Блог

Великий адвокат

Топ 5 самых известных адвокатов мира

Адвокат — это непростая профессия: наряду с прекрасным знанием юриспруденции он должен уметь мыслить логически, а также прекрасно владеть ораторским искусством, чтобы убедить слушателей в своей правоте. Эта статья расскажет вам о некоторых самых знаменитых из них.

1. Федор Плевако

Федор Никифорович известен как талантливый адвокат и блистательный оратор дореволюционной России. Во время его выступлений собиралось столько желающих послушать его речи, что в залах суда не было свободного места. Он был настолько знаменит, что его фамилия стала нарицательной, обозначая адвокатов высочайшего профессионализма. Сборники его судебных речей и по сей день изучают на юридических факультетах.

Для его выступлений характерна эмоциональная сухость, безукоризненная логика обоснования своих утверждений и частые отсылки к Святому Писанию. Его отличала быстрая реакция на слова оппонентов, находчивость и остроумие. Плевако работал с подзащитными самого разного социального статуса: крестьянами, рабочими, дворянами, студентами. Известна фраза, с которой он начинал большинство своих выступлений: «Господа, а ведь могло быть и хуже».

Плевако не был лишен писательского таланта и печатался в различных изданиях под псевдонимом Богдан Побережный. Адвокат был знаком со многими великими людьми своего времени: Михаилом Врубелем, Константином Коровиным, Василием Суриковым, Федором Шаляпиным, Константином Станиславским и др.

2. Глория Оллред

Глория Оллред, по признанию многих ее коллег, считается лучшим адвокатом в Америке. Она знаменита тем, что берется за многие скандальные и противоречивые дела, особенно в том, что касается борьбы за права женщин, жертв сексуального насилия, ущемления сексуальных меньшинств. Часто представляет интересы клиентов, подающих иски против звезд (Арнольд Шварценеггер, Майкл Джексон, Дональд Трамп и др.). Оллред часто освещает в прессе подробности дел, с которыми она работает, и ведет публичный образ жизни.

Кроме адвокатской деятельности, эта удивительная женщина на протяжении 6 лет преподавала в школе, а также несколько лет читала лекции в университете Южной Калифорнии.

В 2008 году юридическая компания, основанная Глорией, содействовала легализации однополых браков в Калифорнии.

3. Алан Дершовиц

Алан стал самым молодым профессором права в Гарварде, получив ученую степень в 28 лет.

Адвокат прославился своим участием в апелляционных делах об убийствах, выиграв 13 из 15 исков. Самое скандально известное среди них — судебное разбирательство в отношении О. Джея Симпсона, американского футболиста, обвиняемого в гибели своей супруги Николь и ее друга Рона Голдмана. Это был один из первых судебных процессов в Америке, который транслировался по телевидению.

Первоначально все улики указывали в пользу О. Джея, однако адвокаты, в число которых входил Алан, сумели добиться вынесения оправдательного приговора.

Другой его знаменитый процесс — дело Клауса фон Бюлова, также обвиняемого в убийстве жены — наследницы многомиллионного капитала своей семьи. На основе этого дела Алан Дершовиц написал книгу «Поворот судьбы», которая была экранизирована позднее.

В одном из своих интервью адвокат рассказал, что в своей работе он неукоснительно придерживается правила: не верить тому, что о его клиенте говорит правительство, пресса, полиция и он сам (клиент), поскольку все они могут лгать.

4. Джозеф Джемейл

Это один из самых известных адвокатов в мире и единственный миллиардер, заработавший свой капитал исключительно юридической практикой.

Журнал Forbes оценивает его состояние приблизительно в 1,5 миллиарда долларов.

Джо стал известным в 1985-м, одержав победу в одном из самых дорогостоящих дел в истории США, проходившем между двумя нефтяными компаниями: Pennzoil и Texaco. C помощью Джозефа Pennzoil удалось выиграть этот суд. Вознаграждение Джемейла составило 335 миллионов долларов! После этого случая адвокат получил прозвище «король гражданского права». В общей сложности он выиграл более двухсот дел с компенсацией более 1 миллиона долларов по каждому.

Джо Джемейл также известен своим скверным характером, эмоциональной несдержанностью и вспыльчивостью и сквернословием, а кроме того, резкой манерой проведения переговоров и нестандартным подходом к ситуации, которые позволяют ему добиваться победы своих клиентов.

Адвокат также активно занимается благотворительной деятельностью, в частности, он регулярно жертвует значительные суммы для Техасского университета, в котором он получил образование. Его именем был назван юридический факультет.

Несмотря на свой почтенный возраст (88 лет), Джо и по сей день продолжает заниматься частной практикой, говорят, что он не способен сидеть без дела.

Этот знаменитый американский адвокат основал свою юридическую компанию Geragos&Geragos, участвовавшую в громких делах, где фигурировали знаменитости и выигравшую 98 дел из 100!

Одним из слушаний, которое помогло Марку добиться успеха, был судебный процесс над бывшей помощницей Билла Клинтона Сьюзан Макдугал, которую обвиняли в махинациях. Никто не верил, что возможен оправдательный приговор, однако молодому Марку удалось изменить решение суда в пользу своей клиентки.

Герагос также внес существенный вклад в защиту Майкла Джексона, подозреваемого в растлении несовершеннолетних. Помимо знаменитого музыканта к услугам Герагоса обращался целый ряд известных деятелей: Роберт Дауни младший (ему инкриминировалась торговля наркотическими веществами), Вайнона Райдер (подозревалась в краже драгоценностей), Роджер Клинтон (вождение в состоянии алкогольного опьянения), Крис Браун (ему вменялось избиение его бывшей девушки, певицы Рианны).

Кроме дел с участием знаменитостей Марк также знаменит тем, что, будучи армянином по происхождению, уделял огромное внимание делам армянской диаспоры и стал ее официальным представителем в ряде организаций.

Марк Герагос выступал в качестве адвоката в судебном слушании против страховой компании «New York Life Insurance», касавшемся выплаты компенсаций полутора миллионам армян, пострадавшим во время геноцида в 1915 году. Марк одержал блистательную победу: суд обязал компанию выплатить страховую премию в размере 20 миллионов долларов.

На Облаке /точка ком/ О людях, делающих нашу жизнь лучше.

Сайт о вещах, делающих нашу жизнь интересной и приятной, и о людях, делающих такие вещи. О красоте, искусстве, путешествиях и творческом отношении к жизни.

  • Забавное
  • Искусство
  • Красота
  • Культура жизни
  • Невероятное
  • Познавательное
  • Полезное
  • Психология
  • Увидеть Мир
  • Юмор

Великий русский адвокат Федор Плевако.

Федор Плевако прославился незабываемыми адвокатскими речами, хотя начал он карьеру провалом: свое первое дело проиграл. Но это провальное для Плевако дело получило большое освещение в печати.

Через неделю к нему пришел первый клиент о деле в две тысячи рублей. Дело Плевако выиграл и заработал свои первые двести рублей и купил на них самое нужное для адвоката – фрак.

Федора Никифоровича сравнивали с Пушкиным: «Что для поэзии Пушкин, то для адвокатов – Плевако, как после Пушкина трудно быть поэтом, так после Плевако – трудно быть оратором». Его речами заслушивались, хотя говорил он, как правило, недолго. О нем ходили разные байки и анекдоты, его фамилия стало символом профессионализма.

Остроумие, умение действовать и говорить по ситуации, мгновенная реакция на реплики и сарказм делали его речи незабываемыми, и, как правило, за ними следовало оправдание подсудимого. Федор Никифорович Плевако был очень набожным человеком, хорошо знал службы, а в Великий Пост на всю первую неделю, как бы ни был занят, исчезал из города: уезжал в монастырь. Да и в своих речах часто использовал московскую набожность и религиозность присяжных и судей.

Почти сорок лет Плевако верой и правдой защищал дворян, купцов, рабочих, крестьян, священнослужителей, мещан – словом, людей всех сословий и разного уровня достатка. Главным для него было — защита слабого и справедливость. Умер великий русский адвокат в шестьдесят шесть лет, на его похороны пришли тысячи, чтобы почтить его память.

Речи знаменитого адвоката вошли в русскую культуру как золотой фонд и являются образцами ораторского искусства и по сей день. Некоторые истории из адвокатской практики Федора Плевако стали классикой и передавались из уст в уста. Вот только несколько из них.

Питер Брейгель Младший «Деревенский адвокат»

Господа присяжные заседатели

Однажды Плевако взялся за дело по поводу убийства одним мужиком своей жены. На суд адвокат пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причем безо всяких бумаг и шпаргалок. И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес: «Господа присяжные заседатели!»

В зале начал стихать шум. Плевако опять: «Господа присяжные заседатели!» В зале наступила мертвая тишина. Адвокат снова: «Господа присяжные заседатели!» В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять: «Господа присяжные заседатели!»

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова: «Господа присяжные заседатели!» Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

«Ну вот, господа, вы не выдержали и пятнадцать минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать пятнадцать лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!»

Другие публикации:  Приказ 168 от 2009

Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами. Мужика оправдали.

А ведь могло быть и хуже

Плевако имел привычку начинать свою речь в суде фразой: «Господа, а ведь могло быть и хуже». И какое бы дело ни попадало адвокату, он не изменял своей фразе. Однажды Плевако взялся защищать человека, изнасиловавшего собственную дочь. Зал был забит битком, все ждали, с чего начнет адвокат свою защитительную речь.

Неужели с любимой фразы? Невероятно. Но встал Плевако и хладнокровно произнес: «Господа, а ведь могло быть и хуже». И тут не выдержал сам судья. «Что,- вскричал он,- скажите, что может быть хуже этой мерзости?» — «Ваша честь,- спросил Плевако,- а если бы он изнасиловал вашу дочь?»

Один русский помещик уступил крестьянам часть своей земли, никак это юридически не оформив. Через много лет он передумал и отобрал землю обратно. Возмущённые крестьяне устроили беспорядки. Их отдали под суд. Жюри присяжных состояло из окрестных помещиков, бунтовщикам грозила каторга. Защищал их Плевако. Весь процесс он молчал, а в конце потребовал наказать крестьян ещё строже.

«Зачем?» — не понял судья. Его ответ был таков: «Чтобы навсегда отучить крестьян верить слову русского дворянина!» Часть крестьян была оправдана, остальные получили незначительные наказания.

Поль Сезанн. Адвокат («Дядюшка Доминик»)

Одна девушка приехала в Москву из провинции и остановилась в московской гостинице «Черногория», управляющей которой был некто Фролов. Она заняла отдельную комнату на третьем этаже. Было уже за полночь, когда подвыпивший Фролов решил нанести ей «визит».

Но на требование впустить его проснувшаяся от стука девушка ответила отказом, после чего по приказу Фролова полотеры начали ломать дверь. В тот момент, когда дверь затрещала, девушка в одной сорочке при 25-градусном морозе выпрыгнула из окна. На ее счастье, во дворе было много снега, и она до смерти не расшиблась, хотя и сломала руку.

При рассмотрении дела в суде обвинительная сторона «наивно» отказывалась понять, чего так испугалась девушка и почему выбросилась из окна с риском для жизни. Недоумение прокурора разрешил Плевако, защищавший интересы пострадавшей. Его речь была краткой и свелась к проведению такой параллели:

«В далекой Сибири, — сказал Плевако, — в дремучей тайге водится зверек, которого судьба наградила белой как снег шубкой. Это горностай. Когда он спасается от врага, готового его растерзать, а на пути встречается грязная лужа, которую нет времени миновать, он предпочитает отдаться врагу, чем замарать свою белоснежную шубку. И мне понятно, почему потерпевшая выскочила в окно». Не добавив больше ни слова, Плевако сел. Впрочем, большего от него и не требовалось. Судьи приговорили Фролова к расстрелу.

Однажды Ф.Н. Плевако вспоминал. «Раз обратился к нему за помощью один богатый московский купец. Плевако говорит: «Я об этом купце слышал. Решил, что заломлю такой гонорар, что купец в ужас придет. А он не только не удивился, но и говорит: «Ты только дело мне выиграй. Заплачу, сколько ты сказал, да еще удовольствие тебе доставлю». – «Какое же удовольствие?» — «Выиграй дело, увидишь».

Дело я выиграл. Купец гонорар уплатил. Я напомнил ему про обещанное удовольствие. Купец и говорит: «В воскресенье, часиков в десять утра, заеду за тобой, поедем». – «Куда в такую рань?» — «Посмотришь, увидишь».

Настало воскресенье. Купец за мной заехал. Едем в Замоскворечье. Я думаю, куда он меня везет. Ни ресторанов здесь нет, ни цыган. Да и время для этих дел неподходящее. Поехали какими-то переулками. Кругом жилых домов нет, одни амбары и склады. Подъехали к какому-то складу. У ворот стоит мужичонка. Не то сторож, не то артельщик. Слезли. Купчина спрашивает у мужика:

«Готово?» — «Так точно, ваше степенство» — «Веди…» Идем по двору. Мужичонка открыл какую-то дверь. Вошли, смотрю и ничего не понимаю. Огромное помещение, по стенам полки, на полках посуда. Купец выпроводил мужичка, раздел шубу и мне предложил снять. Раздеваюсь. Купец подошел в угол, взял две здоровенные дубины, одну из них дал мне и говорит:

«Начинай». — «Что начинать-то?» — «Как что? Посуду бить!» — «Зачем бить ее?» Купец улыбнулся. «Начинай, поймешь зачем…» Купец подошел к полкам и одним ударом поломал кучу посуды. Ударил и я. Тоже поломал. Стали мы бить посуду и, представьте себе, вошел я в такой раж и стал с такой яростью разбивать дубиной посуду, что даже вспомнить стыдно.

Представьте себе, что я действительно испытал какое-то дикое, но острое удовольствие и не мог угомониться, пока мы с купчиной не разбили все до последней чашки. Когда все было кончено, купец спросил меня: «Ну что, получил удовольствие?» Пришлось сознаться, что получил».

М. Добужинский. «Адвокат Пателен». Эскизы к комедии Палапра «Адвокат Пателен».

Однажды Плевако участвовал в защите старушки, вина которой состояла в краже жестяного чайника стоимостью тридцать копеек. Прокурор, зная, кто будет выступать адвокатом, решил заранее парализовать влияние речи защитника, и сам высказал все, что можно было сказать в пользу подсудимой: бедная старушка, нужда горькая, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но собственность священна, и, если позволить людям посягать на нее, страна погибнет.

Выслушав прокурора, поднялся Плевако и сказал: «Много бед и испытаний пришлось перетерпеть России за ее более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… старушка украла чайник ценою в тридцать копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно».

Естественно, старушка была оправдана.

Памятник Ф.Н.Плевако на Ваганьковскойм кладбище, изготовленный на деньги адвокатов

Великому русскому адвокату Ф.Н. Плевако приписывают частое использование религиозного настроя присяжных заседателей в интересах клиентов. Однажды он, выступая в провинциальном окружном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет благовест к обедне с особой точностью.

Речь знаменитого адвоката продолжалось несколько часов, и в конце Ф. Н. Плевако воскликнул: «Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!» И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт.

Великие адвокаты, которых никогда не было. А жаль…

использованы материалы Право.Ru

Аттикус Финч из книги «Убить пересмешника» (1960 г.).

На фото ― Грегори Пек, исполняющий главную роль в одноименном фильме, вышедшем на экраны в 1962 г.
На первом месте, без сомнений, должен быть Аттикус Финч ― культовая фигура для юристов. Возможно, он единственный вымышленный юрист, которому поставлен настоящий памятник ― в штате Алабама в 1997 г. Уже для нескольких поколений англоязычных юристов он служит образцом профессиональной честности и принципиальности. «Аттикус стал своего рода народным героем в юридических кругах и считается почти реальной личностью», писала Алиса Петри, редактор сборника, посвященного Харпер Ли (автору романа). Бесчисленное множество юристов выбрали свою карьеру под его влиянием, судьи ссылались на его слова, объясняя принятые решения. Более того, в 2008 г. сама Харпер Ли стала почетным членом адвокатской ассоциации Алабамы за создание образа Аттикуса Финча, который «стал персонификацией выдающегося и образцового юриста, служащего неимущим».

Фрэнк Галвин. «Вердикт» (1982).

Фрэнк ― адвокат и алкоголик в исполнении Пола Ньюмана в фильме «Вердикт» (1982). В начале картины мы видим, как персонаж начинает спиваться и проигрывает одно дело за другим. Но бывший партнер подкидывает ему еще одно ― крайне заурядное; нужно лишь договориться от имени клиента о почти гарантированной компенсации. К удивлению всех участников процесса, адвокат отказывается от досудебного соглашения, и ― вопреки шансам и усилиям ответчиков и даже судьи ― выигрывает.

Пол Биглер. «Анатомия убийства» (1959 г.).

Бывший прокурор занимается мелкими делами и в основном предается приятному времяпровождению в партнерстве с другим выпивающим адвокатом, Парнеллом Маккарти. И вот происходит трагедия ― армейский лейтенант убивает трактирщика, который как он считает, изнасиловал его жену. И вопрос не в том, убил ли ― никто не спорит, что убил ― но почему, и насколько убийца осознавал свои действия. Адвокат говорит и действует с несколько театральной простотой, за которой скрывается сильный юридический ум. С помощью своего партнера он обнаруживает несколько важных для защиты фактов, и в конечном итоге коллегия присяжных признает лейтенанта «невиновным по причине невменяемости».

Перри Мейсон. «Перри Мейсон».

Один из самых популярных адвокатов, творение Стенли Гарднера, не сходил с телеэкранов на протяжении почти 40 лет, с перерывами. Неутомимый защитник, Мейсон всегда стремится не просто посеять в сердца присяжных «обоснованные сомнения» в виновности своего клиента — ему важно доказать его невиновность. В одном из дел его секретарь буквально спотыкается о тело жертвы, и все улики указывают на виновность клиента Мейсона ― но во второй половине фильма Мейсон блестяще опровергает доказательства обвинения. В общем, это своего рода «адвокат par excellence».

Генри Драммонд (слева). «Пожнешь бурю» (1960).

Это первая (из четырех) экранизация одноименной пьесы, посвященной знаменитому «обезьяньему процессу» 1925 года ― обвинению Джона Скоупа, учителя старшей школы в штате Теннесси, в нарушении Закона Батлера, запрещавшего преподавать теорию эволюции Дарвина. Центральный вопрос процесса ― право человека думать самостоятельно. В фильме ― как того требует жанр ― все против адвоката, от публики до судьи. Но защитник обвиняемого сумел показать, что, хотя обвинение технически право, само разбирательство в целом становится политическим позором для города и штата; в результате судья спешно закончил процесс, приговорив учителя к штрафу в $100, к колоссальному возмущению обвинения. В финальной сцене Драммонд собирает книги, и среди них ― работа Дарвина и Библия; после краткого размышления адвокат берет обе.

Другие публикации:  Договор купли продажи леса

Лоуренс Престон (слева). «Защитники» (сериал 1960-х гг.).

Еще одно творение Реджинальда Роуза, автора «12 разгневанных мужчин». На протяжении 132 эпизодов отец и сын Престоны, оба адвокаты, берутся за самые сложные и неоднозначные дела, защищая неонацистов, отказников (от службы в армии по принципиальным соображениям), участников демонстраций за гражданские права, автора, обвиненного в порнографии, врача, подозреваемого в проведении эвтаназии и т.д.

Гораций Румпол. «Румпол из Бейли» (сериал 1960-х гг.).

Основная страсть Румпола ― защищать своих клиентов в Олд Бейли, главном уголовном суде Великобритании. Поэтому он отказывается от продолжения карьеры в качестве судьи, несмотря на давление со стороны семьи и друзей. Его любимое занятие ― перекрестный допрос, и он гордится своим умением вытащить подзащитного из самого безнадежного положения. При этом он твердо верит в презумпцию невиновности и придерживается кредо «никогда не признавай вину» — которому он изменяет, только если твердо уверен в виновности своего клиента.
Помимо любви к защите, Румпол славится старой шляпой и пристрастием к дорогим сигарам и дешевым винам, которым он дает сомнительные наименования, вроде «Chateau Fleet Street» ― одноименная река, протекающая под этой улицей, была главным каналом канализации в викторианском Лондоне. Можно сказать, что Румпол ― это юридическая (и весьма симпатичная) вариация типажа «эксцентричный пожилой джентльмен».

Сэр Уилфрид Робартс. «Свидетель обвинения» (1957 г.)

Сэр Уилфрид ― стареющий и сильно нездоровый адвокат, вопреки совету доктора он соглашается защищать Леонарда Вола, обвиняемого в убийстве богатой вдовы. Как водится, поначалу все указывает на виновность его клиента, пока в силу таинственных обстоятельств не обнаруживаются улики, дискредитирующие главного свидетеля обвинения ― жену Леонарда. После оправдательного вердикта присяжных адвокат по-прежнему не чувствует, что все знает об этом деле, и его инстинкт оказывает верным. Но детали мы опустим, чтобы не испортить читателям удовольствие от просмотра.

Ганс Рольф. «Нюрнберский процесс» (1961 г.)

Фильм был вдохновлен одним из т.н. «последующих Нюрнбергских процессов» ― судом над судьями времен Третьего Рейха, прошедшим в 1947 г. Гансу Рольфу отведена роль защитника обвиняемых, и он исполняет ее блестяще, показывая, что ни одна из сторон не свободна от вины в массовых преступлениях, однако судят только его подзащитных. Он ссылается, в частности, на одного из судей Верховного суда США, открытого сторонника евгеники («науки» об улучшении человеческой породы, популярной в первой половине ХХ века), Ватиканский конкордат 1933 года, советско-германский Пакт о ненападении 1939 г., известный как Пакт Молотова-Риббентропа, и бомбардировку Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 г. Впрочем, подсудимые все равно были приговорены к пожизненному заключению. Фильм заканчивается знаменитым диалогом между председателем суда и одним из подсудимых, в котором последний пытается оправдаться, говоря, что не представлял последствий своих решений ― на что председатель суда отвечает: «Герр Яннинг, эти последствия начались, когда вы впервые приговорили к смерти заведомо невиновного».

Элли Макбил. «Элли Макбил» (сериал, 1997-2002 гг.)

Сериал в такой же степени юридическая, в какой социальная и персональная драма. Даже название юрфирмы, где работает главная героиня, представляется говорящим ― «Cage & Fish», т.е. «Клетка и рыба». На протяжении всего сериала Элли борется с собой и с неудачами в личной жизни, встречая несметное множество любовников, да и работает она в условиях любовного треугольника ― вместе с бывшим другом Билли Томасом, которого она никак не может забыть, и его женой, так что юридические темы порой оказываются лишь фоном для сердечных коллизий. Как написал один из рецензентов, «для поколения молодых женщин Калиста Флокхарт [актриса, исполнявшая главную роль. ― Право.Ru] изобразила юридическую работу как способ вершить правосудие, знакомиться с парнями и покупать дорогие туфли».

Том Хаген. «Крестный отец» (1972 г.), «Крестный отец II» (1974 г.).

«Адвокат с портфелем может украть больше, чем сотня парней с пушками» ― эта фраза Вито Корлеоне вполне характеризует его способности. Хаген ― семейный адвокат в полном смысле этого слова, и практика у него особая. Он единолично ведет дела несметно богатого криминального сообщества. Переговорные приемы у него тоже особые ― как насчет проснуться и увидеть на прикроватной тумбочке отрезанную голову любимой лошади? Такое испытал на себе Джек Вольц, когда попытался отказаться от предложения, «от которого нельзя отказаться».

Алан Шор. «Юристы Бостона» (сериал 2002-2008 гг.)

Шор ― блестящий юрист, сочетающий твердые моральные принципы и готовность прибегать к нетрадиционным и даже неэтичным методам достижения справедливости и торжества закона для своего клиента. Без колебаний он прибегает к подкупу, обману, шантажу или незаконному доступу к компьютерной информации, и всегда склонен поддерживать слабую сторону. Шор придерживается левых взглядов и нередко выражает их — в том числе и в зале суда — свое недовольство тем, куда движется страна в последнее время (напомним, в 2000-2008 гг. президентом США был безусловно правый Джордж Буш-мл.). Жовиальный, любитель женщин, известный своей непредсказуемостью и готовностью посмеяться над собой, он имеет и персональные проблемы ― Шор боится темноты и клоунов и страдает расстройством, известным как «word salad», т.е. выдает бессвязный набор слов, когда сильно волнуется.

Лейтенант Дэниел Кеффи. «Несколько хороших парней» (1992 г.)

На военной базе США в Гуантанамо находят тело рядового Сантъяго. В его убийстве подозревают двух других морских пехотинцев, которых назначают защищать лейтенанта Кеффи. Вопрос в том, действовали ли убийцы по собственной инициативе, как считает обвинение, или же ― как настаивают они сами, ― лишь исполняли приказ офицера. Поначалу дело кажется проигранным, но все меняется во время допроса командующего базой, полковника Джессапа ― Кеффи ловит его на противоречии и затем вышедший из себя полковник признается в том, что отдал приказ ликвидировать Сантьяго. Джессап пытается оправдать свои действия и указывает на свою ценность для национальной безопасности, но полковника арестовывают прямо в зале суда.

Ромо Лампкин. «Звездный крейсер «Галактика» (сериал, 2004-2009 гг.)

Как написал ABA Journal (журнал американской адвокатской ассоциации), «Ромо Лампкин воплотил две заветных мечты юристов: 1) что мы когда-нибудь будем делать работу столь важную, что нас попытаются убить (разумеется, безуспешно!), и 2) что наше положение будет вполне прочным.» Лампкин не только оказывается одним из двух выживших адвокатов во всей галактике, но и успешно защищает самого ненавидимого подсудимого ― бывшего президента и, возможно, предателя человечества.

Кевин Ломакс. «Адвокат дьявола» (1997 г.)

«Тщеславие ― несомненно, мой любимый грех», говорит Сатана в облике Милтона, работодателя Кевина Ломакса ― молодого и очень амбициозного провинциального адвоката, которого Милтон пригласил работать в свою престижную юридическую фирму. К поворотному моменту в своей карьере Ломакс не знал поражений, а перед переездом в Нью-Йорк он успешно защитил виновного в отвратительном преступлении. Ломакс признается в конце фильма, что всегда хотел побеждать любой ценой ― и это едва не закончилось плачевно для населения всей планеты. События принимают вполне демонический оборот, но в самый последний момент Ломакс вырывается на свободу, хотя для этого ему пришлось принять очень тяжелое решение.

Сол Гудман. «Во все тяжкие» (сериал, 2008-2013 гг.).

История школьного учителя химии, который стал легендарным производителем метамфетамина, собрала рекордные телевизионные рейтинги. Адвокат Сол Гудман, хотя и числится в героях второго плана, настолько полюбился зрителям, что теперь удостоился собственного сериала, который сейчас находится в производстве. Гудман специализируется на уголовных делах, а если точнее — на решении любых проблем своих клиентов. Он знает тысячу и один способ отмыть деньги, всегда сведет клиента с правильным наркоторговцем, найдет телефон специалиста по нелегальной прослушке, или того, кто эффективно избавится от случайного трупа. Не все методы Гудмана законны, однако он всегда строго соблюдает тайну отношений с доверителем. Чем и подкупает, вместе с харизмой и чудачествами, вроде идиотских рекламных роликов на ТВ, любовью к восточному массажу и комичным телохранителем.

А вы кого бы добавили в этот список?

Истории и речи великого адвоката Федора Плевако

Народная молва превратила слово «Плевако» в символ высочайшего профессионализма. И если кому-то требовался хороший адвокат, то говорили «найду себе Плеваку», связывая с этим словом-именем представление о защитнике, на мастерство которого можно было надеяться в полной мере.

Вся Россия прошла перед адвокатом Плевако в судебных процессах. Рабочие и крестьяне, промышленники и финансисты, поместное дворянство и князья, духовники и военные, студенты и революционеры – все верили в силу его могучего слова и необыкновенность его личности.

Свое первое дело Плевако проиграл. Тем не менее, из подробного отчета о деле в «Московских ведомостях» его имя получило известность, и через несколько дней у Плевако появился первый клиент — неказистый мужичок с делом о 2000 рублях. Это дело Плевако выиграл и, заработав солидную для себя сумму в 200 рублей, обзавелся самой необходимой в то время вещью — собственным фраком.

Другие публикации:  Оформить фотографии для выставки

О покоряющей силе плевакинского слова писал А.П. Чехов: «Плевако подходит к пюпитру, полминуты в упор глядит на присяжных и начинает говорить. Речь его ровна, мягка, искренна. Образных выражений, хороших мыслей и других красот многое множество. Дикция лезет в самую душу, из глаз глядит огонь. Сколько бы Плевако ни говорил, его всегда без скуки слушать можно. «

Остроумие, находчивость, мгновенная реакция на реплики противника, к месту проявленный сарказм — все эти качества ярко демонстрировал выдающийся оратор.

Плевако имел привычку начинать свою речь в суде фразой: «Господа, а ведь могло быть и хуже». И какое бы дело ни попадало адвокату, он не изменял своей фразе. Однажды Плевако взялся защищать человека, изнасиловавшего собственную дочь. Зал был забит битком, все ждали, с чего начнет адвокат свою защитительную речь. Неужели с любимой фразы? Невероятно. Но встал Плевако и хладнокровно произнес: «Господа, а ведь могло быть и хуже» И тут не выдержал сам судья. «Что,- вскричал он,- скажите, что может быть хуже этой мерзости?» «Ваша честь,- спросил Плевако,- а если бы он изнасиловал вашу дочь?».

Хрестоматийным примером стало дело о старушке, укравшей жестяной чайник стоимостью 50 копеек. На суде прокурор, зная, что защищать старушку будет Плевако, решил заранее парализовать воздействие его предстоящей речи и сам высказал все, что можно было использовать для смягчения приговора: старая больная женщина, горькая нужда, кража незначительная, обвиняемая вызывает жалость, а не негодование. И все же собственность, подчеркнул прокурор, является священной, и, если позволить посягать на нее, страна погибнет.

Выслушав речь прокурора, Плевако поднялся и сказал: «Много бед и испытаний пришлось претерпеть России более чем за тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушилось на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь. старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно». Гениальный экспромт Плевако спас женщину от тюрьмы, суд ее оправдал.

По свидетельству современников, главная сила его речей заключалась в воздействии на чувства слушателей, его умении «увидеть» присяжных и судей и заставить их следовать за собой, вызвать у них восторг или слезы, подтверждая тем самым правильность выражения Горация: «Плачь сам, если хочешь, чтобы я плакал».

Не удивительно, что страстные, картинно-образные выступления Плевако не только триумфально спасали, но и убивали. Показательным в этом отношении стало дело управляющего московской гостиницей «Черногория» некоего Фролова, привлеченного к уголовной ответственности за самоуправство.
Одна девушка приехала в Москву из провинции и остановилась в этой гостинице, заняв отдельную комнату на третьем этаже. Было уже за полночь, когда подвыпивший Фролов решил нанести ей «визит». На требование впустить его проснувшаяся от стука девушка ответила отказом, после чего по приказу Фролова полотеры начали ломать дверь. В тот момент, когда дверь затрещала, девушка в одной сорочке при 25-градусном морозе выпрыгнула из окна. На ее счастье, во дворе было много снега, и она до смерти не расшиблась, хотя и сломала руку.

При рассмотрении дела в суде обвинительная сторона «наивно» отказывалась понять, чего так испугалась девушка и почему выбросилась из окна с риском для жизни.

Недоумение прокурора разрешил Плевако, защищавший интересы пострадавшей. Его речь была краткой и свелась к проведению такой параллели: «В далекой Сибири, — сказал Плевако, — в дремучей тайге водится зверек, которого судьба наградила белой как снег шубкой. Это горностай. Когда он спасается от врага, готового его растерзать, а на пути встречается грязная лужа, которую нет времени миновать, он предпочитает отдаться врагу, чем замарать свою белоснежную шубку. И мне понятно, почему потерпевшая выскочила в окно». Не добавив больше ни слова, Плевако сел. Впрочем, большего от него и не требовалось. Судьи приговорили Фролова к расстрелу.

Судили священника. Набедокурил он славно. Вина была доказана. Сам подсудимый во всем сознался. Поднялся Плевако. «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грехи». Священника оправдали.

Однажды попало к Плевако дело по поводу убийства одним мужиком своей жены. На суд адвокат пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причем безо всяких бумаг и шпаргалок. И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес: — Господа присяжные заседатели!
В зале начал стихать шум. Плевако опять:
— Господа присяжные заседатели!
В зале наступила мертвая тишина. Адвокат снова:
— Господа присяжные заседатели!
В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:
— Господа присяжные заседатели!
Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:
— Господа присяжные заседатели!
Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.
— Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!
Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами. Мужика оправдали.

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника — Плевако. Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого. Плевако спросил председателя: — А сколько на ваших часах, ваше превосходительство? Председатель посмотрел и ответил:
— На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:
— А на ваших часах, господин прокурор? Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:
— На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.
Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.
Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:
— Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах — 20 минут, у господина председателя — 15 минут, а на часах господина прокурора — 25 минут. Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.
Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?
Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.