так как состоялось примирение и он не желает привлекать никого к уголовной ответственности. Но здесь потерпевшего и виновного ждет разочарование. Дознаватель говорит, что уголовное дело может прекратить за примирением только суд.

Если точно следовать букве закона, то дознаватель вправе прекратить уголовное дело за примирением только с согласия прокурора, а прокурор, в связи с погоней за показателями, как правило, такого согласия не дает.

Анализ судебной практики показывает, что мировые судьи прекращают уголовные дела по ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ- за примирением, если виновный совершил преступление впервые, характеризуется положительно, загладил причиненный моральный и материальный вред и примирился с потерпевшим.

В случае примирения сторон, виновному по ст.119 УК РФ, следует помнить, что для прекращения уголовного дела за примирением необходимо наличие ряда условий:

1. виновный впервые совершил преступление. То есть, ранее он за совершение преступлений не осуждался, либо осуждался, но судимость погашена в установленном законом порядке. Если у виновного имеется непогашенная судимость, суд не может прекратить уголовное дело за примирением.

2. Виновный примирился с потерпевшим.

3. Виновный загладил причиненный им вред потерпевшему. Если действия виновного не повлекли имущественного ущерба потерпевшему то заглаживание вреда может заключаться лишь в принесении виновным извинений потерпевшему. Если преступлением был причинен и имущественный ущерб, то виновный должен его возместить.

Нередко потерпевший для примирения ставит условие о выплате ему денежной компенсации морального вреда. В этих случаях виновный должен выплатить оговоренную сторонами компенсацию. Потерпевший должен составить виновному расписку о получении этой компенсации. Такая расписка, является доказательством возмещения ущерба причиненного преступными действиями подозреваемого ( подсудимого), что является обстоятельством смягчающим его вину и влияет на строгость наказания. Кроме того, расписка является доказательством заглаживания вреда.

4. Виновный признал свою вину в совершении преступления и раскаивается в содеянном.

Если мировой судья прекращает уголовное дело за примирением, виновный считается не судимым и никакое наказание ему не назначается.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ с назначением судебного штрафа

Виновный в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ может быть освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в соответствии со ст.76.2 УК РФ. Для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.119 УК РФ так же необходимо наличие ряда условий:

1. Виновный совершил преступление впервые.

2.Виновный возместил ущерб или иным образом загладил причиненный потерпевшему вред.

3. Виновный признает свою вину в совершении преступления.

В отличии от освобождения от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ при назначении судебного штрафа примирение с потерпевшим не является обязательным условием. На практике примирение желательно.

Направить в суд ходатайство об освобождении подозреваемого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа дознаватель может только с согласия прокурора. На практике такое согласие прокурор не дает, поэтому это основание освобождения от уголовной ответственности на практике пока не получило распространение.

Кроме того, в отличии от прекращения уголовного дела за примирением кроме возмещения вреда потерпевшему виновному придется выплатить судебный штраф.

Особенности состава преступления -угроза убийством

Объективная сторона этого состава преступления заключается в том, что виновный высказывает намерение лишить жизни либо причинить тяжкий вред здоровью потерпевшему. То есть, если виновный угрожал уничтожить имущество, причинить иной вред здоровью состав этого преступления отсутствует. Нет состава преступления и в случаях когда виновный высказывал неопределенную угрозу.

Угроза может быть высказана устно, письменно, по телефону, в СМС сообщении, определенными жестами, передана устно через третьих лиц, путем демонстрации оружия и иных предметов используемых в качестве оружия.

Необходимым условием наличия данного состава является реальный характер угрозы. То есть, потерпевший должен был осознавать, что виновный реально может осуществить свою угрозу. Мнимая угроза состава преступления не образует. Например, виновный высказывает угрозу убить потерпевшего, но при этом реально ничем не угрожает, никаких действий указывающих на то, что он может привести свою угрозу в исполнение не совершает, оружие не демонстрирует.

Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

Совершенно очевидно, что реальность угрозы является поняти ем оценочн ым . Кроме реальности угрозы необходимо чтобы умыс лом виновного охватыва лось то, что он реально угрожает потерпевшему убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью и действительно может привести угрозу в исполнение немедленно. То есть, у виновного должен наличествовать прямой умысел на высказывание угрозы и запугивание потерпевшего, при этом м отив ы и цель высказывания угрозы значения для квалификации не имеют, однако могут учитываться судом при назначении наказания.

На практике случается, что виновный угрожает убить потерпевшего из огнестрельного оружия, которое на самом деле не заряжено, но потерпевший этого не знает. Очевидно, что виновный в действительности не намеревался реализовать свою угрозу, но потерпевший этого не знал и конечно считал, что угроза может быть реально осуществлена. В таких случаях состав преступления у виновного имеется.

Субъективную сторону данного состава преступления образует прямой умысел. То есть, виновный понимал, что высказывает угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и желал, чтобы потерпевший воспринял ее как реальную. Из приведенного выше примера следует, что для квалификации действий виновного по ч.1 ст.119 УК РФ не имеет значение намеревался ли он свою угрозу исполнить реально.

Оконченным это преступление считается с момента высказывания реальной угрозы.

Если такого рода угрозы высказывались в ходе совершения другого преступления и они являлись способом совершения этого преступления (изнасилования, вымогательства, угона автомобиля), то действия виновного квалифицируются по соответствующей статье Уголовного кодекса РФ и дополнительная квалификация по ст.119 УК Р не требуется. Но если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью имела места после изнасилования или совершения иного преступления то действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, то есть по ст.119 УК РФ и по другой статье УК РФ предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступления, после которого была высказана угроза. (Постановление Пленума Верховного суда РФ от 04.12.2014 № 16 О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности).

Объектом преступления в этом составе является здоровье потерпевшего.

Позиция конституционного суда

Конституционность описываемой нормы УК РФ неоднократно оспаривалась гражданами ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О) , но КС не принимал эти жалобы поскольку они исходили из конкретного преступления. Однако, КС в своих определениях дал следующие разъяснения . Часть 1 статьи 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.
Вопрос же о том, имели ли место объективные основания потерпевшему опасаться убийства или причинения тяжкого вреда здоровью, требует оценки фактических обстоятельств дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится. ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О ).

Назначение наказания по ч.1 ст.119 УК РФ- судебная практика

Как указано выше, самое строгое наказание за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ является лишение свободы на срок до 2-х лет. На практике, если примирение между потерпевшим и виновным не состоялось суд назначает более мягкие наказания, в основном обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, ограничение свободы на срок до 2-х лет, либо условного срока лишения свободы. Если же виновный имеет непогашенную судимость за другое преступление, то как правило, суды назначают наказание в виде реального лишения свободы.

Реальность угрозы ст119 ук судебная практика

ОБЗОР

судебной практики по уголовным делам по ст. 119 УК РФ, рассмотренным мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1- м полугодии 2012 года с вынесением приговора

В соответствии с планом работы Засвияжского районного суда г. Ульяновска на 2 — е полугодие 2012 года, утвержденного председателем суда проведено обобщение судебной практики по уголовным делам по ст. 119 УК РФ, рассмотренным мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1- м полугодии 2012 года с вынесением приговора.

Статьей 31 УПК РФ уголовные дела по преступлениям, предусмотренным ст.119 УК РФ отнесены к подсудности мировых судей, и, согласно статистическим данным, в 1-м полугодии 2012 года мировыми судьями Засвияжского районного суда г. Ульяновска всего окончено 164 уголовных дела на 165 лиц. Из них постановлено приговоров по ст. 119 УК РФ по 22 делам в отношении 22 лиц, что составляет 13, 4% от числа оконченных дел.

Другие публикации:  Посчитать страховой стаж

Статья 119 УК РФ предусматривает уголовную ответственности за 2 состава преступления: основного – за угрозу убийством или причинением т яжког о вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы; квалифицированного: то же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровья.

Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

Изучение уголовных дел показало, что по всем рассмотренным уголовным делам по преступлению, предусмотренному ч.1 ст.119 УК РФ мировые судьи правильно понимают объективную сторону данного преступления и верно квалифицировали действия подсудимых как угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

По всем делам соблюдались требования части седьмой ст. 316 УПК РФ, согласно которой приговор постановляется без проведения судебного разбирательства в случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Особый порядок принятия судебного решения в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением применялся мировыми судьями при рассмотрении 21 уголовного дела по преступлениям, предусмотренным ст.ст.116, 119 УК РФ. По уголовному делу в отношении ФИО1., судебное заседание было назначено в общем порядке, поскольку последний вину по ч.1 ст. 119 УК РФ не признавал (по ч.1 ст.116 УК РФ вину признавал частично), был осужден приговором мирового судьи по ч.1 ст. 116, ч.1 ст.119 УК РФ, с применение ч.2 ст.69 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ сроком на 460 часов.

Условия постановления приговора в особом порядке были соблюдены, поскольку санкция ст. 119 УК РФ предусматривает наказания в виде лишения свободы на срок до 10 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

Обобщение уголовных дел показало, что основной причиной совершения преступления, предусмотренного ст.119 УК РФ явилисьличныенеприязненные отношения между подсудимым и потерпевшим, возникшим внезапноили после наступления конфликта.

Хочется отметить и тот факт, что осужденные при высказывании в адрес потерпевших угроз убийством во всех случаях в подтверждении своих намерений намахивались на потерпевших различными предметами, в том числе ножом, топором, бутылкой, хоккейной клюшкой, что повышает степень общественной опасности содеянного.

Изучение уголовных дел показало, что все преступления были совершены лицами мужского пола в возрасте 21- 52 лет.

Все преступлениябыли совершенылицами, находившимися в состоянии алкогольного опьянения в отношении супруги, гражданскойженыилибывшей супруги, сына, дочери сожительницы, знакомого, соседа. И только два преступления совершены в отношении матери и отца осужденного.

Из числа осужденных только девять лиц занимаются общественно полезным трудом, остальные осужденные не работают, злоупотребляют спиртными напитками.

Из числа лиц, осужденных мировыми судьями во 1 – м полугодии 2012 года по ст. 119 УК РФ к различным видам наказания – 4 лица были ранее судимы, 20 лиц были ранее не судимы.

В соответствии с санкциями ч.1 ст.119 УК РФ виновному могут быть назначены следующие виды наказаний:

Мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1 – м полугодии 2012 года по ч.1 ст.119 УК РФ было осуждено 22 лица к различным видам наказаний. К наказанию в виде обязательных работ осуждено – 14 лиц, к наказанию в виде ограничения свободы осуждено – 8 лиц;

Виды наказаний по ст.119 УК РФ

1- е полугодие 2012 года

лишение свободы реально

лишение свободы условно

Следует отметить, что лицам, осужденным по ч.1 ст. 119 УК РФ мировые судьи в большинстве случаев по уголовным делам назначали такой вид наказания как обязательные работы.

Наказание в виде ограничение свободы, лишение свободы назначалось на срок до 2 лет, наказание в виде обязательных работ осужденным назначалось в пределах санкции ч.1 ст.119 УК РФ на срок до 480 часов,

С учетом высокой общественной опасности данного преступления санкции ч.1, 2 ст.119 УК РФ ужесточили. Федеральным законом от 07 декабря 2011 года в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения. В частности в санкцию ст. 119 УК РФ вели такую меру уголовного наказания как принудительные работы. Срок наказания в виде обязательных работ увеличился до 480 часов.

Как показало изучение уголовных де, практика назначения мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска мер наказания лицам, осужденным по ч.1 ст.119 УК РФ соответствует требованиям УК РФ.

Однако при принятии судебного решения по уголовному делу в отношении ФИО2 в резолютивной части приговора мировым судьей были допущены нарушения при назначении наказания подсудимому.

Органами предварительного следствия ФИО2. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ч.1 ст.119, ч.1 ст.119 УК РФ. Резолютивная часть приговора вынесена с нарушением требований ст.308 УК РФ. Мировой судья, признал ФИО2 виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ и назначил наказание по ч.1 ст.116 УК РФ к обязательным работам сроком на 300 часов, по 2 состава преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119 УК РФ: по эпизоду от 04.02.2012 г. в 18 час. к обязательным работам сроком на 430 часов, по эпизоду от 04.02.2012 г. в 17 час. 15 мин. к обязательным работам сроком на 480 часов. В отношении третьего эпизода квалификацию по ч.1 ст.119 УК РФ мировой судья в резолютивной части не указал.

За вышеуказанный период мировым судьей Засвияжского района г. Ульяновска по уголовному делу было вынесено частное постановление.

Так, по уголовному делу в отношении ФИО1 осужденному мировым судьей судебного участка № 2 Засвияжского района г. Ульяновска по ч.1 ст.116, ч.1 ст.119 УК Р, с применением ст. 69 УК РФ к обязательным работам на срок 460 часов было вынесено частное постановление. В нарушение положений ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте дознавателем не были указаны сведения о семейном положении ФИО1, который имеет на иждивении малолетнего ребенка. Имеющиеся в материалах дела лист дела — копия свидетельства о рождении ФИО3 дознавателем пронумерован не был, в связи, с чем гособвинителем при исследовании данного документа в судебном заседании данное свидетельство было обозначено как л.д. 65 «а». Кроме того, в материалах дела фактически содержалось большое количество листов, чем обозначено в описи, фактически 97 листов, а не 93 согласно описи.

Частное постановление мирового судьи было направлено в адрес начальника ОП № 3 (по обслуживанию Засвияжского района) УВМД России по г. Ульяновску для принятия соответствующих мер.

Из общего числа рассмотренных мировыми судьями Засвияжского района г. Ульяновска в 1 – м полугодии 2012 году уголовных дел о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.119 УК РФ, в апелляционном порядке было обжаловано 1 судебное решение.

Так, мировым судьей судебного участка № 1 (Можаева С.А.) ФИО4. был осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к обязательным работам на срок 180 часов. В удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ судом 1-й инстанции было отказано.

В апелляционных жалобах адвокат, осужденный просили отменить приговор мирового судьи, дело прекратить за примирением сторон, поскольку ФИО4 с потерпевшей примирился.

В ходе судебного заседания адвокат, осужденный подтвердили доводы своих жалоб, просили дело прекратить за примирением сторон.

Суд апелляционной инстанции приговор мирового судьи судебного участка № 1 в отношении ФИО4. по ч.1 ст.119 УК РФ отменил, уголовное дело прекратил производством за примирением сторон на основании ст. 25 УПК РФ по следующим основаниям. ФИО4 не судим, к административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризовался исключительно положительно, на учетах в психиатрической и наркологической больницах не состоял, с потерпевшей примирился, вступил с ней в законный брак.

Анализ судебной практики рассмотрения мировыми судьями уголовных дел вышеуказанной категории в 1 – м полугодии 2012 года свидетельствует о том, что мировые судьи при разрешении уголовных дел о преступлениях данной категории правильно применяли нормы Уголовного кодекса Российской Федерации. Приговоры по уголовным делам были постановлены законно и обоснованно. Практика назначения мировыми судьями мер наказания лицам, осужденным по делам вышеуказанной категории, соответствует требованиям УК РФ, наказание назначалось в пределах санкции ст.119 УК РФ.

С учетом вышеизложенного, в целях совершенствования деятельности по отправлению правосудия по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 119 УК РФ, предлагается: — направить данное обобщение на судебные участки мировых судей Засвияжского района г. Ульяновска.

Типичные ошибки в процессе квалификации угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ)

Гарбатович Д.А., декан юридического факультета Челябинского филиала Университета Российской академии образования, кандидат юридических наук.

Одним из критериев, определяющих эффективность действия уголовно-правовой нормы, является уровень и характер ошибок правоприменителя при квалификации соответствующего преступного деяния.

Соответственно, особую значимость приобретает постоянный анализ ошибок, совершаемых в следственно-судебной практике при применении конкретных уголовно-правовых норм.

Несмотря на относительную стабильность законодательной формулировки такого состава преступления, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), правоприменителем периодически допускаются однородные ошибки при квалификации соответствующего преступного деяния.

Рассмотрим эти ошибки более подробно.

Угроза убийством или причинением вреда здоровью является неотъемлемым элементом объективной стороны многих составов преступлений. Соответственно, часто правоприменителем допускаются ошибки, когда преступное деяние помимо основного состава преступления неправильно квалифицируется еще дополнительно по статье УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Так, приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 119 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено за отсутствием в деянии состава данного преступления, так как действия осужденного, выразившиеся в причинении потерпевшему из хулиганских побуждений огнестрельного ранения, расценивающегося как вред здоровью средней тяжести, и высказанная при этом угроза убийством образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 213, п. п. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуют .

Другие публикации:  Заявление о переводе пенсионных накоплений образец

Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31-Д10-20 // СПС «КонсультантПлюс».

Другой пример. Действия П. квалифицированы судом (с учетом внесенных изменений) по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.), п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, ч. 4 ст. 166 УК РФ и ст. 119 УК РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил судебные решения в отношении П., переквалифицировал его действия с п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ и исключил его осуждение по ст. 119 УК РФ. В Постановлении Президиум мотивировал свое решение следующим образом.

Действия осужденного, связанные с угоном автомобиля, квалифицированы по ч. 4 ст. 166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья. В данном случае правовая оценка содеянного по ст. 119 УК РФ является излишней, поскольку высказывание угроз убийством в процессе завладения автомобилем охватывается составом ч. 4 ст. 166 УК РФ .

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 27.02.2008 «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2007 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

Следующий пример. Ч., согласно приговору, требовал от С. передачи денег, применяя насилие, высказывая угрозы убийством, действуя по предварительному сговору с другими лицами. Суд признал, что угрозы убийством имели место при совершении вымогательства. Действия Ч. квалифицированы судом по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 119, п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Однако судом не учтено, что характер насилия, которым угрожает виновное лицо, совершая вымогательство, в законе (ст. 163 УК РФ) не конкретизирован, эта угроза может быть любой, включая угрозу убийством. Таким образом, угроза убийством в данном случае является одним из признаков состава вымогательства и дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требует .

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2003 N 36-Д03-2 // СПС «КонсультантПлюс».

При применении ст. 119 УК РФ также правоприменителем допускаются ошибки в связи с неправильным установлением психического отношения лица к совершаемому им деянию.

Так, после причинения ножевых ранений потерпевшей М, осужденный Александров, демонстрируя нож, стал высказывать угрозу убийством как самой потерпевшей М, так и находившейся с ней потерпевшей А., т.е. двум лицам одновременно. Указанные обстоятельства подтвердили и свидетели Ф. и Г., из показаний которых усматривается, что к ним прибежала А. и сообщила, что А. угрожал убить ее и мать. Таким образом, из установленных судом обстоятельств следует, что, одновременно высказывая угрозу убийством в отношении двух лиц, Александров действовал с единым умыслом и единым намерением на совершение преступления. При таких обстоятельствах, в данном конкретном случае, действия осужденного не могут рассматриваться как два самостоятельных преступления и подлежат квалификации по одной статье, так как осужденный действовал с единым умыслом и намерением на совершение одного преступления .

Определение Верховного Суда РФ от 31.08.2010 N 88-Д10-3 // СПС «КонсультантПлюс».

В отношении формы вины анализируемого состава преступления Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 23 марта 2010 г. N 368-О-О определил, что только такое деяние квалифицируется как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения .

Определение Конституционного Суда РФ от 23.03.2010 N 368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 119 и частью первой статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Совершаются ошибки при квалификации преступного деяния по ст. 119 УК РФ и в связи с неустановлением вообще наличия умысла по отношению к конкретному составу преступления.

Так, Судебная коллегия считает, что суд необоснованно квалифицировал действия осужденного в отношении потерпевшего М.А. как покушение на убийство. По смыслу закона покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.). В данном случае смерть потерпевшей Л. не наступила в связи с оказанием ей своевременной медицинской помощи, поэтому действия осужденного в отношении ее правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В то же время, установив, что после того, как Ш. направил пистолет в сторону потерпевшего М.А., но выстрелы произвести не успел, так как потерпевший выбил из его рук пистолет, суд не учел того, что у осужденного закончились патроны, в силу чего он не мог причинить огнестрельные ранения потерпевшему. Суждений о том, что Ш. не знал о том, что у него закончились патроны, и в связи с этим пытался произвести выстрел из пистолета в М.А., в приговоре не имеется. Поэтому в данном случае действия осужденного, после убийства М. и ранения из оружия Л., направившего пистолет в сторону М.А., воспринятые потерпевшим как реальная угроза для его жизни, подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 119 УК РФ как угроза убийством .

Определение Верховного Суда РФ от 04.10.2004 N 9-о04-45 // СПС «КонсультантПлюс».

Считаю данное решение достаточно спорным с точки зрения его справедливости. В процессе судебного разбирательства была допущена ошибка в связи с невыяснением конкретного умысла виновного при направлении пистолета на потерпевшего М.А. Действительно, не было выяснено, знал ли подсудимый М. при направлении пистолета в сторону потерпевшего М.А. о том, что у него закончились патроны.

Если подсудимый знал о том, что патроны закончились, тогда его действия были квалифицированы в этой части верно, т.е. как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Если подсудимый не знал о том, что патроны закончились, тогда необходимо было выяснить, что конкретно он хотел при направлении пистолета в сторону потерпевшего: выстрелить и убить потерпевшего или создать в восприятии потерпевшим угрозы в отношении себя. Исходя уже из этого желания виновного, его действия были бы квалифицированы либо как покушение на убийство либо как угроза убийством.

При отграничении приготовления к убийству от угрозы убийством необходимо оценить способ выражения угрозы, например демонстрацию оружия, которое не было специально приготовлено для осуществления угрозы . При этом, если действия виновного не направлены непосредственно в момент угрозы на лишение жизни потерпевшего, представляют лишь угрозу убийством, они не могут быть квалифицированы как убийство .

Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 315.
Курс российского уголовного права: Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2002. С. 195.

При отграничении покушения на убийство от угрозы убийством виновный не имеет цели лишить жизни потерпевшего и не совершает никаких действий, направленных к исполнению угрозы в действительности .

Курс уголовного права: Особенная часть: Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М.: Зерцало-М, 2002. С. 199.

В вышеприведенном примере из судебной практики виновный направил в сторону потерпевшего пистолет, т.е. практически он стал осуществлять действия, непосредственно направленные на лишение жизни потерпевшего, конечно, при условии, что он не знал о том, что в пистолете закончились патроны. Возможно, была проблема в том, что не смогли доказать наличия умысла виновного на лишение жизни, поэтому его действия были квалифицированы только как угроза убийством.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, состоит из двух действий: из угрозы убийством или из угрозы причинения тяжкого вреда здоровью. Следовательно, при привлечении лица в качестве обвиняемого, при признании лица виновным в совершении этого преступления, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, в приговоре суда необходимо указывать конкретное действие, которое вменяется лицу. Не допускается признавать лицо виновным в совершении угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении им только одного из предусмотренных ст. 119 УК РФ действий.

Так, в надзорном представлении прокурора утверждается, что при вынесении приговора по эпизоду от 3 декабря 2008 г. при квалификации действий Р.В. Кузнецова по ч. 1 ст. 119 УК РФ суд в нарушение требований ч. 1 ст. 252 УПК РФ необоснованно вышел за пределы предъявленного ему обвинения, дополнительно вменив квалифицированный признак — «или причинением тяжкого вреда здоровью», который ему органами предварительного следствия не вменялся. Вопреки положениям этого закона, мировой судья признал Кузнецова Р.В. виновным по ч. 1 ст. 119 УК РФ не только за угрозу убийством, но и за угрозу «причинением тяжкого вреда здоровью», что, как правильно утверждается в представлении, органами следствия в вину Р.В. Кузнецову не вменялось. В связи с изложенным указание мирового судьи о квалификации действий Кузнецова Р.В. по ч. 1 ст. 119 УК РФ по признаку угрозы причинением тяжкого вреда здоровью из приговора подлежит исключению .

Определение Верховного Суда РФ от 18.01.2010 N 30-Дп09-8 // СПС «КонсультантПлюс».

Если в совершении одного преступного деяния участвуют два или более лица, одно из которых совершает еще и угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), то второму участнику данный состав можно вменить только при условии также совершения им действий, являющихся объективной стороной анализируемого состава преступления.

Соответственно, при применении ст. 119 УК РФ существуют ошибки, когда данное деяние вменяется всем присутствующим лицам, независимо от того, что непосредственную угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью осуществляет только одно лицо.

Так, из приведенных в приговоре показаний потерпевшего С. видно, что Ю. и Щ. приехали к нему, Щ. высказал угрозу убийством, которую он воспринял реально, Ю. стояла рядом, говорила, что он пожалеет, если не подпишет бумагу. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Ю. сама не угрожала С. убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. То обстоятельство, что она стояла рядом с угрожавшим Щ., не образует состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ. Приведенные в приговоре показания С. о том, что якобы Ю. приезжала к нему и говорила, что с ним разберутся, вплоть до убийства, противоречат протоколу судебного заседания, в котором такие показания С. отсутствуют. Таким образом, приговор в части осуждения Ю. по ст. 119 УК РФ подлежит отмене и дело в этой части — прекращению .

Другие публикации:  Принципы бухгалтерского учета требования

Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2006 N 56-о05-94 // СПС «КонсультантПлюс».

Постоянный анализ ошибок, совершаемых правоприменителем в процессе квалификации уголовно-правовых деяний, является неотъемлемым элементом при повышении квалификации дознавателей, следователей, судей, а также способствует дальнейшему единообразному применению уголовного закона.

Реальность угрозы ст119 ук судебная практика

Ключевые слова: УГРОЗА УБИЙСТВОМ; УГРОЗА ТЯЖКИМ ВРЕДОМ; РЕАЛЬНОСТЬ УГРОЗЫ; ОЦЕНКА УГРОЗЫ; МОТИВ УГРОЗЫ; THREAT TO KILL; THREAT OF SERIOUS HARM; THE REALITY OF THE THREAT; THREAT ASSESSMENT; THE MOTIVE FOR THE THREATS.

В современной России право на охрану жизни и здоровья закреплено и гарантировано Конституцией РФ. Уголовный кодекс России направлен на максимальное обеспечение безопасности личности, её жизни и здоровья, физической и психической свободы. Данные факторы являются существенными условиями обеспечения нормальной жизнедеятельности человека в обществе и сохранности его психического здоровья. Отсюда наиболее опасной формой психического насилия является угроза ему убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Актуальность обращения к данной тематике объясняется факторами: 1. Резким всплеском преступности данного вида в РФ. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в 2017 году по статье 119 УК «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» были осуждены более 30 тысяч человек, что почти в четыре раза больше, чем годом ранее [1]. 2. Сложностью квалификации содержания составообразующего признака ст. 119 УК РФ – оценки реальности основания опасаться осуществления этой угрозы. Неправильная квалификация наличия данного признака является основной причиной вынесения оправдательных приговоров и распространённости незаконных осуждений граждан по данной статье УК РФ с последующей отменой вынесенных судами РФ обвинительных приговоров, что особо отмечается Верховным Судом РФ [2]. 3. Выраженным Верховным Судом РФ намерением о декриминализации исследуемого состава преступления, что может привести к резкому росту насильственной преступности.

Объективная сторона ст. 119 УК РФ заключается в выражении угрозы убийством или причинении тяжкого вреда здоровью другому человеку. Преступление имеет формальный состав. Для уголовной ответственности достаточно осуществления действия, предусмотренного законом. Преступление признается оконченным с того момента, когда угроза была не только выражена вовне, но и воспринята потерпевшим [3]. Таким образом, угроза представляет собой выраженное вовне намерение совершения действий, опасных для жизни или здоровья потерпевшего. При угрозе убийством — это лишить потерпевшего жизни. При угрозе причинения тяжкого вреда — это совершение действий, предусмотренных ст. 111 УК. Иначе говоря, угроза — это психическое насилие, оказываемое на сознание и волю потерпевшего. Цель угрозы в законе не определена. Это означает, что она не имеет значения для признания, содеянного преступлением, предусмотренным ст. 119 УК РФ. Однако если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения какого-либо преступления, то она, как правило, охватывается основным или квалифицированным составом соответствующего преступления. Например, угроза убийством с целью совершения изнасилования, хищения чужого имущества и т.д. В то же время, если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего была высказана после совершения какого-либо преступления, например, с той целью, чтобы потерпевший никому не сообщил о случившемся, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений.

Мотив исследуемого состава преступления в диспозиции ч.1 ст. 119 УК РФ не фиксирован. Но в то же время он имеет исключительное значение для отграничения данного состава от других смежных преступлений, например, хулиганства и квалификации ч.1 и ч.2 ст. 119 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение деяния по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Как следует из материалов судебной практики и положений научных исследований, мотив совершения основного состава ст. 119 УК РФ ограничен личными неприязненными отношениями виновного к потерпевшему. Целью, как правило, является изменение его поведения. Полагаем, что уточнение содержания данного мотива должно найти отражение в структуре диспозиции ч. 1 ст. 119 УК РФ.

В системе научных взглядов на совершенствование конструкции ст. 119 УК РФ предлагаются варианты его следующих дополнений: 1) введение в основной состав последствий в виде психического вреда здоровью; 2) включение квалифицированных составов по признакам наличия группы лиц и применения оружия или других предметов, используемых в качестве оружия [4]. Полагаем, что данные изменения законодательной конструкции состава ст. 119 УК РФ неприемлемы по следующим основаниям: 1. Последствия в виде психического вреда здоровью не криминализированы в иных статьях УК РФ. 2. Совершение данного преступления группой лиц не характерно для данного преступления, что подтверждается следственной и судебной практикой. 3. Факт применения при вариантах угрозы оружия или предметов, используемых в качестве оружия, соотносится с оценкой реальности угрозы и его исключение из основного состава существенно затруднит его квалификацию.

Ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью наступает при одном обязательном условии. У потерпевшего должны иметься реальные основания опасаться осуществления этой угрозы. Иначе говоря, угроза должна обладать способностью быть реализованной в настоящий момент или в будущем, быть потенциально опасной для жизни и здоровья потерпевшего. Важно отметить, что реальность угрозы не означает, что виновный фактически собирался осуществить свою угрозу в действительности. Для привлечения виновного к уголовной ответственности достаточно установить, что у потерпевшего были реальные основания опасаться осуществления высказанной вовне угрозы, выраженной любым способом. Но следует согласиться с мнением Л. Сердюк о том, что способ — не единственный и не главный критерий определения оценки опасности угрозы (например, демонстрация или применение при этом оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, избиение): не менее определенно потерпевший может оценить реальность угрозы в зависимости от характера его взаимоотношений с виновным, личностных качеств угрожающего, обстановки совершаемого деяния, т.к. лишь «комплекс названных условий, представляющих внешнее и внутреннее содержание угрозы, может составить полное представление о ее реальности и степени опасности» [5]. Полагаем, что в целях исключения фактов необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности за совершённое преступление необходимо указать отмеченные факторы оценки реальности исполнения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда в примечании к ст. 119 УК РФ.

Это также позволит более основательно отличать угрозу убийством от покушения на убийство. Проблема разграничения данных составов возникает потому, что и при угрозе убийством, и при покушении на убийство виновный совершает действия, свидетельствующие о серьезности его намерений.

При разграничении угрозы убийством и покушения на убийство, на наш взгляд, следует обращать внимание на следующие моменты: 1) цель действий. При угрозе виновным совершаются действия с целью запугать, оказать устрашающее воздействие на потерпевшего. Виновный не имеет цели подобными действиями осуществить высказанную им угрозу, либо угрожающий намерен привести угрозу в исполнение позже, не этими действиями. При покушении на убийство выполняются действия, способные по своим объективным свойствам лишить потерпевшего жизни; 2) последствия. При совершении угрозы убийством действиями виновного фактически не должен быть причинен значительный ущерб здоровью потерпевшего. При покушении же на убийство последствия могут быть любыми, включая тяжкий вред здоровью; 3) возможность причинения вреда. При угрозе убийством виновный имеет фактическую возможность реализовать угрозу и совершить конкретные действия в этом направлении, но добровольно не осуществляет ее, хотя имеет для этого благоприятные возможности. При покушении же на убийство действия виновного прерываются помимо его воли по объективным причинам. Представляется, что совокупный учет названных обстоятельств может способствовать более чёткому разграничению данных составов преступлений.

Необходимо отметить и то, что в настоящее время в связи с общей тенденцией гуманизации законодательства активно обсуждается возможность принятия решения о декриминализации ряда составов уголовных составов, что во многом связано с уменьшением степени общественной опасности некоторых преступлений небольшой тяжести и возможностью их отнесения к административным правонарушениям. Верховный Суд РФ, объясняя причины возникновения проекта Федерального закона о декриминализации таких деяний, в том числе ч. 1 ст. 119 УК РФ, в пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» указывает, что «нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, либо лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности. Негативные последствия от судимости в таких случаях (причем не только для самого осужденного, но и для его близких родственников) не вполне адекватны характеру этих деяний или личности осужденного» [6]. Полагаем, что данное решение в отношении преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, является неприемлемым по следующим основаниям:

1. Несмотря на некоторое снижение динамики, количество убийств и покушений на убийство составили в 2017 году в РФ 9 738 зарегистрированных преступлений, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 24 552 [7]. Именно привлечение дебоширов к уголовной ответственности по ст. 119 УК РФ является основным фактором, сдерживающим рост насильственной преступности по наиболее тяжким её видам.

2. Безнаказанность за выражение угроз убийством, как правило, приводит к более тяжким последствиям: или пользующийся безнаказанностью субъект данной угрозы переходит к исполнению высказанных намерений и реализует их в более тяжком варианта в виде преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 и 111 УК РФ, или же потерпевшие, испугавшиеся возможности их физического устранения, опережают его и сами совершают расправу [8].

3. В уголовном законе РФ в ст. 76 предусмотрена возможность освобождения за данное преступление от уголовной ответственности: лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, к которым относится и предусмотренное ст. 119 УК РФ, может быть освобождено от этого вида ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.