Блог

Органы опеки отбирают

Почему органы опеки зачастую забирают детей из благополучных, но небогатых семей

Как делают сирот

30.08.2015 в 17:53, просмотров: 87432

Если вы сегодня не успели сварить суп для своих детей, или не заправили кровать утром, опаздывая на работу, или же у вас корзина полна грязного белья, то не стоит думать, что это ваше личное дело. Все это может быть поводом для сотрудников органов опеки «взять вас под контроль», более того, изъять ваших детей из семьи.

И пусть вас не удивляет, что при этом жизнью соседа-алкоголика, который бьет своих детей и гоняет в магазин за водкой, органы, защищающие интересы малолетних, нисколько не интересуются.

Такова нынешняя реальность.

Почему детей могут забрать из вполне нормальных семей, но оставить в тех, где они подвергаются опасности, выясняла корреспондент «МК».

Кому какое дело, сколько бананов у вас в холодильнике? Так наверняка думали родители трехмесячного Родиона Тонких из Краснодарского края, когда открывали двери своей квартиры социальным работникам. Ну потерял отец работу, ну не забита кухня едой до отказа — тяжелые времена у каждой семьи бывают.

Однако мальчика и его трехлетнюю сестру у мамы с папой забрали. А вскоре грудничок Родион погиб в больнице, куда его поместили.

Семья Виктории и Максима Тонких живет в небольшом поселке Верхний Боканский. Максим сам бывший детдомовец, Вике повезло больше — хотя тоже сирота, родители умерли, когда девочке было 13 лет, но воспитывал ее дед. Они женаты 5 лет, воспитывают двоих детей. Точнее, воспитывали.

Когда глава семьи потерял работу, то Тонких взяли «под контроль» местные социальные службы. В квартиру стали регулярно приходить сотрудники. Проверяли, как живут, спрашивали, не устроился ли Максим на работу.

— 6 августа к ним пришли с очередной проверкой, — рассказала «МК» старшая сестра Виктории Юлия Стефанец. — Вика в тот момент ушла за старшей дочкой Илоной в садик. За Родионом приглядывала ее подруга — крестная мальчика.

Малыша забрали тут же, не дождавшись возвращения матери, мотив — ребенок находится без присмотра (наличие взрослой крестной не в счет). Вечером пришли и за Илоной.

— Моей сестре объяснили, что детей забирают, потому что в холодильнике недостаточно еды, а в квартире не убрано. Илоночка рыдала, когда ее вырывали из рук матери. Ой, что там было — просто трагедия.

Обоих малышей поместили в детскую городскую больницу села Мысхако г. Новороссийска. Мать к детям не пускали.

— Вика все время приходила, просила хотя бы покормить Родиона, он же грудной. Но ее вообще не допускали внутрь. Все требовали справку от отца, что он устроился на работу. А еще справку, что Вика не беременна (у нее после родов животик остался), мол, куда вам в эту бедноту еще и третьего. А дома мы вместе все вымыли, холодильник наполнили. Не понимаю, почему к моей сестре придирались? Да, живут они небогато, но все необходимое есть. Мы им помогаем, как можем. Они не пьют, дети у них — такие бутузы, ухоженные, красивые. Ну а долг за квартиру. при чем тут дети?

Что именно произошло с Родионом — они не знают. Но только 12 августа утром в квартире Тонких раздался телефонный звонок: следователь сообщил, что мальчик ночью умер.

— Я с сестрой ездила в полицию за справкой о смерти. В ней написано «закрытая черепно-мозговая травма, отек мозга от прикосновения с тупым предметом с неопределенным намерением». Из показаний свидетелей мы узнали, что еще накануне в час ночи с мальчиком все было в порядке. Его покормили, а в три часа ночи, при следующем кормлении, Родиона нашли уже мертвым. Я попросила показать мне последние фото Родиона, Вика не могла на них смотреть. На фото было видно, что у него на щечке огромный синяк. Мы подали заявление в прокуратуру.

14 августа семья (Виктория и Максим, Юля с мужем, двоюродная сестра и около 10 соседей) похоронили младенца. Сотрудников органов опеки на захоронении не было. После похорон и скандала на всю Россию трехлетнюю Илоночку родителям вернули.

Увы, случай с Родионом Тонких не единственный, от всех прочих его отличает лишь трагический финал. Родительская общественность бьет тревогу: нелепых и неправомерных отобраний детей в этом году просто вал. Развязал руки соцработникам вступивший в силу закон «Об основах социального обслуживания граждан».

Ольга Леткова — руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ, директор общественного центра правовых экспертиз и законопроектов — показывает мне документы 5-летней давности. Тогда в Госдуме лежал закон «О социальном патронате».

— Тогда, пять лет назад, проанализировав преступный законопроект, мы нашли в нем огромное количество противоречащих как Конституции, так и здравому смыслу пунктов, — вздыхает Ольга. — Вот наша выдержка из тогдашнего письма президенту Медведеву: «Принуждение врачей и педагогов доносить на родителей, неконституционный сбор конфиденциальной информации о жизни семьи, вторжение чиновников в дела семьи и процесс воспитания. Все это может повлечь массовое изъятие детей из семей по бедности и по другим неоправданным основаниям». В 2010 году в результате возмущения родительской общественности ювеналка не прошла. Однако рано мы расслабились. Все эти страшные ювенальные нормы никуда не делись. Они вошли в текст федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан».

Он принят еще в 2013-м, тихо и молча. А вступил в силу с 1 января 2015 года.

— Что же написано в этом законе такого, что чиновники имеют право врываться в дома? — спрашиваю Ольгу.

— Тут все очень хитро завуалировано. В самом законе нет даже таких слов — изъятие детей, не прописаны полномочия социальных служб. Все это спрятано в так называемых «регламентах межведомственного взаимодействия», составление и утверждение которых полностью отдано на откуп региональным чиновникам социальной сферы.

Вот, например, Калининградская область, «Основные критерии при определении семей, находящихся в трудной жизненной ситуации»:

— отсутствие условий для воспитания детей (отсутствие у родителей работы, места проживания, неудовлетворительные жилищные условия и т.д.);

— смерть одного из родителей;

— уход отца/матери из семьи, развод родителей;

— постоянные конфликтные ситуации между родственниками, между детьми и родителями, иными законными представителями;

— возвращение родителя (-ей) из мест лишения свободы;

— совершение детьми преступления или административного правонарушения.

Регламент также относит к детям в трудной жизненной ситуации детей, проживающих в малоимущих семьях, детей с отклонениями в поведении, детей из семей беженцев и вынужденных переселенцев; детей — жертв насилия и многих других.

— Из таких семей ребенок может быть изъят по заключению комиссии по делам несовершеннолетних, — объясняет Леткова. — Помещать детей в приют позволяет Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Вот вам, пожалуйста, ювенальные нормы, никуда они не делись. В каждом регионе свои регламенты, но все они примерно похожи. В итоге сотрудники социальных служб без суда и следствия изымают детей за бедность, за антисанитарию, за редкое посещение врача, отсутствие ремонта в квартире и так далее. То есть они получили неограниченные полномочия для вмешательства в жизнь любой семьи.

В августе в московском районе Южное Чертаново из семьи изъяли двух мальчиков. В документах органов опеки причинами значатся грязь и антисанитария в квартире, долг за услуги ЖКХ, а также наличие 20 кошек. Мама мальчиков, Елена Коробова, рассказала, что до сих пор никогда не сталкивалась с претензиями органов опеки. Но в один прекрасный день к ним в квартиру явились 14 человек и увезли сыновей в больницу. А потом передали их в детский дом. В считаные дни с помощью волонтеров мама сделала ремонт, навела порядок. Но детей все равно до сих пор не вернули. Видятся они только под присмотром сотрудников детского дома в выделенные часы.

По этому поводу уполномоченный по правам детей Павел Астахов написал в своем Твиттере: «Навести порядок в квартире, вынести весь мусор и рухлядь, вычистить грязь и кошачьи экскрименты (в квартире более 20 кошек), вывести тараканов, клопов, пауков, отмыть пол, стены, окна от слоя грязи — это все ЭЛЕМЕНТАРНО и не требует денег. Это не от БЕДНОСТИ, а от ЛЕНИ и РАСПУЩЕННОСТИ. Бороться за детей НЕОБХОДИМО, но начинать борьбу надо С СЕБЯ» (орфография и пунктуация автора сохранены. — «МК»).

Спору нет, грязь, тараканы и кошки в таком количестве — это, безусловно, плохо. И скорее всего да, свидетельствует о лени родителей. Но жизнь такова, что все родители не могут быть идеальными. Детей рожают и ленивые, и глупые, и безалаберные. Получается, у всех надо отбирать детей? Но ведь семья, пусть и далекая от совершенства, всегда лучше казенных стен — если, конечно, дети не подвергаются в ней опасности. Неужели нельзя найти другие способы работы с такими «неидеальными» родителями?

А уж претензия, касающаяся долгов по ЖКХ, вообще повергает в глубокое изумление. Детей, получается, отобрали как имущество, за долги? «Наведите порядок, оплатите все счета — тогда и вернем».

На сегодняшний день стандартные претензии к родителям, за которыми следует отобрание детей, таковы: отсутствие работы (и это при кризисной экономической ситуации!), недостаток продуктов в холодильнике, отсутствие ремонта в доме, отсутствие канализации и печное отопление, находятся без присмотра родителей (хотя на момент проверки они могли быть со старшими братьями и сестрами, со знакомыми или даже родной бабушкой) и т.д. По доносу «доброжелателей» — это называется анонимное обращение — органы опеки тоже любят работать. Поругались с соседями, не ладятся отношения с воспитателем в саду или учителем? Остерегайтесь!

Доходит до абсурда. В поселке Мелентьевский Коношского района Архангельской области сироте, выпускнице Няндомского интерната Надежде Кузнецовой дали квартиру, которая оказалась в аварийном состоянии (за сироту же некому постоять), а когда у той через некоторое время родился ребенок, отобрали его по причине. ненадлежащих жилищных условий.

Другой случай в той же Архангельской области закончился трагедией. Органы опеки забрали троих детей у разведенной матери, повара воинской части космодрома Плесецк Елены Сергановой, обосновав это в том числе претензиями к пьющему отцу, который с ними давно не живет. Трое детей, Кристина, Карина и Каролина, были доставлены в детский дом города Североонежск. Через некоторое время мать узнала, что ее старшая дочь, 15-летняя Кристина, повесилась. Девочка неоднократно убегала из детдома, но всякий раз ее возвращали обратно.

А в Ростовской области многодетная мать покончила с собой после того, как органы опеки отобрали у нее троих детей. У Виктории была вполне благополучная семья, но после того как ее муж умер, а следом сгорел дом, она с тремя маленькими детьми и матерью оказалась в съемной квартире.

Маленькому ребенку было всего четыре месяца, среднему — 3 годика. Как могла, Виктории помогала мать-пенсионерка, которая подрабатывала в доме инвалидов.

Старший сын — 10-летний Максим — рос непослушным мальчиком и несколько раз убегал из дома. После этого семейство и попало под пристальное внимание органов опеки. Они постоянно упрекали вдову, что она живет на съемной квартире и в нищете.

Регулярные разговоры с женщиной, по словам чиновников, не приносили никакого результата — плачевная ситуация с жильем и деньгами так и не решалась.

Другие публикации:  Приказ 34 мвд о службе гпс

После очередного побега Максима мать вызвала полицейских и сама пошла искать сына. Сразу после полиции приехали представители опеки.

— Они сказали, что лишают Вику материнских прав, и забрали детей, — рассказывает мать-пенсионерка. — Я была дома, тут Максим вернулся. Сереженька спал, его забрали сонного. Весь дом перерыли, искали документы детей.

Вика вернулась домой, но детей уже не было, у женщины случилась истерика, когда она узнала об этом.

— Она ползала на коленях, рыдала в голос и кричала, что не сможет жить без своих малышей, — продолжает мать умершей.

Решив, что больше не увидит детей, она повесилась на дереве.

— Историй, подобных этим, у нашей родительской организации огромное количество, — вздыхает Леткова. — Не успеваем справляться. Не всегда удается найти деньги, чтобы помочь с этими ремонтами, чтобы нанять юриста (из Москвы в дальние регионы не налетаешься). Кроме того, родители отправили письмо президенту. Подписей под ним собрали больше 100 тысяч. Но жалобы на новый закон в администрации не поняли: «Ваше мнение о том, что ФЗ позволяет произвольно осуществлять отобрание детей у родителей, нельзя признать обоснованным», — написано в ответе.

Кстати, насилие в отношении детей, с которым обязаны бороться социальные службы, — это совсем не то, что нормальные люди привыкли под этим понимать. По этому проводу уже подготовлен новый законопроект «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», согласно которому меры к родителям-насильникам будут применяться за очень многое: если не пустил ребенка в плохую компанию, запретил смотреть телевизор, играть на компьютере, не дал денег на карманные расходы и пр. Все это признается насилием — экономическим, физическим, моральным. Что будет, когда его примут, сложно даже представить.

На фоне всех этих историй особенно дико выглядят случаи, подобные тому, что произошел в Нижнем Новгороде, где психически больной отец убил своих шестерых детей и беременную жену. Почему там, в семье шизофреника, который регулярно измывался над членами своей семьи, не работал и жил на пособия, детей не забрали? Внятного ответа органы опеки не дали, ссылаясь лишь на то, что психическое заболевание родителя не является поводом для отобрания детей. Такое свойство характера, как лень, — повод, а тяжелая душевная болезнь — нет.

Еще один случай тоже никак не вяжется с повышенной заботой о детях. «МК» год назад писал о том, как мать-наркоманка Юлия Бертова отправляла свою 4-летнюю дочку просить милостыню у метро. О том, как истощенную 4-летнюю девочку с черными синяками под глазами держала за руку алкоголичка. Малышка еле говорила: «Ням-ням. Пожалуйста, ням-ням». О том, что мама малышки пьет практически со школьной скамьи, а в квартире, что на улице Белозерская, — настоящий притон окрестных наркоманов и алкоголиков.

Несмотря на все это, ребенка из семьи не изымали. «Сейчас установка работать с семьей, а не отправлять детей в детский дом, — объяснили «МК» социальные работники. — Мы в курсе ситуации, мама исправляется и как может заботится о девочке. Мы за ней следим».

А через полгода, в мае 2015-го, «МК» выяснил, что «в приюте умер двухмесячный сын Юлии Бертовой. С критически маленьким весом и диагнозом СПИД ребенок был отобран у мамы-наркоманки. Еще один ребенок (та самая девочка) также помещен в приют».

Что произошло, нам рассказали соседи:

— Юлия снова забеременела, но пьянки и гулянки продолжились с новой силой. Милиция на наши сигналы не реагировала, опека (куда мы тоже неоднократно жаловались) вообще устранилась. Так что печальный финал, увы, закономерен.

Мы попытались найти объяснение всем этим странностям у уполномоченного по правам детей Павла Астахова. Увы — омбудсмен так и не смог прояснить ситуацию.

— Какие все-таки основания являются законными для отобрания несовершеннолетнего у родителей? Что значит — «в квартире не убрано, в холодильнике нет еды?» Как эти понятия регламентируются законом?

— Единственное основание для экстренного изъятия ребенка из семьи — угроза его жизни и здоровью. Плохой ремонт, недостаток еды, отсутствие уборки как таковые не могут служить поводом для отобрания детей. Сигналы, как правило, поступают от соседей. Часто о неблагополучии информируют врачи, которые видят побои у ребенка на теле, а также сотрудники образовательных организаций. Правонарушения родителей, их асоциальное поведение привлекает внимание соответствующих служб, и их ставят на учет как неблагополучных.

— Так на основании чего органы опеки принимают решение об отобрании детей? Или это делается «на глазок»?

— Конечно, в работе органов опеки и попечительства очень большую роль играет человеческий фактор. Их работа похожа на работу хирургов — от их решений зависит жизнь семьи. Мы всегда выступаем против введения тотального контроля государства над семьями с несовершеннолетними детьми под предлогом существования значительного числа нерадивых родителей и неблагополучных семей. Семье в кризисной ситуации необходимо вовремя оказать помощь, привлечь врачей, психологов. Вместе с тем несвоевременное реагирование органов системы профилактики способно привести к трагедии, как в Нижнем Новгороде, где отец зарезал 6 детей.

Из слов Астахова следует, что подавляющее число случаев отобрания детей — незаконны. Почему же тогда никто не несет ответственности за нарушение закона?

Самое удивительное, что официальная установка властей — бороться с социальным сиротством всеми силами. Уже с 1 сентября 2015 года все детские дома и приюты будут работать по новой схеме. А именно, в течение ограниченного промежутка времени они обязаны будут подыскивать для вновь поступивших сирот приемную семью. Получается такой детский трафик из одного дома в другой?

Заголовок в газете: Как делают сирот
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26899 от 31 августа 2015 Тэги: ЖКХ, Суд, Дети Места: Россия

Инструкция для родителей: что делать, если органы опеки забирают вашего ребенка

Теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил сигнал от врача, из образовательного учреждения или от соседей, — с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке. Чтобы избежать большей части таких «сигналов», следует не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур.

Дайте понять государству, что с вами и вашим ребенком все в порядке, соблюдайте простые правила:

  • не уходите из роддома без выписки (всегда можно получить выписку «под расписку»);
  • не затягивайте с посещением детской поликлиники и получением свидетельства о рождении;
  • в случае беременности обращайтесь в женскую консультацию. Если беременная не наблюдалась, родила дома, а потом не торопится с регистрацией ребенка — это может означать как то, что она придерживается теории естественного родительства, так и то, что женщина пропустила сроки для аборта и желает избавиться от ребенка после его рождения;
  • пишите отказ от прививок — «молчаливый» отказ может свидетельствовать не об осознанной позиции, а о банальном разгильдяйстве;
  • если вы пользуетесь услугами платного педиатра, сообщите об этом заведующему детской поликлиникой;
  • если ваш сын занимается в секции по боксу и после занятий на его теле появляются синяки, сообщите об этом в школе.

Если все же к вам пришли органы опеки, следуйте инструкции портала pravmir.ru .

1. Ко мне пришла опека. Я обязана пустить их в дом?

Пускать сотрудников опеки в квартиру или нет, остается на ваше усмотрение. В соответствии со статьей 25 Конституции Российской Федерации, жилище является неприкосновенным. Против воли проживающих в помещении лиц доступ туда осуществляется либо по решению суда, либо в случаях, установленных законом.

Единственный установленный законом случай, применимый к подобным ситуациям, — это право сотрудников полиции (но не опеки) входить, в соответствии с п. 3 ст. 15 Закона о полиции, в жилые помещения при наличии достаточных данных, что там совершено или совершается преступление (например, ребенок громко и надрывно кричит, просит о помощи). В любом случае родители имеют право выяснить у полицейских, какие именно основания для таких предположений у них имеются.

Если вы не хотите пускать органы опеки по какой-либо причине (опека пришла в неудобное для вас время, когда ребенок спит; вы отказали в посещении квартиры по причине того, что пришедшие отказались разуваться), зафиксируйте причину в письменном виде. Например: «После 22:00 мой ребенок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня. Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время» или «Прошу сотрудников опеки в случае визита в мою квартиру с проверкой иметь при себе сменную обувь». Сделайте копию этого заявления и отнесите ее в опеку. Обязательно удостоверьтесь, что на ней сделали отметку о приеме. Если вдруг такое заявление откажутся принимать — его можно направить по почте ценным заказным письмом с уведомлением о вручении с описью вложения.

2. Опека зашла в квартиру без моего согласия. Что делать?

Если опека не реагирует на ваши просьбы или пытается забрать ребенка силой без соответствующих документов — не стесняйтесь звонить по телефону 02 с сообщением, что неизвестные против вашей воли ворвались к вам в квартиру и забирают ваше дитя. Приехав, полиция убедится, конечно, что это сотрудники опеки, однако настаивайте на том, что вы их пройти в квартиру не приглашали и необходимые документы у них отсутствуют. Настаивайте на том, чтобы сотрудники полиции помогли вам защитить ваши законные права.

3. Как мне понять, что это не мошенники?

Не нужно стесняться проверить у пришедших документы (удостоверение и паспорт). Не лишним будет записать фамилию, имя, отчество пришедших к вам лиц, чтобы потом не вспоминать мучительно, с кем же именно вы общались. Можно также перезвонить в орган опеки по телефону, выписанному из справочника, и уточнить, работают ли там указанные люди и направлялись ли они с проверкой на ваш адрес. Возможно, вы будете испытывать определенное чувство неловкости, но иногда лучше чувствовать себя неловко, чем стать жертвой преступления.

4. Я могу вести видео- или аудиозапись во время осмотра квартиры?

Да, вы можете записать все происходящее на видео или диктофон. Хорошо, если осмотр квартиры будет производиться при свидетелях, например, можно пригласить соседей.
Все находящиеся в вашей квартире люди должны быть в поле вашего зрения. Если кто-то отказался разуться под предлогом «я постою в прихожей» — попросите его покинуть квартиру и заприте за ним дверь, продолжив для остальных «экскурсию» по квартире. Попытки «разделиться, чтобы побыстрее осмотреть квартиру» следует немедленно пресекать: «Пожалуйста, следуйте за мной», «Я вас в ту комнату пройти не приглашала», «Я вам всё покажу, но, пожалуйста, в моем присутствии».

5. Меня попросят подписать какие-то документы?

После окончания визита при вас должны составить акт об осмотре жилого помещения. Он должен быть в двух экземплярах. Каждый экземпляр нужно подписать вам и членам комиссии. В нем не должно быть пустого пространства, прочеркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание, что вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра — это разные документы.

6. Опека хочет, чтобы моего сына осмотрел врач. Я могу поехать вместе с ребенком?

Вы имеете право ехать с ребенком в одной машине скорой помощи, присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно ст. 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.

7. Опека может забрать ребенка сразу после осмотра квартиры?

Отобрать, то есть «изъять ребенка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. При отсутствии этого акта никто не имеет права прикасаться к вашему ребенку.

Органам опеки запретят отбирать детей без суда

Органы опеки могут быть серьезно ограничены в своих полномочиях — лишение родительских прав станет исключительной мерой семейно-правовой ответственности, а отобрать детей будет возможно только после судебной процедуры — такой законопроект готовится законодателями обеих палат и представителями общественности. Об этом «Известиям» рассказала один из авторов документа, зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина. Поправки в семейное законодательство планируется внести в Государственную думу уже в весеннюю сессию. Не исключено, что обсуждение законопроекта в первом чтении также состоится до наступления лета. Рабочее название будущего закона также известно: «О внесении изменений в Семейный кодекс РФ в части, касающейся регламентации лишения родительских прав как крайней меры семейно-правовой ответственности, ограничения в родительских правах и судебного порядка отобрания ребенка».

Другие публикации:  Приказ 900 мо рф

— Новый законопроект призван исключить произвол по отношению к семье, с которым, к сожалению, сегодня россияне сталкиваются достаточно часто. Действующий Семейный кодекс фактически создает правовую основу, позволяющую органам опеки и попечительства безнаказанно делать всё, что им угодно, — пояснила она.

По словам сенатора, законопроект разрабатывается в Координационном совете при президенте по реализации национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы совместно с Советом Федерации, Госдумой, Общественной палатой. 17 марта основные тезисы проекта закона будут обсуждаться на парламентских слушаниях в СФ на тему «Совершенствование семейного законодательства: возможности и перспективы сохранения традиций российской семейной культуры».

Участникам мероприятия предстоит обсудить положения нового законопроекта, регулирующего вопросы лишения родительских прав, ограничения родительских прав, а также отобрания ребенка.

По ее мнению, в существующем Семейном кодексе основания применения лишения родительских прав, ограничения в правах и даже отобрания ребенка из семьи прописаны расплывчато. В новой редакции этот недостаток предстоит устранить.

— Фактически сейчас закон позволяет отобрать ребенка по любому поводу. Будь то грязная посуда на кухне или одежда не по размеру. Законодательство поощряет и произвольное ограничение родительских прав. Это недопустимо. И такое положение вещей необходимо менять. Поэтому мы будем говорить об унификации этих оснований: какими они должны быть, чтобы исключить произвол при их применении теми органами, которые выносят соответствующее решение, — говорит Елена Мизулина.

На парламентских слушаниях их участники обсудят, при каких условиях лишение родительских прав действительно может стать исключительной мерой семейно-правовой ответственности.

— Лишение родительских прав должно оставаться последним рычагом воздействия, когда уже использованы все возможности для сохранения семьи и они не сработали. Это не должно работать, как сегодня, — уверена Мизулина. — Мы будем говорить только о судебном порядке отобрания ребенка, ограничения родительских прав.

Законодатель уточняет, что должна быть выстроена последовательность применения мер семейно-правовой ответственности. Такая система позволит избежать нередких сегодня ситуаций, когда единственной мерой реагирования органов опеки является лишение родительских прав.

— Сегодня никто не даст четкого определения неблагополучной семьи. Этот ярлык фактически влечет за собой последующие ограничительные и принудительные меры по отношению к семье: она ставится на учет как социально неблагополучная, с этой семьей проводится индивидуальная профилактическая работа. Что это такое? Это фактически постоянный контроль за семьей, опека, постоянное присутствие соцработника или какого-то другого внешнего по отношению к семье специалиста, — пояснила Елена Мизулина, отметив, что семье должно быть понятно, почему ее посчитали находящейся в социально опасном положении.

Она также добавила, что работа органов опеки должна быть строго регламентирована, то есть предусмотрена ответственность за незаконные действия. Должны быть четко прописаны требования и критерии работы: кто может и кто ни при каких обстоятельствах не может выполнять такую работу, какой уровень образования приемлем при наборе сотрудников, как осуществляется контроль за работой органов, какова процедура постановки семьи на учет и снятия с него. Всё это найдет отражение в новом законопроекте.

Другой автор инициативы, член Общественной палаты РФ Людмила Виноградова также подчеркивает важность усовершенствования порядка изъятия ребенка из семьи. Эта процедура должна осуществляться только по решению суда. Кроме того, она обращает внимание на тот факт, что в законопроекте будет отражена необходимость отдавать приоритет родственному усыновлению.

— Сейчас эта норма закона об опеке и попечительстве совершенно не выполняется. Детей в первую очередь стремятся передать под опеку чужим людям, которые числятся в банке опекунов, прошедших процедуру обучения. Мы считаем, что их следует рассматривать в качестве потенциальных усыновителей только в том случае, если не нашлось желающих среди родственников, — отметила член Общественной палаты.

Еще один важный момент, который, по cловам Людмилы Виноградовой, должен быть прописан в этом законе, касается необходимости предоставления родителям адвоката для квалифицированной помощи в восстановления их родительских прав.

За что детей забирают из семей

В обществе уже не раз поднимался вопрос о незаконном отъеме детей из семей. Pravda.Ru поднимала эту проблему на конкретном примере. Как работают полиция и органы опеки после поступления информации о возможном нарушении прав ребенка? На этот и другие вопросы Pravda.Ru ответила начальник отдела по делам несовершеннолетних ОВД по САО ГУ МВД России по г. Москве подполковник полиции Елена Бормотова.

— Полиция выявляет детей, проживающих в так называемых асоциальных семьях. Что же такое асоциальная семья?

— Одним из аспектов работы подразделения по делам несовершеннолетних является выявление семей, находящихся в асоциальном положении. Семья, находящаяся в асоциальном положении, — это категория граждан, которые имеют несовершеннолетних, малолетних детей и занимаются их воспитанием и содержанием не должным образом, ведут аморальный образ жизни, злоупотребляют спиртными напитками. Все это и складывается в понятие «асоциальная семья».

— Каким образом полиция выявляет такие семьи? По чьим жалобам?

— Выявляются такие семьи по разным схемам. В основном, информация к нам стекается при отработке участковыми уполномоченными полиции жилого сектора. Они в ходе обхода выявляют семьи, в которых проживают несовершеннолетние дети, родители которых попадают под категорию неблагополучных. Это те, которые употребляют спиртные напитки, наркотические вещества, которые жестоко обращаются с несовершеннолетними детьми.

Также информация поступает к нам из образовательных учреждений, мы очень тесно работаем с социальными педагогами образовательных учреждений, расположенных на территории округа. У нас уже достаточно четко отработан алгоритм. Когда дети приходят со следами побоев, незамедлительно информация поступает в полицию и отрабатывается факт наличия жестокого обращения в семье. Если в школу приходят дети, одетые не по сезону, их одежда изношенная, ветхая, все это вызывает тревогу, что в семье не все в порядке.

Также информация поступает из дошкольных учреждений, детских садов, когда родители приводят детей в нетрезвом либо в неадекватном состоянии.

Еще для нас источником информации служат наши граждане, соседствующие с такими семьями, — как раз та категория людей, которые слышат, что за стенами происходят действия, не совсем правильные. Когда часто слышатся крики, плач детей, когда слышатся крики о помощи, когда происходят скандалы в семьях, где есть дети, — конечно же, эта информация для нас очень важна, и она незамедлительно отрабатывается.

— Но иногда ребенок может быть одет не по сезону, потому что родители его закаляют, или он сам старается ходить без шапки, или не хочет переобуваться в школе. Ветхая одежда на ребенке, возможно, из-за того, что семья в материальном смысле не вполне благополучная, а в психологическом плане там все в порядке. Что касается приема алкоголя, возможно, в какой-то момент родители праздновали чей-то день рождения, а в обычной жизни они не алкоголики. Грубо говоря, как, сколько раз может родитель «провиниться», чтобы у него отняли детей? Какова сама процедура отъема?

— Когда поступает информация в полицию о том или ином факте, безусловно, никто сразу не определяет, что эта семья асоциальная, неблагополучная и ей необходимо заниматься сотрудникам полиции с точки зрения применения мер административной либо уголовной ответственности.

Работа с родителями проводится не только полицией, но и всеми субъектами системы профилактики — это образовательные, медицинские учреждения, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Семья обследуется именно комиссионно.

Когда поступили звоночки, конечно же, полиция не побежала сразу наказывать родителей, составлять на них административные протоколы. Конечно, выясняются причины того, что происходит в семье. Если не по сезону одет ребенок, по каким-то причинам не хватает денег, эта семья также пойдет на контроль. Но не в полицию, поскольку здесь нет фактов физического или эмоционального насилия, на ребенка нет никакого давления.

Да, бывает тяжелое материальное положение в семье. Как правило, это происходит, когда мама или папа в одиночку воспитывает ребенка и действительно не хватает денег на содержание этого малыша. Поэтому и одежда-то не по сезону и ветхая, может быть, даже продуктов питания не будет в том количестве, которое хотелось бы видеть. В этом случае, естественно, комиссия по делам несовершеннолетних, наши социальные центры защиты семьи и детей незамедлительно вовлекаются в работу с такой семьей. Они помогают этим семьям в получении продуктовой и вещевой помощи. Безусловно, никто не будет на эти семьи ставить клеймо, и ко мне под контроль такая семья не попадет.

Но на контроле будет та семья, в которой родители пусть периодически, но употребляют спиртные напитки. Если эта семья попала к нам в поле зрения, конечно, мы будем ее контролировать. Мы не будем всей командой наведываться к ним домой, проверять, чем они занимаются, чем дышат, но мы будем беседовать с социальными педагогами о ребенке, будем спрашивать характеристики с места жительства, при повторном обходе беседовать с соседями. Конечно, мы будем компромат на семью собирать, чтобы, не дай Бог, не допустить беды.

— Когда ребенка изымают из семьи — на это должно быть решение суда или решение органов социальной опеки? И когда подключается полиция?

— Как правило, без полиции не происходит изъятие, потому что родители таких детей не относятся к категории спокойных и уравновешенных. Здесь полиция нужна, чтобы предотвратить какие-либо нарушения общественного порядка либо нанесения телесных повреждений сотрудникам органов опеки и попечительства. Полиция привлекается, но изымаются дети из семьи по постановлению органов опеки и попечительства.

— То есть не по постановлению суда?

— Судебные заседания обычно потом происходят. Бывают разные ситуации. Допустим, выявился факт, что родители избивают ребенка, ребенок голодный, в квартире жуткая антисанитария, ребенку просто нечего есть. Если его не изъять из семьи прямо сейчас, то могут быть самые страшные последствия. Бывает, что сотрудники полиции выявляют такие факты и незамедлительно вызывают сотрудников опеки и попечительства, чтобы по решению комиссии этого ребенка из семьи изъять.

И когда ребенок изымается из семьи, тогда уже органы опеки и попечительства готовят соответствующие документы в суд, либо на лишение родительских прав семьи, либо на ограничение в правах родителей по отношению к их детям. Тогда уже окончательное решение, безусловно, принимается в суде.

На тот период, когда статус ребенка не определен, когда решается вопрос в суде, ребенок помещается в государственное учреждение. Как правило, это социальные центры реабилитации, которые раньше назывались социальными приютами. И ребенок находится там, пока не решится вопрос с родителями по суду.

— А где живут дети тех родителей, которых ограничили в правах? Тоже в социальных приютах? Или они остаются в семье?

— Дети находятся в приютах либо в замещающих семьях. Этих детей могут родственники брать под опеку. Как правило, это бабушки или другие близкие родственники. Но мы всегда, когда родители лишаются родительских прав либо ограничиваются в правах, им объясняем, что это не навсегда, что все еще можно изменить.

— То есть ребенка можно вернуть?

— Безусловно, ребенка можно вернуть! И для этого родителям нужно всего лишь доказать, что они исправились, пересмотрели свой образ жизни. Вы не представляете, как трогательно наблюдать картину встречи, когда возвращаются дети в семью. Настолько это трогательно, что без слез это все нельзя наблюдать. Ты родителям объясняешь: «А стоило все это того — пройти через эти муки?» Как дети страдают, это же по живому рвет!

Другие публикации:  Образец договор на бартер

Какие бы родители ни были, дети сбегают из приютов, бегут к ним, они все равно их любимые, и они оправдывают их поведение, они оправдывают их состояние, возвращаются к ним. Поэтому, конечно же, страдают в этой ситуации только дети. И мы должны сделать все возможное, чтобы этих страданий было как можно меньше, мы должны родителей убеждать пересмотреть свое поведение.

— Откуда же тогда берутся случаи избыточно применяемых мер? Недавно был громкий случай в Татарстане, когда за неуплату ЖКХ изъяли детей. У женщины, у которой сгорели документы, пришли и изъяли ребенка.

— Сотрудники бывают разные. Дело все в том, что сотрудники органов опеки и попечительства, как правило, гражданские люди. Несмотря на то что есть соответствующие нормативные документы, по которым мы все действуем, не все сотрудники следуют им, и некоторые перегибают палку, не рассмотрев всех обстоятельств, не рассмотрев до мелочей ситуацию. А это необходимо, потому что изъять ребенка из семьи легко, но это неправильно. А изъять ребенка за долги — это абсурд. Но я хочу сказать, что каждый факт должен рассматриваться индивидуально и досконально.

Беседовала Елена Тимошкина

К публикации подготовила Мария Сныткова

Если органы опеки забирают ребенка – что делать?

В настоящее время в российском обществе, в том числе в его православной части, ведется широкая дискуссия о перспективе введения в Российской Федерации ювенальной юстиции. При этом далеко не все участники дискуссии имеют хотя бы примерное представление о том, что же такое ювенальная юстиция, и ориентируются исключительно на гуляющие на просторах Интернета невесть откуда взявшиеся списки «причин для отобрания детей». Давайте попробуем разобраться!

Если внимательно ознакомиться с пакетом законопроектов по данному вопросу, можно убедиться, что нигде ни «отказ от прививок», ни «непосещение молочной кухни» не фигурируют.

На самом деле ювенальная юстиция подразумевает создание системы специальных судов, в которых будут заседать специально подготовленные по курсу детской психологии судьи. Предполагается, что эти судьи разбирать дела с участием несовершеннолетних, как преступивших закон, так и наоборот, ставших жертвами преступлений, в том числе жестокого обращения со стороны родственников.

В то же время к проблемам изъятия детей из семьи пресловутая ювенальная юстиция имеет весьма опосредованное отношение: весь необходимый юридический инструментарий для этого уже содержится в российском законодательстве.

Я не случайно употребила слово «необходимый». В ряде случаев, как это ни прискорбно, отобрание детей у родителей является действительно необходимой мерой. Деятельность сотрудников органов опеки и попечительства (далее мы будем называть эти органы «опекой»), с которой, наверное, не понаслышке знакомы многие православные семьи – в силу развитых в православной среде традиций многодетности и усыновления, ‑ спасла жизнь не одному ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию.

К сожалению, не все родители выполняют возложенные на них Богом, обществом и государством родительские обязанности должным образом, не все заботятся о здоровье, физическом, психическом, духовном развитии своих детей. Именно поэтому статья 77 Семейного кодекса Российской Федерации предоставляет органам опеки и попечительства право при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребёнка отбирать его у родителей.

Теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача, из образовательного учреждения или от соседей, ‑ с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке.

Чтобы избежать большей части сигналов, следует просто-напросто не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур: не стоит уходить из роддома без выписки (всегда можно получить выписку «под расписку»), а также игнорировать необходимость сделать прививки (вместо написания отказа от них), затягивать посещение детской поликлиники и получение свидетельства о рождении.

Взгляните на эти ситуации глазами сотрудников опеки – и Вы поймете проявленный в такой ситуации интерес к семье. Например, если беременная не наблюдалась в женской консультации, родила дома, а потом не стала торопиться с регистрацией ребенка – это может равновероятно означать как то, что она придерживается теории естественного родительства, так и то, что женщина пропустила сроки для аборта и желает избавиться от ребенка после его рождения. «Молчаливый» отказ от прививок может свидетельствовать не об осознанной позиции, а о банальном разгильдяйстве.

Поэтому правило номер один: не давайте органам опеки лишних поводов приходить в ваш дом. Если Ваш ребенок занимается в секции карате или бокса – это должны знать школьные учителя; если Вы пользуетесь услугами платного педиатра – поставьте об этом в известность заведующего детской поликлиникой.

Если же все же визит произошел, его, опять же, не следует воспринимать его в штыки, как вмешательство в частную жизнь. Но не стоит и вести себя безропотно, если по отношению к вам опека ведет себя не совсем корректно и предубежденно.

Запомните, что в соответствии со статьей 25 Конституции Российской Федерации жилище является неприкосновенным. Против воли проживающих в помещении лиц доступ туда осуществляется только либо по решению суда либо в случаях, установленных законом. Единственный установленный законом случай, применимый к подобным ситуациям, – это право сотрудников полиции (но не опеки!) входить, в соответствии с пунктом 3 статьи 15 Закона о полиции, в жилые помещения при наличии достаточных данных, что там совершено или совершается преступление (например, ребенок громко и надрывно кричит, просит о помощи). В любом случае родители имеют право выяснить у полицейских, какие именно основания для таких предположений у них имеются.

Таким образом, вопрос о том, пускать ли сотрудников опеки в квартиру, остаётся на усмотрение родителей.

Перед тем, как пустить сотрудников опеки в квартиру, стоит убедиться, что перед вами действительно они (это, на самом деле, универсальная рекомендация). Не надо стесняться проверить у пришедших документы (удостоверение и паспорт) – ведь, в конце концов, именно Вы отвечаете за безопасность своего малыша, и Вы должны быть уверены, что впускаете в квартиру именно представителей опеки, а не мошенников. Не лишним будет записать фамилию, имя, отчество пришедших к вам лиц, чтобы потом не вспоминать мучительно, с кем же именно Вы общались. Можно также перезвонить в орган опеки по телефону, заранее выписанному из справочника, и уточнить, работают ли там указанные люди, и направлялись ли они с проверкой на Ваш адрес. Возможно, Вы будете испытывать определенное чувство неловкости, но иногда лучше чувствовать себя неловко, чем стать жертвой преступления.

В ходе визита исходите из элементарных правил:

  1. У ребенка есть режим дня, и визит сотрудников опеки – это не повод его нарушать. То есть если ребенок спит – совсем не обязательно его будить.
  2. Если в Вашей квартире принято разуваться, мыть руки – то и сотрудники опеки должны это сделать. Следует вежливо, но твердо попросить их об этом. Помимо чисто практического, это еще и психологический момент: в большинстве случаев человек без обуви тут же теряет «начальственный» тон. В случае отказа разуться – не стесняйтесь выставить визитёров за дверь.
  3. Все находящиеся в Вашей квартире люди должны быть в поле Вашего зрения одновременно. Например, если кто-то отказался разуться под предлогом «я постою в прихожей» ‑ попросите его покинуть квартиру и заприте за ним дверь, продолжив для остальных «экскурсию» по квартире. Попытки «разделиться, чтоб побыстрее осмотреть квартиру» следует немедленно пресекать: «Пожалуйста, следуйте за мной», «Я Вас в ту комнату пройти не приглашала», «Я вам всё покажу, но, пожалуйста, в моём присутствии».
  4. Настройтесь на то, что хозяева в квартире по-прежнему Вы, и Вы не совершили ничего такого, что бы дало посторонним людям право самостоятельно заглядывать в Ваш холодильник или ящик для нижнего белья.
  5. Любые отмеченные сотрудниками опеки «странности», например, отсутствие детской коляски по причине использования слинга, следует пояснить и настаивать на фиксации этих пояснений в акте осмотра (об этом подробнее ниже).
  6. Будет хорошо, если осмотр квартиры будет производится при свидетелях, например, можно пригласить присутствовать соседей. При наличии возможности постарайтесь записать весь визит на видео или диктофон.
  7. По окончании визита комиссии настаивайте, чтобы так называемый «Акт об осмотре жилого помещения» был составлен тут же, при вас, в двух экземплярах, и каждый экземпляр был подписан вами и членами комиссии. В нём не должно быть «пустого пространства», прочёркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание на то, что Вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра, это разные документы.

Если опека желает, чтобы вашего малыша осмотрел врач – помните, что Вы имеете право ехать с ребёнком в одной машине «Скорой помощи», присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.

Любые разногласия с опекой (опека пришла в неудобное для Вас время, например, когда ребенок спит; Вам пришлось отказать в посещении квартиры по причине того, что пришедшие отказались разуваться) лучше решать в письменном виде. Сразу по окончании визита напишите соответствующее заявление («После 22-00 мой ребенок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня. Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время» или «Прошу сотрудников опеки в случае визита в мою квартиру с проверкой иметь при себе сменную обувь»), снимите с него копию и отнесите в опеку, получив на копии отметку о приёме. Если вдруг такое заявление откажутся принимать – его можно направить по почте ценным заказным письмом с уведомлением о вручении с описью вложения.

И самое важное. Отобрать, то есть «изъять ребёнка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. И при отсутствии этого акта никто не имеет права прикасаться к Вашему ребенку.

В случае, если по какой-то причине проверяющие вошли в квартиру без вашего согласия, не реагируют на просьбы или пытаются забрать ребёнка силой без соответствующих документов – не стесняйтесь звонить по телефону 02 с сообщением, что неизвестные против вашей воли ворвались к вам в квартиру и забирают ваше дитя. Приехав, полиция убедится, конечно, что это сотрудники опеки, однако настаивайте на том, что Вы их пройти в квартиру не приглашали и необходимые документы у них отсутствуют. Настаивайте на том, чтобы сотрудники полиции помогли Вам защитить Ваши законные права.

От редакции: В свете последних изъятий детей на улице, советуем всем родителям обязательно иметь при себе паспорт и копию свидетельства о рождении ребенка!