Блог

Субъекты исполнительное производство

Электронная библиотека

Субъекты исполнительного производства – это граждане, организации и должностные лица, принимающие участие в процессе принудитель­ного исполнения предусмотренных законом юрисдикционных актов.

В законе об исполнительном производстве участникам исполнительно-процес­суальных правоотношений посвящен ряд глав и статей (ст. 5 – 10, гл. 6 и другие нормы закона). Правовой статус судебного пристава-исполнителя регулируется специальным нормативным актом – законом о судебных приставах.

Всех субъектов исполнительного производства можно разделить на три группы:

1) властные органы, осуществляющие исполнение;

2) лица, участвующие в исполнительном производстве;

3) лица, содействующие исполнительному производству.

К первой группе относится такой участник исполнительного производства, как судебный пристав-исполнитель, то есть лицо, наделенное властными функциями.

Вторую группу составляют участники исполнительного производства, которых закон называет лицами, участвующими в исполнительном производстве. К ним относятся стороны и представители сторон. При этом законодателем прокурор и органы государственного управления не включены в состав лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Третью группу образуют лица, содействующие осуществлению исполнительного производства. Они не имеют ни юридической, ни какой-либо другой заинтересованности в исполнительном производстве и привлекаются в него для выполнения своих специфических обязанностей. В эту группу входят переводчики, понятые, хранители имущества и другие лица.

Субъекты исполнительное производство

Определение круга субъектов исполнительного права и установление их четкого правового статуса являются неотъемлемым элементом в изучении процесса исполнительного производства.

Под субъектами права понимаются люди и их объединения, выступающие в качестве носителей предусмотренных законом прав и обязанностей. В свою очередь, субъектами исполнительного производства признаются лица, наделенные в законодательном порядке специальными полномочиями в области исполнительного производства, либо обладающие материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения, либо содействующие исполнению законных требований.

Исходя из сформулированного определения всех субъектов исполнительного права целесообразно делить на три вида.

1. Лица, наделенные в законодательном порядке специальными полномочиями в области исполнительного производства.

Причем особое место в рамках этого вида занимают субъекты, наделенные властными полномочиями. К ним относятся: органы принудительного исполнения, суды, прокуратура, некоторые государственные органы и органы местного самоуправленияКроме перечисленных выше к этому виду можно отнести так называемых субъектов делегированных полномочий — банки, иные кредитные организации, лица, выплачивающие должнику периодические платежи, а также организации и иные лица, выплачивающие должнику периодические платежи; эмитенты, держатели реестра или депозитарии. Специфика их правового статуса заключается в том, что, несмотря на отсутствие у них собственно властных полномочий, они тем не менее принимают активное участие в принудительном исполнении вследствие наделения со стороны государства их особыми полномочиями в сфере исполнительного производства (наложение взыскания на денежные средства, находящиеся у них на счетах; удержание выплачивающихся должнику-гражданину периодических платежей; списание с лицевого счета или со счета депо должника и зачисление на лицевой счет (счет депо) взыскателя эмиссионных ценных бумаг). Главным отличительным признаком указанных субъектов выступает властный характер их деятельности, благодаря чему и становится возможным принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

2. Лица, обладающие материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения.

К таким субъектам относятся стороны исполнительного производства — взыскатель и должник. Рассмотрение сторон исполнительного производства в качестве лиц, обладающих материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения, обусловливается тем фактом, что взыскатель и должник — это всегда субъекты некоего материального (как правило, обязательственного) правоотношения, реализующие в процессе исполнительного производства свои материальные права и обязанности.

3. Лица, содействующие исполнению законных требований.

Эти субъекты своими действиями создают условия для принудительной реализации судебных актов, актов других органов и должностных лиц. В частности, к подобным субъектам можно отнести переводчиков, понятых, специалистов, лиц, которым судебным приставом-исполнителем передается под охрану или на хранение арестованное имущество, органы внутренних дел. Отличительной особенностью правового положения указанных лиц является отсутствие у них самостоятельного процессуального значения и подчиненная функция по ходу исполнительного производства.

Несмотря на существенные различия между правами и обязанностями перечисленных субъектов исполнительного права, можно выделить то общее, что их объединяет: деятельность указанных лиц так или иначе обеспечивает принудительное исполнение актов юрисдикционных органов в рамках исполнительного производства. Выполняя свою законодательно установленную функцию в исполнительном производстве, каждый из данных субъектов способствует правильному и своевременному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Отводы в исполнительном производстве.

Необходимой предпосылкой для участия судебного пристава-исполнителя, специалиста, понятого и переводчика в исполнительном производстве является их незаинтересованность, на обеспечение которой направлен институт отводов в исполнительном производстве.

Следует учитывать, что отвод или самоотвод рассматривается также и в качестве меры, направленной на предотвращение и урегулирование конфликта интересов государственного служащего (ч. 5 ст. 11 Федерального закона «О противодействии коррупции»).

Согласно ст. 63 Закона об исполнительном производстве судебный пристависполнитель, переводчик, специалист не могут участвовать в исполнительном производстве и подлежат отводу в случаях, когда они:

— состоят в родстве или свойстве со сторонами исполнительного производства, их представителями или другими лицами, участвующими в исполнительном производстве и поименованными в ст. 48 Закона об исполнительном производстве;

— подчинены или подконтрольны указанным лицам;

— заинтересованы в исходе исполнительного производства.

Основания отвода понятых идентичны названным и закреплены в ч. 2 ст. 59 Закона об исполнительном производстве.

Необходимо иметь в виду, что само по себе ненадлежащее совершение действий или оформление постановлений (актов), а также бездействие могут влечь за собой признание данных решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя незаконными. Отсутствие при этом заинтересованности или иных предусмотренных ст. 63 Закона об исполнительном производстве оснований должно приводить к отказу в отводе судебного пристава-исполнителя.

При наличии оснований для отвода судебный пристав-исполнитель, переводчик, специалист обязаны заявить самоотвод. Исходя из буквального толкования ст. ст. 59, 60, 63 Закона об исполнительном производстве следует, что на понятого подобной обязанности не возлагается. В то же время с учетом положения ч. 2 ст. 59 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель должен предварительно выяснить у лица, планируемого к привлечению в качестве понятого, об отсутствии оснований его отвода.

Если самоотвод не заявляется, то по тем же основаниям указанным лицам отвод может быть заявлен взыскателем или должником, что составляет неотъемлемое право сторон исполнительного производства (ч. 1 ст. 50 Закона об исполнительном производстве). При этом отвод должен быть мотивирован, изложен в письменной форме и заявлен до начала совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. Исключение составляют случаи, когда о наличии оснований для отвода стало известно после начала совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. К примеру, принимая решение о назначении специалиста или привлечении оценщика, судебный пристав-исполнитель должен обеспечить сторонам реальную возможность заявить отвод указанным лицам до момента фактического начала действий. Нарушение указанного требования является основанием для признания незаконными действий судебного пристава-исполнителя. В свою очередь, заявление об отводе судебного пристава-исполнителя в условиях отсутствия новых к тому оснований, сделанное после совершения соответствующих процессуальных действий, может рассматриваться в качестве дополнительного основания для отказа в отводе.

Вопрос об отводе судебного пристава-исполнителя решается старшим судебным приставом или его заместителем в трехдневный срок со дня поступления заявления об отводе или о самоотводе, о чем выносится мотивированное постановление.

Законодательство не предусматривает возможности приостановления исполнительного производства на период рассмотрения вопроса об отводе или самоотводе. Вместе с тем если отвод становится предметом оспаривания в суде, то исполнительное производство может быть приостановлено по инициативе суда (п. 4 ч. 2 ст. 39 Закона об исполнительном производстве).

В случае удовлетворения заявления об отводе или о самоотводе судебного приставаисполнителя в постановлении указывается судебный пристав-исполнитель, которому передается исполнительное производство.

Если же речь идет об отводе переводчика, понятого или специалиста, то этот вопрос решается судебным приставом-исполнителем в трехдневный срок со дня поступления заявления об отводе, о чем выносится мотивированное постановление.

Копии выносимых при этом постановлений не позднее дня, следующего за днем их вынесения, направляются лицу, заявившему отвод, а в случае удовлетворения заявления об отводе — также лицу, в отношении которого отвод удовлетворен.

Лица, исполняющие требования судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Правовое положение данных субъектов исполнительных правоотношений обладает известной спецификой, заключающейся в первую очередь в том, что они наделены специальными полномочиями по осуществлению отдельных действий в случаях, когда последние неразрывно связаны с их деятельностью.

Закон об исполнительном производстве устанавливает, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, исполняются органами, организациями, в том числе государственными органами, органами местного самоуправления, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 1 ст. 7). При этом вышеозначенные субъекты исполняют требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, на основании исполнительных документов в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве и иными федеральными законами.

Специфика их правового статуса заключается также в том, что, несмотря на отсутствие у них собственно властных полномочий, они тем не менее принимают активное участие в принудительном исполнении вследствие наделения их со стороны государства особыми полномочиями в сфере исполнительного производства (наложение взыскания на денежные средства, находящиеся у них на счетах; удержание выплачивающихся должнику-гражданину периодических платежей).

Банки и иные кредитные организации.

Действующим законодательством закреплена возможность непосредственного предъявления взыскателем в банк или иную кредитную организацию исполнительных документов двух категорий: 1) о взыскании денежных средств; 2) об аресте денежных средств (ст. 8 Закона об исполнительном производстве). При этом размер взыскиваемых (арестованных) денежных средств значения не имеет.

Стоит подчеркнуть, что названная правовая норма не применяется, в частности, к тем взыскателям, для которых специальным законодательством определен единственно возможный порядок исполнения — обращение в ФССП России. Речь может вестись, к примеру, о подлежащих принудительному исполнению постановлениях управлений Пенсионного фонда.

Исходя из ст. 8 Закона об исполнительном производстве, взыскатель должен предъявить подлинник исполнительного документа с приложением к нему заявления, содержащего реквизиты банковского счета взыскателя, на который следует перечислить взысканные денежные средства; фамилию, имя, отчество, гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, место жительства или место пребывания, ИНН (при его наличии), данные миграционной карты и документа, подтверждающего право на пребывание (проживание) в Российской Федерации взыскателя-гражданина; наименование, ИНН или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и юридический адрес взыскателя — юридического лица (ч. 2 ст. 8 Закона об исполнительном производстве).

Если предъявление исполнительного документа осуществляется не взыскателем, а его представителем, то последний представляет документ, удостоверяющий его полномочия, и сведения о взыскателе и о себе. Следует обратить внимание, что исходя из ст. 57 Закона об исполнительном производстве в доверенности, выданной представителю взыскателя, должны быть специально предусмотрены его полномочия на совершение таких действий, как предъявление и отзыв исполнительного документа, а также получение присужденного имущества (в том числе денежных средств).

Банк, осуществляющий обслуживание счетов должника, исполняет содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств в течение трех дней со дня получения исполнительного документа от взыскателя (ч. 5 ст. 70 Закона об исполнительном производстве).

Другие публикации:  Преподаватель требования к квалификации

При этом основания для неисполнения банком указанных исполнительных документов могут быть связаны с:

1) отсутствием на счетах должника денежных средств;

2) наложением ареста на денежные средства, находящиеся на указанных счетах;

3) приостановлением в порядке, установленном законом, операций с денежными средствами.

При отсутствии денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя в полном объеме, банк обязан перечислить имеющиеся средства и продолжать дальнейшее исполнение по мере поступления денежных средств на счет до поступления средств в полном объеме. Отметим, что в указанной ситуации банк не вправе возвращать постановление. В противном случае возможно привлечение банка к административной ответственности.

При получении исполнительного документа непосредственно от взыскателя банк или иная кредитная организация для проверки подлинности исполнительного документа либо достоверности сведений вправе задержать его исполнение, но не более чем на семь дней. Установлено, что основанием для этого должны выступать обоснованные сомнения в подлинности исполнительного документа (ч. 6 ст. 70 Закона об исполнительном производстве). В свою очередь, обоснованность тех или иных сомнений является категорией оценочной и определяется уполномоченным сотрудником банка.

Неисполнение банком содержащихся в исполнительном документе требований является основанием для привлечения его к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 17.14 КоАП, что подтверждает и судебная практика.

Согласно ст. 27 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банковской деятельности» на денежные средства и иные ценности юридических и физических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитной организации, арест может быть наложен не иначе как судом и арбитражным судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии судебного решения.

При наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах, кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по данному счету (вкладу) в пределах средств, на которые наложен арест.

В качестве исключения из общего правила можно рассматривать арест на денежные средства, находящиеся на счетах в банке или иной кредитной организации, производимый судебным приставом-исполнителем в отсутствие понятых и без составления акта о наложении ареста (описи имущества) (ч. 5 ст. 80 Закона об исполнительном производстве).

Кредитная организация, Банк России не несут ответственности за ущерб, причиненный в результате наложения ареста или обращения взыскания на денежные средства и иные ценности их клиентов, за исключением случаев, предусмотренных законом. Вместе с тем в случае совершения расчетных операций в нарушение требования исполнительного документа банк может быть привлечен к ответственности за причинение убытков.

Отдельно установлено, что исполнительный документ, поступивший для исполнения в банк или иную кредитную организацию после отзыва у них лицензии, возвращается без исполнения направившему его лицу.

Эмитенты, держатели реестра и депозитарии.

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ Закон об исполнительном производстве был дополнен новой ст. 8.1, которая предусмотрела возможность обращения взыскателя, минуя судебного пристава-исполнителя, непосредственно к эмитенту, держателю реестра или депозитарию с исполнительным листом о списании с лицевого счета (счета депо) и о зачислении на соответствующий счет взыскателя эмиссионных ценных бумаг.

Вместе с исполнительным листом взыскатель должен предоставить заявление, содержащее сведения, предусмотренные п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 8 Закона об исполнительном производстве.

Законодательно обязанность списания ценных бумаг возложена на лицо, осуществляющее учет прав на эмиссионные ценные бумаги должника. Особенности обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги должника предусмотрены ст. 73.1 Закона об исполнительном производстве.

Таким образом, к лицам, исполняющим требования судебных актов и актов иных органов, относятся эмитенты, держатели реестра и депозитарии.

Субъекты, выплачивающие должнику-гражданину периодические платежи.

Законом об исполнительном производстве предусмотрена также возможность осуществления действий по исполнению судебного акта, акта другого органа или должностного лица субъектами, выплачивающими должнику-гражданину периодические платежи (ст. 9).

Законодательством установлены два вида исполнительных документов, которые взыскатель вправе направлять напрямую работодателю, в образовательное учреждение, а также иным субъектам, выплачивающим должнику-гражданину периодические платежи:

1) о взыскании периодических платежей (независимо от подлежащей уплате суммы);

2) о взыскании денежных средств, не превышающих в сумме 25 тыс. руб.

Для инициирования указанной процедуры взыскатель должен предъявить (направить) подлинник исполнительного документа, а также заявление, в котором указываются реквизиты банковского счета, на который следует перечислять денежные средства, либо адрес, по которому следует переводить денежные средства; фамилия, имя, отчество, реквизиты документа, удостоверяющего личность взыскателя-гражданина; наименование, ИНН или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и юридический адрес взыскателя — юридического лица.

В случаях, когда заявление подается не самим взыскателем, а его представителем, дополнительно требуется представление доверенности, в которой в силу ч. 3 ст. 57 Закона об исполнительном производстве должно быть отдельно оговорено полномочие представителя на предъявление (отзыв) исполнительного документа, получение присужденного имущества (в том числе денежные средства).

Если заявление подается не самим взыскателем, то представитель взыскателя должен представить документ, удостоверяющий его полномочия, и сведения о взыскателе.

Если должник увольняется, меняет место работы или перестает получать периодические платежи, лицо, выплачивающее периодические платежи, возвращает подлинник исполнительного документа взыскателю с отметкой о произведенных взысканиях.

Направление исполнительного документа непосредственно названным лицам, минуя судебного пристава-исполнителя, не освобождает тем не менее последнего от функций контроля за правильностью его исполнения.

Так, согласно п. 16 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе проводить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств. Названное полномочие основано на положении ч. 1 ст. 14 Закона о судебных приставах, исходя из которого законные требования судебного пристава подлежат выполнению всеми органами, организациями, должностными лицами и гражданами на территории РФ.

Такая проверка может быть осуществлена как по собственной инициативе судебного пристава-исполнителя, так и по заявлению взыскателя. Причем исполнительное производство не возбуждается. В этом случае учреждение обязано представить судебному приставу-исполнителю соответствующие бухгалтерские и иные документы. В них должны быть отражены сведения о произведенных удержаниях и о периоде, за который были удержаны денежные суммы.

Согласно ст. 118 Закона об исполнительном производстве взыскатель вправе предъявить лицам, выплачивающим должнику периодические платежи, иск о взыскании денежной суммы, которая хотя и была удержана с должника, но не перечислена взыскателю по их вине.

Кроме того, следует иметь в виду, что лица, виновные в неисполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, могут быть привлечены к административной ответственности согласно ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ. Условием ее применения к рассматриваемой ситуации является предъявление указанной организации соответствующего требования судебным приставом-исполнителем в рамках осуществления контроля за исполнением исполнительного документа.

2.1. Понятие и классификация субъектов исполнительного производства

Субъекты исполнительного производства — это граждане, организации и должностные лица, принимающие участие в процессе принудительного исполнения предусмотренных законом юрисдикционных актов.

В Законе об исполнительном производстве участникам исполнительно-процессуальных правоотношений посвящен ряд глав и статей (ст.

В юридической литературе по целям и задачам участия в исполнительном производстве и взаимодействии с органами принудительного исполнения приводится следующая классификация субъектов исполнительного производства:

лица, наделенные властными функциями, то есть органы исполнения — суд и судебный исполнитель;

лица, участвующие в исполнении;

лица, которые по предписанию закона обязаны содействовать судебному исполнению;

лица, удерживающие имущество должника на законных основаниях;

лица, имущественные права которых затрагиваются или нарушаются судебным исполнителем*(121).

Другие авторы предлагают разделить субъектов правоотношений в исполнительном производстве на две группы:

1) основные участники исполнительного производства;

2) лица, содействующие исполнению*(122).

Полагаем, что подобная классификация не отражает особого положения судебного пристава-исполнителя среди других участников исполнительного производства.

И.В. Решетникова предлагает разделить субъекты исполнительного производства на три группы:

1) властные органы, осуществляющие исполнение;

2) лица, в отношении которых совершаются исполнительные действия;

3) лица, содействующие исполнительному производству*(123).

К властным органам, осуществляющим исполнение, И.В. Решетникова относит судебных приставов, а также суд (судью), других участников исполнительного производства, принимающих участие в исполнительном производстве*(124). Согласиться с этим мы не можем, так как полагаем, что суд (судья) не является субъектом исполнительного производства. Природа отношений, возникающих при обжаловании в суде действий судебного пристава-исполнителя, защите прав других лиц при совершении исполнительных действий, совершении судом других процессуальных действий, имеющих значение для исполнительного производства, является спорным вопросом. Полагаем, что это гражданские процессуальные отношения, существующие не при исполнении исполнительных документов, указанных в ст.

Кроме того, формулировка «лиц, в отношении которых совершаются исполнительные действия» несовершенна. В эту группу можно включить только стороны исполнительного производства, а представители сторон, которых автор также включает в состав лиц, в отношении которых совершаются исполнительные действия, таковыми не являются. Наконец, в данной классификации роль прокурора, органов государственного управления и местного самоуправления также четко не прослеживается. По-видимому, автор включает их в состав лиц, содействующих исполнительному производству.

Наконец, существует классификация, согласно которой всех участников исполнительного производства, в зависимости от целевой направленности их деятельности и роли, предлагается подразделить на четыре группы:

1) органы принудительного исполнения;

4) другие участники исполнительного производства*(125).

Полагаем, что с учетом новейшего законодательства всех субъектов исполнительного производства можно разделить на три группы:

властные органы, осуществляющие исполнение;

лица, участвующие в исполнительном производстве;

лица, содействующие исполнительному производству.

К первой группе относится такой участник исполнительного производства, как судебный пристав-исполнитель, то есть лицо, наделенное властными функциями.

Во вторую группу можно включить категорию участников исполнительного производства, которых закон называет лицами, участвующими в исполнительном производстве (гл. 6 Закона об исполнительном производстве). К ним относятся стороны и представители сторон. При этом следует выразить несогласие с законодателем относительно того, что прокурор и органы государственного управления не включены в состав лиц, участвующих в исполнительном производстве. На наш взгляд, необходимо выделение прокурора и органов государственного управления в исполнительном производстве в качестве лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Третью группу образуют лица, содействующие осуществлению исполнительного производства. Они не имеют ни юридической, ни какой-либо другой заинтересованности в исполнительном производстве и привлекаются в него для выполнения своих специфических обязанностей. В эту группу входят переводчики, понятые, хранители имущества и другие лица.

Субъекты исполнительного права

После изучения главы 3 студент должен:

  • знать:
    • – понятие и виды субъектов исполнительного производства;
    • – особенности правопреемства в исполнительном производстве;
  • уметь анализировать полномочия субъектов исполнительного производства;
  • владеть базовым представлением о правовом статусе органов принудительного исполнения, а также лиц, участвующих в процедурах исполнительного производства.

Понятие и виды субъектов исполнительного права

Определение круга субъектов исполнительного права и установление их четкого правового статуса является неотъемлемым элементом в изучении как собственно процесса исполни

тельного производства, так и отрасли исполнительного права в целом.

В теории права под субъектами права понимаются люди и их объединения, выступающие в качестве носителей предусмотренных законом прав и обязанностей [1] .

Кроме того, необходимо различать такие понятия, как «субъект права» и «субъект правоотношений». С одной стороны, конкретный субъект права (носитель прав и обязанностей) не может быть одновременно участником всех правоотношений, а с другой – не все субъекты права вследствие известных законодательных ограничений их дееспособности могут быть субъектами правоотношений.

Переходя к рассмотрению субъектов исполнительного права, представляется возможным дать следующее их определение.

Субъектами исполнительного права признаются лица, наделенные в законодательном порядке специальными полномочиями в области исполнительного производства либо обладающие материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения или содействующие исполнению законных требований.

Другие публикации:  Справка ежемесячное пособие не получал

Исходя из сформулированного определения, всех субъектов исполнительного права целесообразно делить на три вида.

1. Лица, наделенные в законодательном порядке специальными полномочиями в области исполнительного производства. Особое место среди них занимают субъекты, наделенные властными полномочиями. К ним относятся: органы принудительного исполнения, суды, прокуратура, некоторые государственные органы и органы местного самоуправления. Главным отличительным признаком указанных субъектов выступает властный характер их деятельности, благодаря чему и становится возможным принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Кроме перечисленных выше, к этому виду субъектов можно отнести так называемых субъектов делегированных полномочий – банки, иные кредитные организации, а также организации и иные лица, выплачивающие должнику периодические платежи; эмитенты, держатели реестра или депозитарии. Специфика их правового статуса заключается в том, что, несмотря на отсутствие у них собственно властных полномочий, они принимают активное участие в принудительном исполнении вследствие наделения их со стороны государства особыми полномочиями в сфере исполнительного производства (наложение взыскания на денежные средства, находящиеся у них на счетах; удержание выплачивающихся должнику- гражданину периодических платежей; списание с лицевого счета или со счета депо должника и зачисление на лицевой счет (счет депо) взыскателя эмиссионных ценных бумаг).

  • 2. Лица, обладающие материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения. К таким субъектам относятся стороны исполнительного производства – взыскатель и должник. Рассмотрение сторон исполнительного производства в качестве лиц, обладающих материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения, обусловливается тем фактом, что взыскатель и должник – это всегда субъекты некоего материального (как правило, обязательственного) правоотношения, реализующие в процессе исполнительного производства свои материальные права и обязанности.
  • 3. Лица, содействующие исполнению законных требований. Эти субъекты своими действиями создают условия для принудительной реализации судебных актов, актов других органов и должностных лиц. В частности, к подобным субъектам можно отнести переводчиков, понятых, специалистов, лиц, которым судебным приставом-исполнителем передается под охрану или на хранение арестованное имущество, органы внутренних дел. Отличительной особенностью правового положения указанных лиц является отсутствие у них самостоятельного процессуального значения и подчиненная функция по ходу исполнительного производства.

Несмотря на существенные различия между правами и обязанностями перечисленных субъектов исполнительного права, можно выделить то общее, что их объединяет: деятельность указанных лиц так или иначе обеспечивает принудительное исполнение правоприменительных актов в рамках исполнительного производства. Выполняя свою законодательно установленную функцию в исполнительном производстве, каждый из данных субъектов способствует правильному и своевременному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Необходимой предпосылкой для участия судебного пристава-исполнителя, специалиста, понятого и переводчика в исполнительном производстве является их незаинтересованность, на обеспечение которой направлен институт отводов в исполнительном производстве. Согласно ст. 63 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель, переводчик, специалист не могут участвовать в исполнительном производстве и подлежат отводу, если они состоят в родстве или свойстве со сторонами исполнительного производства, их представителями или другими лицами, участвующими в исполнительном производстве, подчинены или подконтрольны указанным лицам либо заинтересованы в исходе исполнительного производства.

При наличии оснований для отвода судебный пристав-исполнитель, переводчик, специалист обязаны заявить самоотвод. Если этого не происходит, то по тем же основаниям указанным лицам отвод может быть заявлен взыскателем или должником. Отвод должен быть мотивирован, изложен в письменной форме и заявлен до начала совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, за исключением случаев, когда о наличии оснований для отвода стало известно после начала совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Вопрос об отводе судебного пристава-исполнителя решается старшим судебным приставом или его заместителем в трехдневный срок со дня поступления заявления об отводе или о самоотводе, о чем выносится мотивированное постановление. В случае удовлетворения заявления об отводе или о самоотводе судебного пристава-исполнителя в постановлении указывается судебный пристав-исполнитель, которому передается исполнительное производство.

Если же речь идет об отводе переводчика, понятого или специалиста, то этот вопрос решается судебным приставом-исполнителем в трехдневный срок со дня поступления заявления об отводе, о чем выносится мотивированное постановление.

Копии выносимых при этом постановлений не позднее дня, следующего за днем их вынесения, направляются лицу, заявившему отвод, а в случае удовлетворения заявления об отводе – также лицу, в отношении которого отвод удовлетворен.

  • [1] См.: Матузов Н. И., Малько Д. В. Теория государства и права. М., 2002. С. 388.

СУБЪЕКТЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В результате изучения материалов гл. 5 обучающиеся должны:

знать особенности правового статуса субъектов исполнительного производства, их права и обязанности;

уметь классифицировать субъектов исполнительного производства, определять статус конкретного субъекта в исполнительном производстве, разграничивать полномочия суда и судебного пристава-исполнителя в исполнительном производстве;

владеть представлением об основных проблемах применения законодательства, регулирующего статус субъектов исполнительного производства.

Общая характеристика субъектов исполнительного производства

Субъекты исполнительного производства — граждане, юридические лица, должностные лица, органы государственной власти и местного самоуправления, Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, участвующие в процедуре исполнительного производства (являющиеся субъектами правоотношений, регулируемых законодательством об исполнительном производстве).

Субъект исполнительного производства — доктринальный термин. Законодатель вместо него использует термин «лицо, участвующее в исполнительном производстве». Так, ст. 48 Закона об исполнительном производстве «Лица, участвующие в исполнительном производстве» к ним относит:

  • 1) взыскателя и должника (стороны исполнительного производства);
  • 2) лиц, непосредственно исполняющих требования, содержащиеся в исполнительном документе;
  • 3) иных лиц, содействующих исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (переводчик, понятые, специалист, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, и др.).

Следует согласиться с тем, что использование в ст. 48 Закона об исполнительном производстве термина «лица, участвующие в исполнительном производстве» не совсем корректно, поскольку фразеологический оборот «лица, участвующие в деле» имеет устойчивую смысловую нагрузку, указывающую на то, что соответствующие лица обладают юридически значимым интересом к исходу дела (ст. 34 ГПК РФ) [1] . Под лицами, участвующими в исполнительном производстве, ст. 48 Закона об исполнительном производстве понимает не только указанных лиц, а вообще всех субъектов исполнительного производства.

В юридической литературе существуют различные классификации субъектов исполнительного производства. Д. X. Валеев предлагает разделить все субъекты исполнительного производства на следующие группы:

  • — властные органы, осуществляющие исполнение;
  • — лица, участвующие в исполнительном производстве;
  • — лица, содействующие исполнительному производству.

К первой группе ученый относит судебного пристава-исполнителя, во вторую группу включает стороны и представителей сторон, в третью группу — лиц, не имеющих юридической и иной заинтересованности в исполнительном производстве, привлекаемых для выполнения своих специфических обязанностей (переводчик, понятые, хранители имущества) [2] .

В. А. Гуреев и В. В. Гущин предлагают делить субъектов исполнительного производства на три вида:

  • — лица, наделенные в законодательном порядке специальными властными или «делегированными» от государства полномочиями в области исполнительного производства (органы принудительного исполнения, суд, прокуратура, банки, иные кредитные организации, эмитенты, держатели реестра, депозитарии и т.д.);
  • — лица, обладающие материальной заинтересованностью в осуществлении принудительного исполнения (взыскатель и должник);
  • — лица, содействующие исполнению законных требований, которые создают своими действиями условия для принудительной реализации судебных актов, актов других органов и должностных лиц (понятые, переводчики, специалисты, органы внутренних дел и т.д.) [3] .

Опыт классификации субъектов исполнительного производства свидетельствует о том, что деление всех субъектов исполнительного производства на виды по одному критерию невозможно, необходимо применение комбинированного критерия. Кроме того, нельзя не заметить, что многообразие субъектов исполнительного производства, различие их правового статуса обусловлено многообразием и разнородностью правоотношений в исполнительном производстве. Классификация не может вводиться только ради самой классификации. Классифицируя субъектов исполнительного производства необходимо не просто разделить их на виды на основе теоретических взглядов, но облегчить практическую задачу по применению и толкованию норм законодательства об исполнительном производстве, уяснению особенностей правового статуса каждого субъекта.

С учетом указанного субъектов исполнительного производства для целей изучения предлагается классифицировать на следующие виды:

  • 1) орган или должностное лицо, выдавшее исполнительный документ;
  • 2) суд;
  • 3) органы принудительного исполнения;
  • 4) лица, на основании предоставленных законом полномочий непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в исполнительном документе;
  • 5) лица, участвующие в исполнительном производстве (стороны; лица, действующие в исполнительном производстве от своего имени, но в чужом интересе; лица, на права и обязанности которых может повлиять исполнительное производство);
  • 6) лица, содействующие исполнительному производству.

Соответствующая классификация, во-первых, основывается на ставшей

традиционной классификации субъектов гражданских процессуальных отношений [4] , во-вторых, учитывает в совокупности два основных критерия: наличие специальных публичных полномочий по осуществлению принудительного исполнения и наличие юридически значимой заинтересованности в исполнительном производстве.

Прежде чем перейти к рассмотрению каждой группы субъектов исполнительного производства, остановимся на условиях, при соблюдении которых соответствующее лицо становится субъектом исполнительного производства. По аналогии с гражданским процессом к таким условиям могут быть отнесены следующие:

  • — наличие нормы права, определяющей возможность участия в исполнительном производстве соответствующего лица;
  • — совершение данным лицом действия (бездействие) или наступление иных обстоятельств, с которыми закон связывает вступление лица в исполнительное производство в определенном правовом статусе;
  • — наличие правосубъектности [5] .

Первые два условия связаны с действующим в исполнительном производстве принципом процессуального формализма, субъект не может участвовать в исполнительном производстве в правовом статусе, не определенном законом, для приобретения соответствующего статуса должны наступить обстоятельства, предусмотренные законом (например, взыскатель должен предъявить к исполнению исполнительный документ, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о назначении оценщика и т.д.). В силу принципа процессуального формализма одно и то же лицо в один и тот же момент не может выступать в одном исполнительном производстве более чем в одном правовом статусе (например, в качестве взыскателя и переводчика, должника и оценщика).

Третье условие требует особого обсуждения. Понятие правосубъектности в отношении гражданского процесса было выделено Н. А. Чеминой, которая предлагала под гражданской процессуальной правосубъектностью понимать признанную нормами права способность иметь и осуществлять гражданские процессуальные права и обязанности. Содержание гражданской процессуальной правосубъектности определяется законом для каждого конкретного участника процесса в зависимости от задач и интересов, которые он выполняет и преследует своим участием в процессе [6] . В. В. Ярков использует понятие правосубъектность в отношении сторон исполнительного производства, понимая под ней их право- и дееспособность [7] .

Термин «правосубъектность» не является традиционным для законодательства и юридической литературы. Как правило, говорят о процессуальной правоспособности и дееспособности [8] . Так, в гражданском процессе выделяется гражданская процессуальная правоспособность (ст. 36 ГПК РФ), т.е. установленная законом возможность иметь права и обязанности в гражданском судопроизводстве [9] . Согласно ст. 36 ГПК РФ гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству РФ правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов. Гражданская процессуальная дееспособность, т.е. способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста 18 лет, и организациям (ст. 37 ГПК РФ).

В законодательстве об исполнительном производстве специальных нормативных понятий правоспособности и дееспособности не вводится. Однако ст. 51, 56 Закона об исполнительном производстве предусматривают условия и порядок участия сторон и их представителей в исполнительном производстве, в том числе порядок участия в исполнительном производстве несовершеннолетних лиц, а ст. 49 Закона об исполнительном производстве позволяет выступать в качестве взыскателя в исполнительном производстве любому лицу, которое в принципе может являться субъектом права (гражданин, юридическое лицо, объединение граждан, не являющееся юридическим лицом [10] Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования). Говорить об особой правоспособности в исполнительном производстве в отношении сторон исполнительного производства нельзя.

Другие публикации:  Минимальная пенсия в новосибирске в 2019 году

Поскольку, как было неоднократно отмечено, исполнительное производство является лишь одной из стадий развития правоотношений, возникших в соответствии с нормами различных отраслей права, правоспособность и дееспособность взыскателя и должника определяются не по особым правилам согласно Закону об исполнительном производстве, а в соответствии с нормами тех федеральных законов, на основании которых выдан соответствующий исполнительный документ. Так, взыскателем в исполнительном производстве по исполнению требований исполнительного листа может выступать тот, кто согласно процессуальному законодательству может быть истцом (заявителем) в суде (обладает гражданской процессуальной правоспособностью), взыскателем по требованиям удостоверения, выданного комиссией по трудовым спорам, — тот, кто может быть работником согласно ТК РФ, и т.д. Действительно, все лица, обладающие субъективным правом, должны иметь возможность защищать его, в том числе в процедуре исполнительного производства [11] . Неконституционной была бы любая норма Закона об исполнительном производстве, ограничивающая право того или иного лица, в пользу которого или в отношении которого выдан исполнительный документ, участвовать в качестве стороны в исполнительном производстве, т.е. защищать свои права, уже предусмотренные законом.

Как мы видим, в исполнительном производстве правоспособность не имеет самостоятельного содержания, отличного от того, которое предусмотрено иными отраслевыми законами, на основании которых выдан исполнительный документ (ГК РФ. ГПК РФ. КоАП РФ. НК РФ. ТК РФ и т.д.) [12] . Правоспособность в исполнительном производстве возникает у лица с момента возникновения у него соответствующей отраслевой правоспособности и существует до момента ее прекращения.

Должник обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления о возбуждении исполнительного производства недействительным. В обоснование своих требований заявитель указал, что решение налогового органа о государственной регистрации взыскателя как юридического лица признано недействительным, и с этого момента в отношении взыскателя была установлена ограниченная правоспособность, в связи, с чем взыскатель не имеет право совершать любые действия направленные на получение прибыли (в том числе получение взысканного в его пользу с должника по исполнительному документу).

Суд не согласился с позицией должника, указав на то, что ни одна из совершенных взыскателем сделок не была в установленном порядке признана недействительной. Нарушение участниками юридического лица норм законов при создании юридического лица автоматически не влечет недействительность сделок, совершенных юридическим лицом с иными лицами с момента государственной регистрации юридического лица и даже в случае последующего признания регистрации недействительной. Взыскатель не утрачивает возможности получить оплату за выполненные работы в процессе совершения ликвидационных мероприятий. Согласно сведениям, внесенным в ЕГРЮЛ, взыскатель не ликвидирован, поэтому требования исполнительного документа должны быть исполнены (постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.02.2014 по делу № А56-32848/2013).

Теперь рассмотрим вопрос о способности самостоятельно своими действиями осуществлять права, обязанности и поручать ведение дела в исполнительном производстве представителю (то, что ст. 37 ГПК РФ называет гражданской процессуальной дееспособностью).

Согласно ст. 51 Закона об исполнительном производстве права и обязанности несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет осуществляет в исполнительном производстве его законный представитель. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет, являющийся по исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве в присутствии или с согласия в письменной форме своего законного представителя или представителя органа опеки и попечительства.

Несовершеннолетний в возрасте от 16 до 18 лет, являющийся по исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. Судебный пристав-исполнитель вправе в этом случае привлечь для участия в исполнительном производстве законного представителя несовершеннолетнего или представителя органа опеки и попечительства.

Несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. Согласно ч. 1 ст. 55 Закона об исполнительном производстве недееспособные граждане и граждане, ограниченные в дееспособности (в последнем случае, очевидно, имеются в виду граждане, ограниченные в дееспособности не в процессуальном, а в материально-правовом смысле, в соответствии с нормами гражданского законодательства) не могут самостоятельно участвовать в исполнительном производстве. Таких лиц представляют их законные представители — родители, усыновители, опекуны или попечители, которые обязаны представить документы, удостоверяющие их статус (материально-правовой статус родителя, усыновителя и т.д..)

Указанные выше нормы практически дословно повторяют положения ст. 37 ГПК РФ. Примечательно, что ч. 4 ст. 51 Закона об исполнительном производстве связывает возможность самостоятельного участия в исполнительном производстве с «полной дееспособностью». При этом остается неясным, о какой «полной» дееспособности идет речь (в гражданском процессе или гражданском праве), поскольку сам Закон об исполнительном производстве общего правила о дееспособности субъектов исполнительного производства не устанавливает (так, как это делает законодатель в ч. 1 ст. 37 ГПК РФ). Очевидно, в данном случае по аналогии подлежит применению ст. 37 ГПК РФ, закрепляющая процессуальную дееспособность в полном объеме за гражданами, достигшим возраста 18 лет, а также несовершеннолетними со времени вступления в брак или объявления их полностью дееспособными (эмансипация). Такая же аналогия подлежит применению при определении лиц, которые могут выступать в качестве представителей сторон исполнительного производства, на основании ч. 1 ст. 56 Закона об исполнительном производстве.

Понятия процессуальной правоспособности и дееспособности не подлежат применению к правовому статусу лиц, содействующих исполнительному производству, предусмотренные ст. 51 Закона об исполнительном производстве положения на такую категорию лиц не распространяются. Соответствующие лица не защищают в исполнительном производстве свои или чужие субъективные права и законные интересы, оказывают в силу своих служебных и иных профессиональных обязанностей содействие органам публичной власти в совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения. Таким образом, их правоспособность в других отраслях правового регулирования (например, в гражданском праве или гражданском процессе) не имеет значения. Вместе с тем Закон об исполнительном производстве устанавливает специальные требования к таким лицам, например, требования к переводчику (ст. 58 Закона об исполнительном производстве). При этом переводчик, для того чтобы стать субъектом исполнительного производства, должен быть не только «правоспособен», но и «дееспособен». Тяжело себе представить ситуацию, когда такой субъект будет действовать через своего законного представителя. Это будет противоречить самому назначению его участия в исполнительном производстве. Именно поэтому следует говорить не о процессуальных право- и дееспособности соответствующих лиц, а об их правосубъектности, установленной законодательством об исполнительном производстве (например, ст. 58, 59, 61 Закона об исполнительном производстве).

Еще раз отметим, что в исполнительном производстве отсутствуют особые институты право- и дееспособности в отношении субъектов исполнительного производства. Корректнее говорить о правосубъектности в исполнительном производстве, которая представляет собой установленную законодательством об исполнительном производстве способность конкретного лица, в зависимости от задач и интересов, которые он реализует, иметь и осуществлять определенные права и обязанности в исполнительном производстве.

В отношении лиц, участвующих в исполнительном производстве (прежде всего сторон), в законодательстве об исполнительном производстве отсутствуют специальные требования об их правоспособности. Соответствующие лица обладают правами и обязанностями в исполнительном производстве не в силу указания Закона об исполнительном производстве, а в соответствии с нормами законов, на основании которых они осуществляют защиту своих прав и законных интересов в исполнительном производстве (на основании которых выдан исполнительный документ). В отношении иных субъектов исполнительного производства, кроме лиц, участвующих в исполнительном производстве, по общему правилу категории право- и дееспособности вообще не применяются, поскольку они не осуществляют защиту своих прав или законных интересов в исполнительном производстве. Требования, предъявляемые Законом об исполнительном производстве к указанной категории лиц, объединяют в себе элементы право- и дееспособности. Следовательно, и в отношении таких лиц необходимо говорить не о право- или дееспособности, а об их правосубъектности, установленной законодательством об исполнительном производстве.

  • [1] Исполнительное производство : учебник для магистров / под ред. О. В. Исаенковой, С. Ф. Афанасьева. М., 2012. С. 93—94
  • [2]Валеев Д. X. Исполнительное производство: учебник для вузов. СПб., 2010. С. 88
  • [3]Гуреев В. А., Гущин В. В. Исполнительное производство: учебник для магистров. М., 2012. С. 72—73. Подробнее о существующих в юридической литературе классификациях субъектов исполнительного производства см.: Асадуллин М. Р. Система субъектов исполнительного производства // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / отв. ред. Д. X. Валеев, М. Ю. Челышев. М., 2009. С. 13—19
  • [4] См.: Гражданское процессуальное право: учебник / под ред. М. С. Шакарян. М., 2004. С. 70-72: Гражданский процесс: учебник / под ред. В. А. Мусина. Н. А. Чечиной. Д. М. Чечота. М.. 2001. С. 59—62 (автор раздела — Д. М. Чечот)
  • [5] См., например: Чечима Н. А. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.. 2004. С. 33
  • [6]Чечина Н. А. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 37
  • [7]Ярков В. В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) и к Федеральному закону «О судебных приставах». М., 1999. С. 145
  • [8] В отношении суда, органов и должностных лиц, выдавших исполнительный документ, органов принудительного исполнения следует применять термин «компетенция», а не правосубъектность или правоспособность, поскольку они действуют в исполнительном производстве в пределах публичных полномочий, предоставленных государством на основе нормативных правовых актов
  • [9] При этом в процессуальной литературе, как правило, разбирался лишь вопрос о процессуальной правоспособности сторон и третьих лиц в гражданском процессе, однако ряд ученых распространяют понятие гражданской процессуальной правоспособности на всех лиц, участвующих в деле. См.: Чечина Н. А. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 33
  • [10] Например, объединения граждан, предусмотренные ч. 1 ст. 259 ГПК РФ, при исполнении решений суда по делам о зашите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ,
  • [11] Указанное не означает, что гражданская процессуальная правоспособность полностью тождественна гражданской «материальной» правоспособности. См.: Гурвич А. А. Право на иск. М.. 1949. С. 54-57
  • [12] Аналогичный довод был использован Н. А. Чечиной. предлагавшей отказаться от понятия правоспособности в пользу понятия правосубъектности в сфере гражданского процесса