Блог

Признание сделки состоявшейся судебная практика

Признание сделки состоявшейся судебная практика

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Прикубанский районный суд города Краснодара в составе:

председательствующего Сорокодумовой Н.А.,

при секретаре Фатько Е.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ш., С. к О. о признании сделки состоявшейся, признании права собственности на земельный участок,

УСТАНОВИЛ:

Ш., С. обратились в Прикубанский районный суд г. Краснодара с иском к О. о признании сделки состоявшейся, признании права собственности на земельный участок, расположенный по адресу: г. Краснодар, с/т «П», ул. К, 5.

В ходе рассмотрения дела исковые требования были дополнены и уточнены. Ш., С. ссылаются на следующее.

Право собственности О. подтверждается свидетельством о государственной регистрации права, выданным 19.01.2009 г.

О. в 1994 г. попала в дорожно-транспортное происшествие и по состоянию здоровья не могла обрабатывать земельный участок, предложив им взять его в аренду. На протяжении пяти лет они пользовались этим участком на праве аренды.

28.07.1999 г. между Ш. и О. заключен договор купли-продажи. Ответчику передано за земельный участок 4000 руб., о чем составлена расписка. О. передала Ш. членскую книжку садовода. 27.07.1999 г. О. выдала Ш . доверенность, предоставляющую право на продажу участка за цену и на условиях по своему усмотрению, с правом получения денег и оформления документов в учреждении юстиции по вопросу регистрации договора купли-продажи.

В связи с тем, что Ш. заболела и по состоянию здоровья не могла обрабатывать земельный участок, она вышла из членов товарищества. 24.08.2001 г. С. приняли в члены НСТ «П», и с этого времени она пользуется участком, что подтверждается членской книжкой садовода; задолженности по оплате членских и целевых взносов не имеет, кроме того, она выплатила все задолженности О. на момент приобретения участка.

27.08.2001 г. правление товарищества «П» обратилось с ходатайством в Администрацию Центрального округа г. Краснодара о предоставлении С. спорного участка. Ходатайство было принято общественной организацией садоводов Центрального внутригородского округа г. Краснодара.

Оформив, все указанные документы, они посчитали, что добросовестно выполнили все свои обязательства по сделке купли-продажи и не беспокоились о переоформлении права собственности. Прошло уже восемь лет как С. пользуется участком, обрабатывает его, выращивает фрукты, овощи, цветы, регулярно оплачивает членские взносы.

10.04.2008 г. О. оформила доверенность для оформления продажи участка, однако потом отказалась переоформить участок, ссылаясь на то, что вынуждена была уплатить земельный налог и, являясь до настоящего времени юридическим владельцем участка, намерена распорядиться им по своему усмотрению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 164, 165 ГК РФ, ст. ст. 29, 30 ФЗ от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», Ш., С. просят признать состоявшимся договор купли-продажи земельного участка (кадастровый номер 23:43:01 10 003:587), категория земель сельскохозяйственного назначения для садоводства площадью 400 кв.м., расположенного по адресу: г. Краснодар, НСТ «П», ул. К, уч. 5, заключенную между Ш. и О.; признать за С. право собственности на указанный земельный участок; признать недействительны м свидетельство о государственной регистрации права, выданное Управлением ФРС по Краснодарскому краю 19.01.2009 г. О.; признать недействительно й запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 16.01.2009 г. о регистрации права собственности О. на указанный земельный участок.

Истцы Ш., С. в судебное заседание не явились, их представитель первоначальные и дополненные требования поддержал.

Ответчик О. в судебное заседание не явилась, её представитель против удовлетворения требований возражала.

Суд, выслушав стороны, исследовав представленные доказательства, пришёл к выводу о необходимости отказа в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

Предметом настоящего спора является земельный участок, имеющий кадастровый номер 23:23:23, относящийся к категории земель сельскохозяйственного назначения для садоводства, площадью 400 кв.м., расположенный по адресу: г. Краснодар, НСТ «П», ул. К, 5.

Никаких правоустанавливающих документов истцов на спорный участок суду не представлено.

Истцы ссылаются как на основание приобретения права собственности на сделку купли-продажи между Ш. и О.

Действующее законодательств о предусматривает только одну сделку, в результате которой возможно купить или продать участок – это договор купли-продажи недвижимого имущества.

Для совершения сделки законом предусматривает ся не только совершение фактических действий, например, таких как передача денег, но и определенное их юридическое оформление.

В соответствии со ст. 550 ГК РФ договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путём составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434).

Суду не было представлено документа соответствующего этому требованию закона.

Как законом предусмотрена только одна возможная форма договора купли-продажи недвижимости, так же законом установлено единственно возможное последствие несоблюдения этой формы – недействительно сть такого договора (ст. 550 и п. 2 ст. 162 ГК РФ).

Таким образом, судом установлено, что договора купли-продажи между Ш. и О. заключено не было, все неоформленные договорённости являются недействительны ми.

Вместе с этим, суду представлена доверенность, выданная О. на имя Ш. от 27.07.1999 г. Указанная доверенность предусматривает право продажи за цену и на условиях по своему усмотрению спорный участок, для чего Ш. предоставлено право подписывать договор купли-продажи, получить деньги, и быть представителем в учреждении юстиции г. Краснодара по вопросу регистрации договора купли-продажи (л.д. 11).

Оценивая указанное доказательство, суд исходит из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

Суду не представлено документов, подтверждающих, что Ш., действуя в соответствии с предоставленным и ей на основании доверенности полномочиями, заключила с кем-либо, например, с С., договор купли-продажи участка.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Таким образом, в силу п. 3 ст. 182 ГК РФ Ш. не могла заключить договор купли-продажи участка в отношении себя.

Также в материалах дела имеется расписка О. от 28.07.1999 г., согласно которой она «получила деньги в сумме 4000 руб. от П за участок № 5 в с/т «П», переданный ей по доверенности на распоряжение по её усмотрению» (л.д. 5).

Указанная расписка не может быть оценена судом как письменная форма договора купли-продажи, поскольку она не соответствует требованиям, предъявляемым законом к такого рода правовым документам, а именно, она не содержит подписей сторон, в расписке содержится всего одна подпись О.

Кроме того, в расписке указано, что О. получила деньги не от Ш., а от П. Скорее всего при написании фамилии просто была допущена ошибка в первой букве, однако в настоящее время все юридически значимые действия, совершаемые гражданами относительно объектов недвижимого имущества, проходят процедуру государственной регистрации, и даже при наличии подписей сторон в договоре, наличие такой ошибки однозначно бы исключило возможность регистрации договора и права собственности покупателя.

Оценивая доверенность и расписку в совокупности, суд пришёл к выводу о том, что между сторонами могла иметься устная договорённость о заключении договора купли-продажи участка. Однако, достигнув такой договоренности, стороны должны были действовать в соответствии с законом и оформить надлежащим образом свои отношения, поскольку в данном случае закон придаёт юридическую значимость не устной договоренности, а исключительно письменной форме договора. Стороны же пошли в обход закона, заменяя установленную законом процедуру и форму заключения договора, другими правовыми средствами – распиской и доверенностью. Однако такие сделки как выдача расписки и выдача доверенности в силу прямого указания закона не порождают таких же правовых последствий, как и заключение договора купли-продажи, их правовое значение принципиально иное, и даже вместе они не могут заменить письменную форму договора.

Действуя в обход закона, полагаясь исключительно на добросовестность друг друга, стороны в определённой степени рискуют, поскольку законом охраняется договор и право собственности, возникшее в результате его заключения и надлежащего оформления. В случае, если какая-то из сторон впоследствии отказалась от исполнения устных договорённостей , граждане несут неблагоприятные последствия своих собственных действий, совершенных в обход установленных законом процедур.

В данном случае стороны могли заключить и предварительный договор купли-продажи земельного участка, предусмотренный действующим законодательств ом и защищаемый законом, однако и этого сделано сторонами не было.

Таким образом, суд пришёл к выводу о том, что требование о признании сделки купли-продажи между Ш. и О. состоявшейся, удовлетворению не подлежит.

Доказательств возникновения права собственности С. суду также не представлено, поскольку в материалах дела вообще отсутствуют какие-либо документы, свидетельствующие о наличии правоотношений между ней и собственником участка – О.

Суд не является органом, заключающим и оформляющим сделки за граждан. Суд должен руководствоваться только следующим.

Спорный участок на основании Постановления Администрации г. Краснодара был представлен в собственность О., что подтверждается свидетельством на право собственности на землю (л.д. 6).

Право собственности О. зарегистрирован о в действующем в настоящее время порядке, выдано свидетельство о государственной регистрации права от 19.01.2009 г. (л.д. 47).

Основания прекращения права собственности предусмотрены ст. 235 ГК РФ.

Суду не представлено доказательств того, что право собственности О. прекращено по какому-либо основанию, предусмотренном у ст. 235 ГК РФ, а значит, именно она является собственником спорного участка.

Основания приобретения права собственности предусмотрены ст. 218 ГК РФ.

Доказательств наличия оснований приобретения права собственности истцами суду не представлено.

Часть 2 ст. 8 Конституции РФ устанавливает, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная , муниципальная и иные формы собственности.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом.

Неприкосновенность собственности в соответствии с ч. 1 ст. 1 ГК РФ является основным началом гражданского законодательств а.

Учитывая, что участок был предоставлен в установленном порядке О., её право собственности было зарегистрирован о в соответствии с действующим законодательств ом, доказательств наличия прекращения её права собственности суду не представлено, доказательств приобретения права собственности истцами суду также не представлено, суд пришёл к выводу о том, что в соответствии с Конституцией РФ и Гражданским Кодексом РФ никаких оснований для лишения собственности О. нет, как нет оснований для удовлетворения исковых требований.

Другие публикации:  Заявление в прокуратуру от юрлица

Руководствуясь ст.ст. 194 — 198 ГПК РФ, суд

Отказать в удовлетворении исковых требований Ш., С. к О. о признании сделки состоявшейся, признании права собственности на земельный участок, расположенный по адресу: г. Краснодар, с/т «П», ул. К, 5.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Прикубанский районный суд города Краснодара в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 30 января 2014 г. по делу N 33-49 (ключевые темы: жилой дом — государственная регистрация перехода права собственности — купля-продажа — расписка — продажа недвижимости)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 30 января 2014 г. по делу N 33-49

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

председательствующего Селищева В. В.,

судей Копаневой И. Н., Быковой Н. В.,

при секретаре Кузнецовой Н. А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Ушаковой В.И. на решение Щекинского районного суда Тульской области от 10 октября 2013 года, вынесенному по иску Ушаковой В.И. к Зотовой Т.П. и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тульской области о признании сделки купли-продажи жилого дома состоявшейся и государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом, и по заявлению Ушаковой В.И. об обеспечении требований.

Заслушав доклад судьи Копаневой И. Н., судебная коллегия

Ушакова В. И. обратилась в суд с иском к Зотовой Т. П. и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тульской области (далее по тексту — Росреестр) о признании сделки купли-продажи жилого дома состоявшейся и государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом, указывая на то, что на основании заключенного с Зотовой Т. П., ранее имевшей фамилию Печникова, в простой письменной форме ДД.ММ.ГГГГ договора купли-продажи Ушаков С. И. приобрел у неё в собственность жилой дом N по ул. «адрес». Все обязательства по указанному договору исполнены его сторонами надлежащим образом. ДД.ММ.ГГГГ Ушаков С. И. умер, при жизни право собственности на это приобретенное им имущество в установленном порядке зарегистрировано не было. Открывшееся после его смерти наследство в срок приняла его мать Ушакова В. И. В настоящее время Зотова Т. П. уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на указанное имущество. Просила признать сделку купли-продажи дома N по «адрес» области между Ушаковым С. И. и Печниковой (Зотовой) Т. П. состоявшейся и вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности к ней, Ушаковой В. И.

В судебном заседании представители Ушаковой В. И. по доверенности — Зайцева С. И. и по ордеру — адвокат Васильева О. Н. исковые требования своей доверительницы поддержали, просили их удовлетворить.

Представитель ответчика Зотовой Т. П. по ордеру — адвокат Цветкова О. А. в судебном заседании иск Ушаковой В. И. не признала, сославшись на то, что Ушаковым С. И. при жизни не было приобретено право собственности на спорный жилой дом, поскольку указанный договор купли-продажи жилого дома не может быть признан заключенным.

Истица Ушакова В. И., ответчица Зотова Т. П. и представитель ответчика — Росреестра в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

в удовлетворении исковых требований Ушаковой В.И. о признании сделки купли-продажи жилого дома состоявшейся и государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом отказать.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней Ушакова В. И. просит отменить решение суда как незаконное.

Доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней сводятся к утверждению о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела, которым не дана оценка.

Возражения на апелляционную жалобу не подавались.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы.

После подачи апелляционной жалобы Ушаковой В. И. 28 ноября 2013 года также подано адресованное в судебную коллегию по гражданским делам заявление об обеспечении требований, в котором содержится просьба о принятии мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на дом и земельный участок, расположенные по адресу: «адрес», с указанием на то, что недобросовестное поведение ответчицы, которая предпринимает попытки по реализации спорного объекта недвижимости, дает основания полагать, что непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решение суда.

Согласно ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Проверив материалы дела в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, обсудив доводы заявления об обеспечении требований и доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав пояснения Ушаковой В. И. и ее представителей по доверенностям Зайцевой С. И., Пынько А. В., Вальтер К. В., возражения представителя Зотовой Т. П. по ордеру — Цветковой О. А., судебная коллегия не находит правовых оснований ни для удовлетворения заявления об обеспечении требований, ни для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 140 ГПК РФ мерами по обеспечению иска могут быть, в том числе наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в п. 2.2. Определения Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 года N 595-О-О, положения ст. 139 ГПК РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст. 56 того же Кодекса не допускают применение мер обеспечения иска без представления соответствующих доказательств.

Таким образом, с учетом положений ст. ст. 139 , 140 ГПК РФ заявитель должен представить доказательства, подтверждающие то, что непринятие мер обеспечения может затруднить или привести к невозможности исполнения решения, и то, что предлагаемые меры обеспечения являются соразмерными.

Суд при оценке доводов заявителя должен проверить наличие обстоятельств, подтверждающих разумность и обоснованность требования заявителя о применении обеспечительных мер; вероятность причинения заявителю значительного ущерба в случае непринятия обеспечительных мер; обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон.

Ушакова В. И. не представила достоверных и объективных доказательств, исходя из которых, суд может сделать вывод о наличии всех указанных обстоятельств. Приложенные к заявлению сведения из Интернета ни одно из этих обстоятельств не подтверждают. Содержащаяся в этих сведениях информация не позволяет даже идентифицировать выставленный на продажу объект недвижимости со спорным домом, поскольку в ней не указаны ни номер выставленного на продажу объекта, ни место его конкретного нахождения, данные о площади заявленного к продаже объекта недвижимости не соответствуют данным о площади спорного дома, указанным в техническом паспорте, составленном по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, по смыслу правовых норм, закрепленных в ст. ст. 139 и 140 ГПК РФ, обеспечение иска является совокупностью мер, гарантирующих реализацию решения суда в случае удовлетворения заявленных истцом требований и направленных на защиту прав истца на тот случай, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного акта по причинам, независящим от ответчика.

С учетом всего изложенного заявление Ушаковой В. И. об обеспечении требований удовлетворению не подлежит.

Не усматривает судебная коллегия правовых оснований и для удовлетворения апелляционной жалобы Ушаковой В. И.

Как следует из материалов дела, на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ, удостоверенного государственным нотариусом Щекинской государственной нотариальной конторы «данные изъяты» и зарегистрированного ДД.ММ.ГГГГ в Щекинском бюро технической инвентаризации за инвентарным N, дом N по ул. «адрес» принадлежит на праве собственности Зотовой Т. П., которая до регистрации брака с Зотовым В. И., состоявшейся ДД.ММ.ГГГГ, носила фамилию Печникова.

Согласно имеющейся в материалах дела расписке, датированной ДД.ММ.ГГГГ, Печникова Т. П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, состоящая на регистрационном учете по адресу: «адрес» получила от Ушакова С.И., ДД.ММ.ГГГГ рождения, состоящего на регистрационном учете по адресу: «адрес», денежные средства в сумме «данные изъяты» в счет продажи жилого дома с земельным участком по адресу: «адрес».

ДД.ММ.ГГГГ Печникова Т. П. выдала нотариально удостоверенную доверенность на имя отца Ушакова С. И. — Ушакова И.Ю. которого уполномочила продать за цену и на условиях по его усмотрению принадлежащие ей на праве собственности земельный участок и жилой дом с надворными постройками, находящиеся по адресу: «адрес».

ДД.ММ.ГГГГ Ушаковым С. И. и Печниковой Т. П. написана расписка, согласно которой Печникова Т. П. передала, а Ушаков С. И. принял ключи от дома и дом, находящийся по адресу: «адрес».

ДД.ММ.ГГГГ Ушаков С.И. умер (свидетельство о смерти серии N выданное ДД.ММ.ГГГГ комитетом ЗАГС администрации МО Щекинский район Тульской области).

Согласно сообщению нотариуса Щекинского нотариального округа Тульской области «данные изъяты» от ДД.ММ.ГГГГ б/н и материалам наследственного дела N наследником, принявшим открывшееся после смерти Ушакова С. И. наследство путем подачи соответствующего заявления, является мать наследодателя Ушакова В.И . Отец наследодателя — Ушаков И.Ю. подал заявление об отказе от принятия наследства, открывшегося после смерти Ушакова С. И.

Решением Щекинского районного суда Тульской области от 17 июля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 03 октября 2013 года, Ушаковой В. И. отказано в удовлетворении исковых требований к Зотовой Т. П., Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тульской области о признании права собственности в порядке наследования по закону на жилой дом N по ул. «адрес» с земельным участком площадью 1200 кв.м.

Исходя из указанных обстоятельств и принимая во внимание сущность заявленных истицей в рамках настоящего гражданского дела требований, суд первой инстанции при разрешении возникшего между сторонами нового спора с учетом его характера правильно руководствовался нормами Гражданского кодекса РФ.

Так, в соответствии с п. 1 и п. 3 ст. 551 Гражданского кодекса РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации. В случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

Другие публикации:  Договор на аренду авто у сотрудника

Из анализа содержания приведенной нормы следует, что правом на обращение в суд с иском о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество в случае уклонения от этого одной из сторон принадлежит другой стороне или судебному приставу-исполнителю.

На основании ст. ст. 1110 и 1112 Гражданского кодекса РФ права и обязанности продавца, покупателя по договору купли-продажи переходят к их универсальным правопреемникам.

Поэтому наследники покупателя по договору купли-продажи недвижимости, умершего до государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, в случае возникновения спора вправе обратиться с иском к продавцу по указанному договору о государственной регистрации перехода права собственности к наследникам.

На это указывается и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 9 от 29 мая 2012 года «О судебной практике по делам о наследовании» (п. 9).

Однако основанием для государственной регистрации перехода права собственности при купле-продаже недвижимого имущества является договор, заключенный между сторонами в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В п. 1 ст. 434 и п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса РФ закреплены положения о том, что договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма, и должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Гражданским законодательством РФ для договора продажи недвижимости установлена письменная форма путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблюдение формы договора продажи недвижимости влечет его недействительность ( ст. 550 Гражданского кодекса РФ).

Также законодатель предусмотрел обязательность указания в договоре продажи недвижимости данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества ( ст. 554 Гражданского кодекса РФ), и цену этого имущества ( ст. 555 Гражданского кодекса РФ), установив при этом, что при отсутствии таких данных договор не считается заключенным.

В материалах дела документ, отвечающий вышеуказанным требованиям, отсутствует.

Как следует из искового заявления, пояснений стороны истца, доводов апелляционной жалобы и дополнений к ней, сторона истца полагает, что документом, подтверждающим факт совершения между Ушаковым С. И. и Зотовой Т. П. сделки купли-продажи спорного имущества — жилого дома N по ул. «адрес», является расписка от ДД.ММ.ГГГГ, совершенная в простой письменной форме, подписанная Ушаковым С. И. и Печниковой Т. П., и исполненная ими надлежащим образом.

Однако судебная коллегия соглашается с позицией суда первой инстанции о несостоятельности этих доводов.

По смыслу положений п. 1 ст. 160 и ст. 431 Гражданского кодекса РФ сделка в письменной форме совершается путем составления документа, не только подписанного лицами, совершающими сделку, но и выражающего содержание этой сделки. При этом при толковании положений сделки, совершенной в письменной форме, принимается во внимание буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений.

Согласно тексту расписки от ДД.ММ.ГГГГ Печникова Т. П. получила от Ушакова С. И. денежные средства в сумме «данные изъяты» в счет продажи жилого дома с земельным участком по адресу: «адрес».

Как правильно отметил суд первой инстанции, указания в расписке на то, что Печникова (Зотова) Т. П. продала, а Ушаков С. И. купил у нее спорное имущество, не имеется. Отсутствуют в этом документе и данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества.

Нельзя из содержания названной расписки однозначно установить и то, что указанная в ней денежная сумма является не частью, а полной ценой спорного имущества.

Проанализировав и оценив все это с учетом приведенных норм права, суд первой инстанции обоснованно и правильно пришел к выводу о том, что расписка от ДД.ММ.ГГГГ, хотя и подписана двумя лицами, поименованными Печникова Т. П. и Ушаков С. И., не может быть расценена как договор купли-продажи спорного имущества, так как не отвечает требованиям законодательства, предъявляемым к таким сделкам.

Довод апелляционной жалобы с учетом дополнений к ней о том, что технический и кадастровый паспорта в момент подписания расписки у сторон отсутствовали, в связи с чем точное поименование объекта для сторон было затруднительно, не свидетельствуют о неправильности вывода суда первой инстанции.

Как отмечено выше, обязательность указания в договоре продажи недвижимости данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, установлено законом, и последствием несоблюдение данного требования не зависимо от обстоятельств является то, что договор не считается заключенным.

Дал суд первой инстанции правовую оценку пояснениям участвующих в деле лиц, расписке от ДД.ММ.ГГГГ и другим имеющимся в деле доказательствам не только по их относимости, допустимости и достоверности каждого в отдельности, но в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 67 ГПК РФ и по достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности.

При этом суд первой инстанции правильно указал на то, что подтверждением несостоятельности расписки от ДД.ММ.ГГГГ как договора купли-продажи спорного имущества является и выдача Печниковой (Зотовой) Т. П. в день составления этой расписки, то есть ДД.ММ.ГГГГ, Ушакову И.Ю. (отец Ушакова С. И.) нотариально удостоверенной доверенности, которая наделяла последнего полномочиями продать за цену и на условиях по его усмотрению принадлежащие Печниковой Т. П. на праве собственности земельный участок и жилой дом с надворными постройками, находящиеся по адресу: «адрес».

В апелляционной жалобе с учетом дополнений к ней указано на то, что факт выдачи Печниковой (Зотовой) Т. П. вышеназванной доверенности свидетельствует о намерении последней продать спорный дом. Однако само по себе наличие такого намерения у Печниковой (Зотовой) Т. П. не подтверждает факт совершения между ней и Ушаковым С. И. сделки купли-продажи спорного имущества, для этого необходимо, чтобы и Ушаков С. И. имел намерение купить это имущество, и чтобы свои намерения названные лица реализовали в установленных законом форме и порядке.

Печникова (Зотова) Т. П., имея в 2004 году намерение продать принадлежащий ей на праве собственности дом N по ул. «адрес» выдала Ушакову И. Ю. — отцу Ушакова С. И., пожелавшего купить данное имущество, вышеуказанную доверенность без права передоверия со сроком действия три года. Однако доказательств того, что Ушаков С. И. и Ушаков И. Ю., действуя в рамках предоставленных ему данной доверенностью полномочий, заключили договор купли-продажи спорного имущества в установленных законом форме и порядке, в материалах дела не имеется.

Отсутствуют в материалах дела доказательства и того, что Ушаков С. И. при жизни как в течение срока действия вышеназванной доверенности, так и по истечение этого срока, обращался к Ушакову И. Ю. и/или Печниковой (Зотовой) Т. П. с требованиями о заключении договора купли-продажи спорного имущества, его государственной регистрации и регистрации перехода права собственности на это имущество, то есть фактически отсутствуют доказательства того, что Ушаков С. И. не изменил своего намерения приобрести спорное имущество в собственность и принимал предусмотренные действующим законодательством меры для его реализации.

Ссылка в апелляционной жалобе с учетом дополнений к ней на исполнение сторонами обязательств по сделке: Ушаковым С. И., как покупателем, путем оплаты цены сделки в полном объеме, а Зотовой (Печниковой) Т П., как продавцом, путем передачи ключей от спорного дома и самого дома в пользование Ушакова С. И., также не подтверждает совершение между названными лицами сделки по отчуждению спорного имущества, поскольку для такого вида сделок законом установлена обязательная письменная форма, несоблюдение которой влечет за собой недействительность сделки ( ст. 550 Гражданского кодекса РФ).

Совершение же указанных действий Ушаковым С. И. и Зотовой (Печниковой) Т. П. само по себе при отсутствии письменного договора может свидетельствовать о возникновении между ними любых иных правоотношений, так как собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам ( ст. 209 Гражданского кодекса РФ), в том числе сдавать принадлежащие ему жилые помещения для проживания ( ст. 288 Гражданского кодекса).

Исходя из заявленных истицей требований в рамках настоящего дела и обстоятельств, приведенных в их обоснование, учитывая положения ч. 1 ст. 164 Гражданского кодекса РФ, правильно суд первой инстанции обратил внимание в своем решении и на то, что правовые последствия по сделке купли-продажи жилого помещения, совершенной до 01 марта 2013 года, наступают только после государственной регистрации такой сделки, обязательность которой установлена ч. 2 ст. 558 Гражданского кодекса РФ.

В случае несоблюдения требования действующего законодательства о государственной регистрации договора купли-продажи жилого помещения, совершенного до 01 марта 2013 года, как и в случае несоблюдения в таком договоре требований законодательства о порядке определения его предмета, цены, сделка считается незаключенной ( п. 2 ст. 558 , ст. ст. 554 , 555 Гражданского кодекса РФ).

Незаключенная сделка, независимо от оснований этого, не имеет юридической силы и, следовательно, не влечет никаких правовых последствий, а значит, не может быть признана состоявшейся и не может являться основанием для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество.

Таким образом, с учетом всего вышеуказанного суд первой инстанции обоснованно и правомерно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Ушаковой В. И. о признании сделки купли-продажи жилого дома N по ул. «адрес» области между Ушаковым С. И. и Печниковой (Зотовой) Т. П. состоявшейся и о государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом к Ушаковой В. И.

Другие публикации:  Если штраф оплачен в течение 10 дней

Содержащееся в апелляционной жалобе с учетом дополнений к ней утверждение об обязанности Зотовой (Печниковой) Т. П. заключить с Ушаковой В. И., как наследницей Ушакова С. И., договор купли-продажи спорного дома с земельным участком и произвести необходимые действия для государственной регистрации перехода права собственности на эти объекты не ставят под сомнение законность сделанного судом вывода, поскольку оно основано на субъективном, ошибочном толковании норм права самим заявителем жалобы.

В соответствии с действующим гражданским законодательством граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом РФ, законом или добровольно принятым обязательством ( п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса РФ).

Обстоятельства настоящего дела к таким случаям не относятся.

Довод апелляционной жалобы с учетом дополнений к ней об отказе судом первой инстанции в удовлетворении ходатайства стороны истца о назначении по делу почерковедческой экспертизы в целях установления подлинности стоящей под текстом расписки от ДД.ММ.ГГГГ подписи Зотовой (Печниковой) Т. П., что, по мнению заявителя жалобы, имеет существенное значение для разрешения данного дела, не может повлечь за собой отмену состоявшегося по делу судебного решения, так как этот факт при приведенных выше обстоятельствах не имеет правового значения для разрешения настоящего спора.

По существу все доводы апелляционной жалобы Ушаковой В. И. и дополнений к ней сводятся к иной, чем у суда первой инстанции, оценке доказательств, обстоятельств и иному толкованию норм материального права.

Однако иные, чем у суда первой инстанции, оценка доказательств, обстоятельств и толкования закона заявителем жалобы не свидетельствуют о том, что судом первой инстанции вынесен неправомерный судебный акт.

Исходя из всего вышеуказанного и принимая во внимание то, что нарушений норм материального и процессуального права, которые в соответствии со ст. 330 ГПК РФ привели или могли привести к неправильному разрешению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, судом первой инстанции не допущено, судебная коллегия считает, что правовые основания для отмены решения Щекинского районного суда Тульской области от 10 октября 2013 года по доводам апелляционной жалобы Ушаковой В. И. и дополнениям к ней отсутствуют.

При этом Ушакова В. И. не лишена права на защиту своих законных интересов, как наследницы Ушакова С. И., иным, предусмотренным законом способом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 139 , 328 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Щекинского районного суда Тульской области от 10 октября 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ушаковой В.И. и ее заявление об обеспечении требований — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Дата опубликования: 15 апреля 2011 г.

Самарский областной суд

Судья : Бобылева Е.В. 33- 33-3325.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е.

5 апреля 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего Николаевой Н.М.

Судей Ефремовой Л.Н. и Балыкиной Г.В.

При секретаре Самодуровой А.И.

Рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя ООО «Тандем» на решение Промышленного районного суда г.Самары от 8 февраля 2011 года, которым постановлено :

« Исковые требования Селезнева В.В. удовлетворить.

Признать договор купли-продажи автомобиля , ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , цвет , заключенный между Селезневым В.В. и Мазницыным А.Е. ДД.ММ.ГГГГ года, состоявшимся.

Признать за Селезневым В.В. право собственности на автомобиль марки , ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, государственный регистрационный знак , цвет .

Отменить запрет на производство регистрационных действий по отчуждению (снятию с учета) автомобиля марки , ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , цвет , наложенный постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП Промышленного района УФССП по Самарской области от 2.09.2010 года».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Николаевой Н.М., доводы представителя ООО «Тандем» Соловьева М.В. ( по доверенности) в поддержание жалобы, возражения Селезнева В.В. и его представителя адвоката Постновой Н.Л.( по ордеру), судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Селезнев В.В. обратился в суд с иском к Мазницыну А.Е. о признании состоявшейся сделки купли-продажи автомобиля, признании права собственности на этот автомобиль, а также об отмене ареста на указанное имущество.

Свои требования истец обосновывал тем, что ДД.ММ.ГГГГ года между сторонами состоялся договор купли-продажи автомобиля марки , ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, по которому истец приобрел, а ответчик продал спорный автомобиль за 50.000 рублей, что подтверждается распиской ответчика. Указанным автомобилем он с ДД.ММ.ГГГГ пользуется, однако с регистрационного учета автомобиль не снял и не оформил его на свое имя.

В настоящее время указанные действия им совершены быть не могут, поскольку постановлением судебного пристава-исполнителя наложен арест на этот автомобиль.

В связи с чем, истец и обратился в суд с данными требованиями.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе представитель ООО «Тандем» просит проверить законность и обоснованность решения суда первой инстанции, считает его неправильным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы представителя ООО «Тандем», судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене как постановленное в связи с неправильным применением норм материального права.

Удовлетворяя требования Селезнева В.В. о признании состоявшимся договора купли-продажи автомобиля и признании права собственности на него за истцом, суд исходил из того, что спорный автомобиль был приобретен истцом у Мазницына А.В. за 50.000 рублей на основании доверенности. При этом суд также указал, что факт сделки купли-продажи подтверждается распиской ответчика о получении денежных средств и наличием у истца документов на указанный автомобиль.

Между тем, с такими выводами суда согласиться нельзя, поскольку они противоречат нормам действующего законодательства.

Из материалов дела усматривается, что договор купли-продажи автомобиля в письменном виде между сторонами заключен не был. При этом суд, сославшись на доверенность, выданную ДД.ММ.ГГГГ в порядке передоверия истцу (л.д.7), как на доказательство заключения между сторонами договора купли-продажи, оставил без внимания, что доверенность, выданная на право пользования спорной автомашиной, не является письменной формой сделки купли-продажи автомобиля.

Также судом оставлено без внимания то, что расписка о получении денежных средств не может быть основанием к возникновению права собственности у истца на указанную выше автомашину, поскольку в соответствии с п.2 ст.223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Судом установлено, что до настоящего времени спорный автомобиль в органах ГАИ зарегистрирован за ответчиком Мазницыным А.Е., что подтверждается копией ПТС транспортного средства (л.д.12) и фактически сторонами в суде не оспаривалось. В связи с чем, вывод суда в решении о том, что право собственности у приобретателя автотранспортного средства в РФ возникает с момента передачи автомобиля, противоречит требованиям ст.223 ГК РФ и не может считаться правильным.

Ссылка суда на показания свидетелей ФИО1 и ФИО2, подтвердивших факт пользования автомобилем Селезневым В.В. с ДД.ММ.ГГГГ года, и письменное согласие супруги Мазницына на отчуждение спорного автомобиля, не имеют правового значения для разрешения данного спора, в связи с чем не заслуживают внимания.

При таких обстоятельствах, когда законные основания для признания сделки купли-продажи автомобиля между сторонами отсутствовали, решение суда в части признания состоявшимся договор купли-продажи и признания за истцом права собственности на спорный автомобиль нельзя признать законным и обоснованным.

Также неправильным является решение суда и в части отмены запрета на производство регистрационных действий по отчуждению ( снятию с учета) указанного выше автомобиля на основании постановления судебного пристава-исполнителя ОСП Промышленного района г.Самары от 2.09.2010 года, примененных в рамках исполнительного производства как к имуществу должника Мазницына А.Е., поскольку достаточных, достоверных и допустимых доказательств того, что спорный автомобиль являлся и является собственностью Селезнева В.В. в материалах дела не имеется.

Поскольку судом первой инстанции правильно и полно установлены все значимые для данного спора обстоятельства, но неверно истолкованы и применены нормы материального права, судебная коллегия считает возможным отменить решение суда и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении требований Селезневу В.В. в полном объеме отказать за их необоснованностью.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Промышленного районного суда г. Самары от 8 февраля 2011 года – отменить. Вынести по делу новое решение, которым в удовлетворении требований Селезневу В.В. к Мазницыну А.Е., ООО «Тандем» о признании состоявшейся сделки купли-продажи автомобиля марки , ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, признании права собственности на автомобиль и отмене запрета на производство регистрационных действий по отчуждению автомобиля – отказать.