Блог

Адвокат зайцев павел

На главную страницу

Национальный антикоррупционн ый комитет

Павел Зайцев, адвокат, член Президиума НАК: Следователям нужно придать статус судебных следователей. У нас получается, что предварительное следствие ведется месяцами, а иногда годами люди до суда сидят. Но есть очевидные преступления, когда на месте поймали лицо, его совершившее, или ДТП, или еще что-то. Нет смысла несколько лет расследовать подобное дело на предварительном следствии, тратить государственные деньги на зарплату следователям. Лица при этом ждут, когда же у них будет суд. Сразу же нужно передавать дела в суд, и они будут подчиняться или судьям, или Министерству юстиции, но именно судебные следователи чтобы работали по очевидным делам и в рамках следствия проводили следственные действия. Это сократит бюджет, расходы на сотрудников правоохранитель ных органов, ускорит доступ к правосудию, всем от этого будет легче.

Следователи де-юре не зависят и никому не подчиняются, но де-факто они все-таки подчиняются руководителям тех подразделений, в которых они служат. Милицейские следователи подчиняются руководству города Москвы, которое в соответствии с УПК к следствию вообще никакого отношения не имеет. И в каждом подразделении все то же самое.

Фактически нужно сделать следователей полностью независимыми и сделать отдельное подразделение, которое не будет подчиняться ни ФСКН, ни МВД, ни ФСБ.

Я считаю, что это абсолютно обоснованное решение, что нужно выводить всех следователей из подчинения других министерств, объединять их и делать следственную практику единообразной. Но небольшой минус — будет отсутствовать конкуренция. Представляете, создадут единого монстра, который не будет подконтролен фактически никому.

«В Объединенном следственном комитете будет отсутствовать конкуренция»

Национальный антикоррупционн ый комитет

Председатель Национального антикоррупционн ого комитета Кирилл Кабанов, наоборот, считает, что публиковать видео с изъятием вещественных доказательств, как это было в случае с Арашуковым, нужно. «Самый громкий скандал, который, по мнению некоторых, ускорил распад Советского Союза, вызвало в свое время расследование группы Гдляна — Иванова — сотрудников Генеральной прокуратуры СССР, изобличавших коррупцию в высших эшелонах власти. Это дело тогда стало открытием и единственным примером борьбы с коррупцией в стране. Отсутствие прозрачности, публичности вызвало массовое недоверие к правительству. Поэтому показывать обыски надо, оперативные съемки публикуют во всем мире — это нормальная практика. Внимание к громким коррупционным делам формирует общественное мнение, и это общественное мнение не дает возможность безосновательно смягчать наказание для коррупционеров по надуманным основаниям», — уверен эксперт.

Что находят при обысках у высокопоставленных арестантов

Национальный антикоррупционн ый комитет

Генеральная прокуратура России получила полномочия запрашивать информацию за рубежом о наличии счетов у российских чиновников. Соответствующий закон принял Совет Федерации. Документ был разработан и внесен в Госдуму президентом Владимиром Путиным.

В том, что законопроект упростит процедуру проведения проверок в отношении чиновников и госслужащих, уверен и глава Национального антикоррупционн ого комитета Кирилл Кабанов. «Безусловно, информацию о наличии иностранных счетов технологически можно добыть и через закрытые фонды (источники — прим. НАК). Но, как правило, официально иностранные государства ее не отдают. Технологически поправка правильная на 100%, поскольку работа на сегодняшний момент низкой степени эффективности», – сказал он.

Тайные зарубежные счета чиновников станут явными

Национальный антикоррупционн ый комитет

Председатель Национального антикоррупционн ого комитета (НАК) Кирилл Кабанов в беседе с «Известиями» привел конкретные примеры, которые готовят в правительстве России по смягчению коррупционного законодательств а.

Ранее в январе стало известно, что чиновников могут перестать наказывать за коррупционные преступления, совершенные «вследствие обстоятельств непреодолимой силы». Соответствующие поправки в закон «О противодействии коррупции» готовит Министерство юстиции России совместно с Минтрудом, МВД, при участии Генпрокуратуры и Следственного комитета России.

Санкционная мышеловка
Кабанов является членом нескольких комиссий по конфликту интересов и противодействию коррупции в госкорпорациях. Эксперт привел несколько свежих примеров из личной практики.

«Кейс первый. У нас конкретное лицо должностное декларирует наличие иностранного финансового механизма — это счета. Мы на комиссии говорим: «А почему они у вас не закрыты до сих пор?» В ответ слышим: «Я нахожусь под санкциями, я не могу физически выехать и закрыть их», — рассказал глава НАКа.

По его словам, в законе подобная ситуация с санкциями не учтена.

«Что мы должны сделать? Мы должны ему написать, что он должен изыскать в течение трех месяцев возможности (закрыть счета. — Ред.). Он говорит: «Я не могу дистанционно закрыть через юристов», — отметил эксперт.

По его словам, чиновник в такой ситуации обязан будет закрыть счета или он будет уволен.

От любви до ненависти
Кабанов также привел ситуацию с супругами, которые находятся в предразводной ситуации, но еще фактически не разведены.

«За период декларирования они оба — и чиновник, и его супруга — должны предоставить декларации. И вдруг супруга отказывается предоставлять. Ее бытовую мотивацию можно понять, она разводится. Ей даже звонят члены комиссии и говорят: «Слушайте, Вы понимаете, что вашего мужа могут уволить?» «А пускай увольняют». Заставить ее никто не может», — подчеркнул председатель Национального антикоррупционн ого комитета.

При этом сам чиновник всё свое имущество задекларировал, но всё равно остается формальное основание для того, чтобы его уволить, считает Кабанов.

«Понятно, что в данной ситуации могут многие оказаться. Соответственно, появляется вопрос. Это непреодолимое обстоятельство? Да, непреодолимое», — заключил эксперт.

«Дырки» в законе
Ряд экспертов скептически отнеслись к инициативе правительства, считая, что Министерство юстиции создает специальные дырки, для того чтобы чиновники могли уйти от ответственности , отметил Кабанов.

«Это ерунда, это фейк. Потому что, во-первых, все ситуации будут описаны. Во-вторых, еще в Думе это будет обсуждаться, но общая стратегия, на чем она будет построена, не представляет никакой угрозы противодействию коррупции — никакой», — заключил эксперт.

Глава НАКа добавил, что если в рамках экспертной работы будут обнаружены «дырки» в законе, эксперты «публично» о них заявят.

По этой теме читайте также:

Кабанов уточнил, что соответствующие критерии и конкретные обстоятельства «непреодолимой силы» будут прописаны. Речь не идёт о том, чтобы просто улучшить жизнь коррупционеров, дав им возможность избежать наказания.

Зайцев Павел Васильевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Зайцев Павел Васильевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Зайцев Павел Васильевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Зайцев Павел Васильевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Его коллеги по цеху

Адвокат, бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД, телеведущий.

Павел Зайцев. Биография

Павел Васильевич Зайцев родился в 1970 году. Павел Зайцев женат, у него есть сын. Он играет в шахматы, в 2006 году победил в командном первенстве Следственного комитета при МВД РФ.

В 1992-1999 годах работал в Кимрском ГОВД Тверской области и управлении по борьбе с организованной преступностью при УВД Тверской области.

В 1999 году был назначен следователем по особо важным делам отдела по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений о коррупции и в сфере экономики следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Следственного комитета при МВД РФ.

Другие публикации:  Досудебное урегулирование конфликтов спб

Вел известное дело о реализации контрабандной мебели в магазинах «Три кита» и «Гранд». За превышение должностных полномочий при расследовании этого дела Павел Зайцев получил в 2003 году условный срок. Дальнейшее развитие событий вокруг мебельного дела позволило Зайцеву надеяться на полную реабилитацию.

В апреле 2009 году Павел Зайцев был уволен из Следственного комитета при МВД по сокращению штатов. Позже это увольнение было признано незаконным. Тем не менее, сразу после восстановления в должности уволился по собственному желанию. С 2010 года занимается адвокатским делом.

В 2010 году появился в прессе в качестве адвоката родственников известного публициста и сотрудника «Новой газеты» Юрия Щекочихина, скончавшегося в 2003 году при странных обстоятельствах.

В сентябре 2015 года на НТВ стартовал документальный цикл « Следствие ведут », ведущим которого стал Павел Зайцев. Проект телеканала НТВ посвящен самым резонансным и актуальным угловных делам последнего времени, следствие по которым еще не закончено. За время службы Зайцев сумел довести до суда множество запутанных дел, отправив за решетку не одну сотню опасных преступников. Теперь опытный сыщик, знающий всю кухню следственных органов изнутри, готов поделиться секретами и тонкостями этой работы со зрителями НТВ.

«Я знаю, кто стоял за «Грандом» и «Тремя китами» — Павел Зайцев

Бывший следователь Следственного комитета при МВД Павел Зайцев в декабре прошлого года по решению суда был восстановлен на службе. На рабочем месте он появился только чтобы попрощаться с коллегами и забрать вещи: тремя месяцами ранее Зайцев получил статус адвоката.

В интервью РАПСИ экс-следователь предположил, кто на самом деле мог стоять за «Грандом» и «Тремя Китами», предложил свой вариант реформы МВД и объяснил, почему не собирается защищать насильников и убийц.

Победителей не судят

— Ольга Кудешкина, бывшая судья Мосгорсуда, и сегодня настойчиво утверждает, что единственное дело, по которому на нее оказывалось давление – ваше. По ее словам, инициатива решить дело определенным образом исходила от некоторых должностных лиц как Мосгорсуда, так и Генпрокуратуры.

— У этих, как вы выразились, некоторых должностных лиц, были конкретные имена и фамилии. Например, Бирюков (Юрий Бирюков с июня 2000 года по июль 2006 года был первым заместителем Генерального прокурора РФ; с декабря 2006-го по настоящее время – член Совета Федерации от Ненецкого АО — РАПСИ). Незаслуженно сейчас забыта и другая фигура, в то время второстепенная – прокурор Дмитрий Шохин, который на моем процессе был обвинителем. В суде, где председательствовала Ольга Кудешкина, Шохин вел себя довольно странно. К примеру, народных заседателей этот прокурор не стеснялся вслух называть старыми тетками. Только по прошествии времени мне стало понятно, что Шохин таким образом пытался спровоцировать участников процесса на неадекватные действия, чтобы была возможность поставить под сомнение действия и решения уже самого суда. Впоследствии Шохин стал всенародно известен как один из представителей обвинения по делу Ходорковского. Получал даже какие-то ордена…

Разумеется, ни Шохин, ни Бирюков не были единственными заинтересованными лицами. Где-то рядом незримо, что называется, за стенкой, стояла Федеральная служба безопасности.

— Получается, процесс курировали сразу несколько структур, формально не имевших к нему отношения?

— Поначалу я об этом не задумывался. Когда следователь, прокурор или судья получает очередное дело, если это профессионал и просто здравомыслящий человек, он будет поступать в соответствии с законом. В таких ситуациях только со временем выясняется, где чьи интересы, и кто с кем борется. В случае с «Грандом» и «Тремя китами» инициатором возбуждения уголовного дела выступил Таможенный комитет, с которым полностью согласилось МВД. Начали расследовать факты контрабанды, возбуждать новые дела. Но с другой стороны оказалась более могущественная группировка. О прямой причастности к этому делу ФСБ в материалах имеется довольно много доказательств. Скажем, Андрей Саенко, которого сейчас судят как раз за контрабанду мебели, являлся в первую половину нулевых действующим офицером ФСБ. Кроме того, в материалах дела были показания на одного из помощников одного из замдиректоров ФСБ. Постфактум, когда этого дела у меня уже не было, я пришел к выводу — столкнулись две группировки. С одной стороны МВД и таможня, с другой – ФСБ и прокуратура. Какой из них было суждено одержать победу, по-моему, вопрос риторический.

— Уместно ли в данном случае говорить о победе? Ведь по большому счету дело о контрабанде мебели так ничем и не закончилось. Суд же продолжается…

— Сложный вопрос. Эпизоды, в которых фигурировала контрабанда, относились к 1999-2000 годам. Если мы ведем речь, скажем, о части 4 статьи 188 Уголовного кодекса («Контрабанда» — РАПСИ), то каждый доказанный эпизод – тяжкое преступление. Срок давности – 10 лет. Вот и посчитайте, сколько времени осталось на то, чтобы не только вынести приговор, но чтобы он еще и прошел кассацию и вступил в законную силу. А ведь если по истечении срока давности приговор в законную силу не вступил, дело подлежит прекращению. Вот и думайте, кто победил.

— На первый взгляд, это и вправду очевидно.

— Не знаю, не знаю. На эту тему сейчас можно только рассуждать. В разгар расследования по «Гранду» и «Трем китам» министром внутренних дел был Владимир Рушайло. В то время был Государственный таможенный комитет — ГТК, а не Федеральная таможенная служба, как сейчас. И руководил ГТК Михаил Ванин. Где сейчас Рушайло? Где Ванин? (Михаил Ванин с сентября 2009 года занимает должность гендиректора МИД России. До этого он был послом РФ в Словении — РАПСИ)

В то же время и Зуев (предприниматель Сергей Зуев в момент возбуждения уголовного дела о контрабанде являлся номинальным владельцем мебельных комплексов «Гранд» и «Три кита»; сейчас – один из подсудимых по делу о контрабандных поставках мебели, которое в настоящее время рассматривает Наро-Фоминский городской суд Подмосковья — РАПСИ), и некоторые другие фигуранты по большому счету все же уже понесли ответственность, отсидев по 3-4 года за решеткой.

— Зуев к тому же, похоже, лишился большей части своего бизнеса.

— Говоря о Зуеве, следует понимать, что он – верхушка пирамиды, остальные грани которой по большому счету так на поверхности и не появились. Фактическими владельцами «Гранда» и «Трех китов» были, судя по всему, другие лица – представители чеченской диаспоры. Когда мы расследовали уголовное дело, одна из основных версий заключалась в том, что стартовый капитал, который был потрачен на строительство самих комплексов «Гранд» и «Три кита», был получен в результате афер с так называемыми чеченскими авизовками. Помните 90-е? Очень небольшая часть денег от тех афер, примерно $38 миллионов, были отмыты при помощи печально известного Bank Of New York. 10-12 лет назад это были хорошие деньги. И через немецкие банки эти 38 миллионов пришли в Россию под видом неких инвестиций немцев в российскую экономику. В ходе расследования мы связывались с германской стороной. Они с удивлением узнали от нас, на что именно эти средства были потрачены.

— Вернемся к вашему делу. Была разница, как его рассматривала Кудешкина и другие судьи после нее?

— До момента вынесения приговора настроение суда понять было сложно. А вот действия прокуратуры, поведение обвинителей, красноречиво говорили о том, что они во всем уверены на сто процентов.

— В том числе и в суде?

— Да. Правда, свою роль сыграл еще и человеческий фактор. Судья Мосгорсуда, который должен был вынести приговор, Сергей Марков, фактически оказался перед непростым выбором. Повести себя как Кудешкина? Уволят. Вынести обвинительный приговор, то есть фактически встать на сторону тех, кто его добивался? Тоже вроде неправильно. В итоге решение судьи устроило практически всех (Зайцев в конечном счете был обвинен в неполучении прокурорских санкций на некоторые обыски в рамках расследования уголовного дела о контрабанде мебели, и приговорен к двум годам условно с испытательным сроком на один год РАПСИ). В том числе и меня, ведь я еще шесть лет проработал в МВД.

Другие публикации:  Договор займа между физическим лицом и юридическим процентный образец

— 3 марта Верховный суд (ВС) РФ рассмотрит жалобу Кудешкиной на отказ Мосгорсуда исполнить решение Страсбургского суда и, в том числе, восстановить ее на работе. Как адвокат вы бы взялись за это дело?

— Конечно! Во-первых, это интересно. Во-вторых, все же это дело косвенно касается еще и лично меня.

— Решение ВС можно спрогнозировать уже сейчас?

— Нет. Там может произойти все что угодно. Вспомню опять же свой случай. Приговор Мосгорсуда в отношении меня ВС оставил в силе. Через несколько месяцев я зачем-то поехал в Мосгорсуд. Заодно решил почитать материалы своего дела. Было любопытно, что там есть, в последних томах. В одном из них с удивлением обнаружил чистый конверт без каких-то надписей и опознавательных знаков. Разрезал его ножницами, вытащил лист бумаги, развернул – и прочел особое мнение судьи, который председательствовал на процессе в Верховном суде. По его мнению, в моих действиях не было состава преступления, поэтому следовало выносить оправдательный приговор. Что же получилось? Коллегия из трех судей ВС изучила законность решения Мосгорсуда. Председательствовавший посчитал одно, два других судьи с ним не согласились. Приговор был оставлен в силе. Все это, на мой взгляд, означает только одно: говорить, что Верховный суд у нас плохой, что все судьи ВС зависимы и управляемы, не стоит.

Следствие и суд не должны дублировать друг друга

— МВД, где вы работали еще год назад, сейчас начинают реформировать. Будет толк от сокращения штатов?

— Я вообще не уверен, что произойдут какие-то фактические сокращения. Возьмем ГИБДД и следствие. Функции Госавтоинспекции, как я слышал, теоретически могут передать новому министерству или некоей дорожной службе. При этом какие функции останутся у ГИБДД после переподчинения, будет ли инспекция являться правоохранительным органом, совершенно непонятно.

Большую часть следователей планируется откомандировать в новую структуру, Федеральную службу расследований, которую чаще сегодня называют единым Следственным комитетом. Если в составе МВД не будет дорожной инспекции и следствия, примерно и выйдет сокращение на 20 процентов. Не будем также забывать, что численность сотрудников МВД планируется сократить не одномоментно, а в течение двух лет, до 2012 года. К тому же любая реформа требует денег. Поэтому сейчас, когда кризис еще толком не закончился, все это маловероятно. Думаю, какие-то подвижки начнутся только в следующем году.

— Некоторые меры, впрочем, предпринимаются уже сейчас. Прошла уже не одна проверка подлинности дипломов о высшем юридическом образовании сотрудников милиции. Никто вроде не спорит, что милиционерам надо срочно поднимать оклады.

— Повышать зарплаты, конечно же, надо. На те деньги, что сегодня получают рядовые сотрудники милиции, в столице постоянно жить нереально. Окладов в 10-13 тысяч рублей еще как-то хватает тем, кто приехал, отработал, и уехал обратно на родину – в регионы. Москвичи же на эти должности не идут. Вообще же ситуация с милицейскими зарплатами давно напоминает бородатый анекдот: «Тебе дали удостоверение и пистолет? Вот и крутись, как знаешь!».

Что касается проверок подлинности дипломов, то это действительно уже делалось год или два назад. Здесь, как мне кажется, вопрос вообще надо ставить шире. Жизнь показывает, что высшее юридическое образование необходимо дознавателям, следователям, оперативным сотрудникам. Зачем оно, скажем, инспектору по делам несовершеннолетних? А офицеру, дежурящему в СИЗО? Тут бы пригодилось педагогическое, психологическое или даже филологическое образование.

— Что идеологи реформы не учитывают?

— Практику. Реформа должна быть реальной, улучшать положение вещей, а не упираться в создание очередного министерства или, в данном случае, нового Следственного комитета.

Я 17 лет отработал следователем, и мне порой было обидно за свою работу. Месяцами и годами расследуешь очень сложные дела, а бедным судьям приходится все это перепроверять, то есть делать всю работу заново. Причем это происходит повсеместно – такие у нас процессуальные законы.

В системе МВД по данным на 2008 год было примерно 58 тысяч следователей. Плюс еще 10 тысяч – в прокуратуре. Прибавим к ним следователей ФСБ и Госнаркоконтроля. Получается мощная армия численностью более 70 тысяч человек. Все действия этой мощной армии, которой государство ежемесячно платит очень большие деньги в виде зарплат, в суде проверяются, переделываются и пересматриваются.

— То есть делается двойная работа.

— Именно так, поскольку есть предварительное следствие, а есть судебное следствие. Может, стоит их объединить? Почему очевидные дела, те, которые сразу возбуждены в отношении конкретных лиц, нельзя сразу передавать в суд? Почему нельзя первичные допросы вести сразу в суде? Почему нельзя проводить там экспертизы, предъявлять обвинения и знакомить с материалами дела? При этом в таком суде будет не только обвинение в лице следователя и прокурора. Там будет и подозреваемый, и его адвокат. Судья же будет наблюдать за всеми следственными действиями со стороны, в реальном времени.

Основные задачи следователя в таком случае: выезжать на место преступления, собирать доказательства, проводить обыски и выемки. Собрал материал – предоставил в суд – там оценили. Идем дальше. Для эффективной работы такой следственной модели потребуется не 70 тысяч человек, а максимум 30 тысяч. К тому же есть множество очевидных дел, в которых понятно, кто совершил преступление. Яркие примеры – дела о хулиганстве или о ДТП. Зачем подозреваемому проходить все стадии предварительного следствия, а потом делать то же самое уже в суде? Если очевидна личность виновного – отдайте дело сразу в суд.

— Как в таком случае как быть с преступлениями, где подозреваемого для начала надо установить?

— Этим будут заниматься следователи или дознаватели, выведенные за рамки судебного следствия. Да и то в случае, когда подозреваемый установлен, и ему предъявлено обвинение, материалы дела следует сразу же передавать в суд. Там процесс будет продолжен уже при участии обвиняемого.

— Что это даст?

— В результате мы сможем существенно сократить временной отрезок с момента возбуждения уголовного дела до вынесения приговора. Уменьшится время доступа к правосудию потерпевших, которым придется ждать в среднем не два года, а полгода, максимум – год. Снизится нагрузка на судей. Повторюсь – им уже не придется делать то, что сделал следователь. Да и столько следователей не понадобится. То есть мы сэкономим деньги налогоплательщиков. Правда, для реализации такой реформы нужна воля законодателя.

— Пока законодатель идет в обратном направлении. К примеру, в результате недавних изменений уголовно-процессуального законодательства прокуроры лишились надзорной функции. То есть сейчас они вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела, утвердить или не утвердить обвинительное заключение. А в остальном они только и могут, что требовать от руководителя следственного органа принимать те или иные законные решения. И все.

— У нас вообще сложилась парадоксальная ситуация. Обвинение человеку предъявляет следователь. При этом он в суде не является стороной обвинения. В суде обвинение поддерживает прокурор, который обвинение не составлял и вообще многие материалы дела видит в зале суда впервые в жизни. По-моему, это нонсенс. Пусть следователь доказывает вину, представляет прокурору доказательства. Прокурор же, оценив эти доказательства, должен сам составлять обвинение и сам же поддерживать его в суде. Или отказаться от предъявления обвинения, если доказательств недостаточно. Тем самым прокурор легко может пресечь коррупционную заинтересованность со стороны следствия. Ведь у нас в последние годы порой обвинение предъявляют, вообще не имея в деле доказательств. А купить сразу и следователя, и прокурора весьма затруднительно.

По ту сторону баррикады

— Вы довольно быстро получили адвокатский статус. В начале декабря суд восстановил вас на работе, а недели через две ваша фамилия появилась в реестре столичной Адвокатской палаты. Как это получилось?

Другие публикации:  Как оформить зал воздушными шарами своими руками

— На самом деле никакого чуда тут не произошло: статус адвоката я получил не в декабре, а в августе.

— Ожидали «теплый» прием на прежнем месте работы?

— Предполагал, и в итоге не ошибся. Вышел на работу ровно на один день, пообщался со своим руководством, и убедился, что следователем я больше не буду. Зачем превращать работу в пытку? Всегда видно, будут с тобой сотрудничать, или же за каждую бумажку вымотают все нервы. По разговорам я еще летом понимал, что ничего приятного на старом месте работы меня не ждет. Тогда же и получил адвокатский статус.

Кстати, косвенным подтверждением «хорошего» отношения ко мне со стороны милицейского начальства стала кассационная жалоба, которую МВД подало после декабрьского решения суда о моем восстановлении на работе. 16 февраля Мосгорсуд оставил ее без удовлетворения. Впрочем, все это уже дело прошлое.

— Вам долго пришлось искать коллегию адвокатов?

— Нет, с местом трудоустройства определился очень быстро: сотрудничество предложила московская коллегия адвокатов «МОВЕ». Были варианты и с другими адвокатскими образованиями.

— Какими делами решили заниматься?

— Часто представляю интересы лиц, привлекаемых по делам, которые связаны с экономическими преступлениями. То есть занимаюсь делом, которое мне знакомо со времен работы следователем. Только теперь по другую сторону баррикады. К слову, дела, связанные с тяжкими преступлениями против личности или наркотрафиком, особого энтузиазма у меня не вызывают.

— Насколько мне известно, он специализируется на внешнеэкономической деятельности, то есть на преступлениях, связанных с таможенными органами, контрабандой. Не удивительно – он делает то, чему годы учился, работает в сфере, в которой прекрасно ориентируется. Я поступаю точно так же. Зачем изобретать велосипед?

Беседовал Владимир Новиков

Адвокат Зайцев: «Дело о смерти Щекочихина возобновлено благодаря моей информации»

Как сообщалось накануне, СКП РФ возобновил вчера расследование уголовного дела по факту смерти в июле 2003 года депутата Госдумы РФ, сотрудника «Новой газеты» Юрия Щекочихина. Инициаторами данного расследования стали журналисты «Новой газеты», направившие следователям новые сведения о гибели их коллеги. Эти данные изданию передал адвокат Павел Зайцев, представляющий интересы родных господина Щекочихина. Что это за сведения, пока держится в секрете.

О возобновлении расследования по факту смерти Юрия Щекочихина вчера сообщил официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин. Он уточнил, что расследование возобновлено «в связи с поступившими в распоряжение следствия новыми данными, требующими проведения дополнительных следственных действий». Правда, о каких именно сведениях идет речь, господин Маркин не уточнил. «Могу лишь сказать, что они поступили к нам на прошлой неделе,- рассказал Владимир Маркин.- А сегодня (16 сентября) было принято решение о возобновлении следствия по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»)».

В свою очередь, шеф-редактор «Новой газеты» Сергей Соколов подтвердил, что новые сведения поступили именно от руководства его издания. «Появилась новая информация у адвокатов и у редакции газеты,- пояснил господин Соколов,- ее-то мы и довели до следственного комитета». Однако и шеф-редактор «Новой газеты» не стал разглашать подробности, заметив лишь, что по-прежнему уверен, что гибель Юрия Щекочихина связана с его профессиональной деятельностью. «Тогда в 2003 году Юрий Петрович, будучи депутатом Госдумы, входил в комитет по безопасности и комиссию по борьбе с коррупцией, в рамках которых занимался расследованием дела «Трех китов», делом о китайской контрабанде, а также делом Адамова и Bank of New York,- пояснил господин Соколов.- Мне известно, что накануне своей смерти он собирался поехать за рубеж, где ему должны были передать какие-то новые сведения касательно одного из этих дел. А поскольку многие были не заинтересованы в этом, я и считаю, что смерть Юрия Петровича могла быть насильственной».

В свою очередь, адвокат потерпевших — родственников Юрия Щекочихина — Павел Зайцев уточнил, что именно благодаря его информации, предоставленной в СКП, и было возобновлено расследование. «В качестве обоснования своей позиции я предоставил объяснения ряда лиц, полученные мною на днях,- рассказал господин Зайцев.- В них-то и содержатся данные, указывающие на необходимость возобновления расследования».

Напомним, что уголовное дело по факту смерти Юрия Щекочихина было возбуждено 4 апреля 2007 года по решению руководителя СКП Александра Бастрыкина, через два года оно было закрыто. И до этого две доследственные проверки, проводившиеся правоохранительными органами Западного административного округа Москвы, завершались выводом о естественном характере смерти господина Щекочихина.

Материалы дела о смерти журналиста «Новой газеты» Юрия Щекочихина будут направлены на дополнительное рассмотрение. Такое заявление сделал еще в марте 2008 года глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин. Намеченная проверка стала уже четвертой по счету. Предыдущая проверка была проведена одним из районных подразделений Следственного комитета прокуратуры по Москве. В результате решение о возбуждении уголовного дела по факту смерти журналиста принято не было. Бастрыкин заявил, что его такое решение не устраивает. Зампредседателя комитета по безопасности Госдумы, член парламентской комиссии по борьбе с коррупцией Юрий Щекочихин умер 3 июля 2003 года при странных обстоятельствах. Его коллеги настаивают на том, что это было убийство и проводят независимое расследование.

Адвокат собственника помещения штаба Навального рассказал о причинах жалобы в полицию

Адвокат, представляющий интересы собственника помещения, где располагается предвыборный штаб политика Алексея Навального, компании «Балчуг» Павел Зайцев рассказал о причинах жалобы компании в полицию, после которой было возбуждено уголовное дело о самоуправстве.

Адвокат Павел Зайцев. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

По словам представителя компании, «Балчуг» 6 марта заключила с «Паритететом» договор и сдала в аренду помещения в доме 69 на Садовнической набережной площадью 614 квадратных метров. Однако через месяц «Паритет» перестал платить за аренду, утверждает Зайцев.

«За первый месяц они заплатили и перестали потом платить. Кроме того, в помещении сделали перепланировку, в результате собственнику причинен ущерб на сумму больше миллиона рублей. Кроме того, как сейчас выясняется, арендатор пустил в помещение без извещения собственника неизвестных лиц», — пояснил адвокат.

По его словам, арендатор сдавал помещения сразу нескольким субарендаторам, в том числе штабу политика Алексея Навального. «Также мне известно, что якобы какой-то салон красоты снимает помещение», — добавил адвокат.

«Вообще, когда договор заключался, представители компании «Паритет» представлялись международной юридической компанией, площади сдавались по договору только под офисное помещение», — уточнил Зайцев.

Помещение штаба политика Алексея Навального после обысков. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Напомним, утром 6 июля в столичном штабе политика Алексея Навального начался обыск. Позднее стало известно, что обыск проводился в рамках уголовного дела по статье 330 УК РФ о самоуправстве после жалобы владельца помещения, в котором находиться предвыборный штаб оппозиционного политика Алексея Навального.