Блог

Ликвидация народных судов

Ликвидация народных судов

68. Cоветская судебная система 1917–1918 гг

Судебная система Советского государства 1917–1918 гг. представлена Декретами о суде.

Декрет о суде 1 (ноябрь 1917 г.)

1) ликвидация существующей системы судопроизводства (исключение – народные суды);

2) революционные трибуналы объявлялись судебными органами, в компетенцию которых входило решение дел о контрреволюционной деятельности;

3) устанавливалось применение законодательства свергнутых правительств в частях, не противоречащих принципам и целям революции и революционному сознанию;

4) устанавливалось, что судьями могут быть бывшие мировые судьи.

1) сменяемость судей (выборность судей – цель);

2) гласность и публичность судебного разбирательства;

3) коллегиальность судопроизводства.

Система судов по Декрету 1

1. Местные (общие) суды. Они рассматривали гражданские дела, по которым цена иска не превышала 3 тыс. руб., и уголовные дела, срок лишения свободы по которым был не более 2 лет, в пределах уезда; суды осуществляли следствие; защита в местных судах могла осуществляться любыми гражданами, обладающими непорочной репутацией; их решения и приговоры считались окончательными и не подлежали пересмотру в апелляционном порядке:

1) местные суды (разрешали дела по первой инстанции);

2) уездные суды (кассационная инстанция).

2. Революционные трибуналы. Рассматривали большинство уголовных дел, главным образом связанных с борьбой против контрреволюционных сил: о мародерстве, саботаже; предварительное следствие и подготовка этих дел к рассмотрению осуществлялась особыми следственными комиссиями при Советах.

1) профессиональный судья;

2) 2 народных заседателя.

Декрет о суде № 2 (февраль 1918 г.) учредил окружные и областные суды. Это значительно менее классовый декрет, он создан под нажимом партии левых эсеров.

В этих судах разбирательство должно было вестись на языке, который преобладает у населения данного региона.

Суды реально стали выборными. Избрание судей и народных заседателей производили Советы.

Окружные суды рассматривали гражданские и уголовные дела, находящиеся вне пределов компетенции местного суда. В них гражданское судопроизводство осуществлялось в составе 3 профессиональных судей и 4 народных заседателей, а уголовное – в составе 1 профессионального и 12 народных заседателей (2 запасных заседателя). Вынесение приговора по уголовным делам осуществлялось совместно народными заседателями и председательствующим судьей. В окружных судах формировались коллегии правозащитников.

Областные суды должны были рассматривать гражданские и уголовные дела в кассационной инстанции.

Кассационный пересмотр осуществлялся теперь не только по формальным основаниям (недостатки решения или приговора суда), но и по фактическим (необоснованность решения или приговора суда).

Декрет о суде № 3 (июль 1918 г.) расширил компетенцию местных судов. Теперь они разрешали гражданские дела, цена иска по которым не превышала 10 тыс. руб., и уголовные, по которым наказание не предусматривало срок лишения свободы не более 5 лет.

Был сформирован Кассационный суд в Москве. Он рассматривал дела в кассационном порядке для окружных судов.

Судебные реформы в России, или Суд скорый, правый, милостивый и равный для всех

20 ноября исполнилось 150 лет судебной системе России. Вести отсчет современной судебной системе России принято с судебной реформы Александра II, поскольку именно она заложила основы современной судебной системы. Однако до нее в России все же существовали суды. Рассмотрим, как они функционировали и какие факторы послужили причиной судебной реформы Александра II.

Судебная система до реформы Александра II

Древнейшей формой судебного процесса был суд общины. Во времена Русской Правды – сборника правовых норм Киевской Руси XI века – судебный процесс носил состязательный характер, его стороны были относительно равны в своих правах, в том числе при сборе улик и доказательств. Деления на гражданский и уголовный процесс не было. Во главе суда стоял князь, который часто поручал рассмотрение дел чиновникам.

В период раздробленности русских земель в каждой республике принимались свои правовые акты – так называемые грамоты. Новгородская судная грамота 1471 года наделяла правом вершить суд все органы власти и управления: князя, боярский совет, архиепископа, вече, посадника, тысяцкого, сотского, старосту. Суд был церковным или княжеским, и при рассмотрении дела присутствовал, соответственно, архиепископ или князь. Перед самим судебным процессом сторонам предлагалось решить дело миром. В Псковской судной грамоте 1467 года, так же, как и в Русской Правде, провозглашалась состязательность судебного процесса – суд при разрешении спора носил исключительно роль арбитра и не имел права собирать доказательства по своей инициативе.

Судебники 1497 года и 1550 года, распространявшие свое действие на все Московское централизованное государство, также предусматривали состязательную форму судопроизводства. Судебный процесс начинался по инициативе истца путем подачи челобитной. Ход судебного разбирательства фиксировался в протоколе. В состав суда, помимо великокняжеского наместника, входили представители местной аристократии.

В 1649 году Земский Собор принял Соборное уложение. Этот документ структурирован таким образом, что его нормы можно условно разделить на материальные (нормы о правонарушениях и преступлениях) и процессуальные (нормы о судопроизводстве). Кроме того, в Соборном уложении было закреплено деление на поместное, вотчинное, военное право, а также устанавливалось правовое положение отдельных категорий населения. Начинают прослеживаться различия между уголовным и гражданским процессом.

Так, по уголовным делам и делам о государственных преступлениях широкое распространение приобретает розыскной (следственный) процесс. Для этой формы процесса характерна активная роль государственного органа, обвинительная направленность суда, применение допросов и пыток. Например, в ст. 202 гл. X Соборного уложения сказано: «Да будет он с пытки повинится, что такое дело учинилося от него, и тому, над кем он такое дело учинит, велеть убытки все доправити на нем».

При рассмотрении гражданских дел применялся состязательный процесс, при котором стороны имеют процессуальное равенство, а судья выступает в качестве арбитра. Высшим судебным органом по-прежнему оставался царь, ему подчинялись боярская дума и приказы, также наделенные судебными полномочиями. Крестьян судили сами помещики.

В 1719 году высшими судебными органами на Руси становятся Сенат и Юстиц-коллегия. Юстиц-коллегия являлась органом управления над всеми судами, а Сенат мог давать им разъяснения по сложным вопросам. В судебную систему того времени входили также провинциальные, городовые, надворные суды в крупных административных центрах, нижние суды в провинциях и военные суды.

Указ Петра I от 5 ноября 1723 года «О форме суда» вернул судам прежнюю форму процесса – состязательную. Так, процесс начинался с подачи истцом челобитной, копия которой давалась ответчику для подготовки к судебному процессу. Истец сам собирал все необходимые доказательства, однако ответчик мог ходатайствовать о приобщении к делу новых документов. Нормы указа распространяли свое действие на все суды, кроме военных. Чем объясняется возвращение к прежней форме судопроизводства – неизвестно, однако на практике и после принятия документа продолжал применяться розыск.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Узнать о порядке расследования уголовных дел в эпоху Екатерины II можно из специального документа того времени – Учреждения. Для этого в строке базового поиска системы ГАРАНТ наберите «Учреждения для управления Губерний Всероссийской Империи» и нажмите на кнопку «Поиск». В системе имеются две части этого документа.

Екатерина II изменила действующую на тот период судебную систему, предоставив каждому сословию свой суд («Учреждения для управления Губерний Всероссийской Империи» от 7 ноября 1775 года). Теперь помещиков судил верхний земский суд в губерниях и уездный суд в уездах, государственных крестьян – верхняя расправа в губернии и нижняя расправа в уезде, горожан – магистраты. Кроме судов нижней расправы, все суды были выборными. Высшим судебным органом в Российской Империи оставался Сенат, а в губерниях – палаты уголовного и гражданского суда. Решения Сената контролировались монархом, решения судебных палат – губернаторами. Также в стране появился бессословный Совестный суд, созданный для примирения граждан. Этот суд рассматривал дела с участием недееспособных и ограниченно дееспособных лиц – малолетних, невменяемых, глухонемых, и другие. В случае, если решение Совестного суда по имущественным спорам не исполнялось сторонами добровольно, иск подлежал передаче в суд общей юрисдикции.

В начале XIX века в Российской империи была проведена Министерская реформа под руководством М.М. Сперанского, которая преобразовала Юстиц-коллегию и другие созданные Петром I коллегии в восемь министерств. Каждое из министерств управлялось министром, ответственным перед Сенатом. Устройство гражданских и уголовных судов поручалось вновь созданному министерству юстиции (Манифест «О разделении государственных дел на особые управления, с обозначением предметов, каждому управлению принадлежащих» от 25 июля 1810 года).

Реформы Александра II и Александра III

Крупная судебная реформа произошла во время правления Александра II. Ее начало положила фраза императора «Да правда и милость царствуют в судах» (Манифест о прекращении русско-турецкой (Крымской) войны от 19 марта 1856 года). В указе Правительствующему сенату от 20 ноября 1864 года говорилось о намерении водворить в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», а также возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность. Для этих целей 20 ноября 1864 года были приняты судебные уставы («Учреждение судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», «Устав уголовного судопроизводства» и «Устав гражданского судопроизводства»). Эти документы вводили судебные учреждения, общие для всех сословий.

Было создано три типа судов: мировой суд (рассматривал мелкие гражданские дела и кражи), окружной суд (рассматривал гражданские и уголовные дела, которые не относились к компетенции мировых судов и судебной палаты) и судебная палата (рассматривала в качестве суда первой инстанции дела о преступлениях, совершенных чиновниками, и государственных преступлениях; в качестве суда апелляционной инстанции – жалобы на решения окружных судов). Наиболее важные политические дела рассматривал Верховный уголовный суд, дело в который передавалось по повелению императора в исключительных случаях.

Реформа Александра II утвердила такие принципы судебного процесса, как независимость суда, несменяемость судей, гласность и состязательность судопроизводства. Кроме того, были введены институт присяжных заседателей, институт адвокатов (присяжных поверенных) и институт прокуратуры.

Другие публикации:  Экспертиза вологда козленская

Во время правления Александра III произошел незначительный возврат к прежней судебной системе. На местах мировые судьи были заменены земскими участковыми начальниками, которые выбирались исключительно из дворян и располагали неограниченной властью над крестьянами. Некоторые категории дел были изъяты из ведения суда присяжных, а в судопроизводстве по политическим делам ограничивалась гласность.

Судебная система времен СССР

В период прихода к власти Временного правительства в 1917 году общие судебные установления были упразднены, а деятельность мировых судей, следователей, прокуроров и адвокатов приостановлена (Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 22 ноября 1917 г. № 1 «О суде»). По замыслу на смену старым судебным органам должны были прийти местные суды (низшее звено судебной системы), окружные народные суды (рассматривающие в качестве судов первой инстанции гражданские и уголовные дела, не отнесенные к подведомственности местных судов), областные народные суды (кассационная инстанция для окружных судов) и Верховный судебный контроль (орган, наделенный правом толкования действующих законов и законодательной инициативой) (Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 15 февраля 1918 г. № 2 «О суде»). Однако cозданы были только местные суды (которые в 1918 году получили название «местные народные суды») и окружные народные суды.

Спустя год расширилась компетенция местного суда. Теперь его юрисдикция распространялась практически на все составы преступлений (Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 20 июля 1918 г. № 3 «О суде»). Вскоре был учрежден единый народный суд, рассматривающий дела единолично либо с участием народных заседателей – авторитетных представителей общественности, не имеющих юридического образования. Считалось, что благодаря своему «свежему взгляду» они обеспечивают беспристрастность суда и предотвращают вынесение формальных судебных решений, без надлежащего рассмотрения дела по существу. Право высшего контроля над приговорами и решениями народных судов принадлежало Народному комиссару юстиции (Декрет ВЦИК от 21 октября 1920 г. «Положение о Народном Суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики»).

После вступления в силу 1 января 1923 года Положения о судоустройстве РСФСР судебная система республики стала трехзвенной. Высшей инстанцией признавался Верховный Суд РСФСР, за ним шли губернские и народные суды. Все дела в судах рассматривались народным судьей единолично либо с двумя народными заседателями. Через год после образования СССР в судебной системе республик появилось четвертое звено – Верховный Суд СССР.

В дальнейшем судебная система в стране была перестроена. Согласно Конституции СССР 1936 года, правосудие осуществляли Верховный Суд СССР, Верховные суды союзных республик, краевые и областные суды, суды автономных республик и автономных областей, окружные суды, народные суды, а также специальные суды СССР (при этом документ не конкретизировал, что понимать под судами последней категории). Кроме того, Конституция СССР декларировала такие принципы правосудия, как выборность судей и народных заседателей, участие народных заседателей при рассмотрении дел во всех судах, ведение судопроизводства на национальном языке, открытость судебного разбирательства, обеспечение обвиняемому права на защиту, независимость судей и подчинение их только закону.

Конституция СССР 1977 года оставила Верховный суд СССР высшим судебным органом. В ноябре 1988 года были приняты Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР и союзных республик. Данный документ предусматривал создание военных трибуналов в Вооруженных Силах СССР. Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР и союзных республик содержали презумпцию невиновности, а также нормы об открытости судебного разбирательства, обеспечении подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту, независимости и выборности судей. Такие положения послужили юридической базой для издания ряда документов, например, Закона СССР от 4 августа 1989 г. «О статусе судей в СССР».

В 1991 году была признана необходимость возрождения института мировых судей, суда присяжных, введения судебного контроля за правомерностью заключения под стражу, установления принципа несменяемости судей (Постановление ВС РСФСР от 24 октября 1991 г. № 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР»). В стране был учрежден Конституционный Суд РСФСР (Закон РСФСР от 6 мая 1991 г. «О Конституционном Суде РСФСР») и арбитражные суды (Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. № 1543-1 «Об арбитражном суде»). В состав судебной системы вошли также военные суды – бывшие военные трибуналы.

Судебная система сегодня

Конституция РФ 1993 года заложила основы новой модели судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ), предусмотрела гарантии деятельности судей (ст. 120-122 Конституции РФ), определила статус КС РФ, ВС РФ и ВАС РФ (ст. 125-127 Конституции РФ), закрепила право каждого на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ). Сначала в качестве эксперимента, а затем и на постоянной основе в России появились мировые судьи. Они были включены в систему судов общей юрисдикции и относились к судам субъектов РФ (Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»). Законодатель определил также правовой статус военных судов – теперь они относятся к федеральным судам общей юрисдикции и входят в судебную систему России (Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»).

На V Всероссийском съезде судей, который состоялся в ноябре 2000 года, Президент РФ Владимир Путин охарактеризовал сегодняшнюю судебную систему следующим образом: «Говоря о главном итоге судебной реформы, хотел бы подчеркнуть: судебная власть в России, несмотря на проблемы, все-таки состоялась. Мы можем и должны это констатировать. В базовых параметрах концепция судебной реформы реализована».

Новый этап судебной реформы начался с принятием Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы. Ее основной задачей было обеспечение информатизации судов общей юрисдикции. Совет судей РФ 30 ноября 2006 года постановил данную задачу выполненной – в российских судах была внедрена Государственная автоматизированная система «Правосудие».

Основными задачами Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2012 годы были обеспечение открытости и прозрачности правосудия, повышение доверия к правосудию, обеспечение независимости судей, а также повышение уровня исполнения судебных актов. Так, в конце марта 2010 года ВАС РФ запустил новый информационный ресурс – картотеку арбитражных дел, а спустя несколько месяцев Президиум ВАС РФ приступил к видеотрансляции своих заседаний. Эти меры позволили любому желающему узнавать о ходе рассмотрения того или иного дела и знакомиться с основными документами по нему.

В настоящее время в России принята Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2013-2020 годы, которая предусматривает множество интересных изменений. Так, в рамках ее реализации предполагается создание мобильных подвижных офисов судей в удаленных районах страны. Выглядеть такой «кабинет судьи» будет как микроавтобус с оборудованием для видео-конференц-связи.

Федеральные суды общей юрисдикции к моменту окончания программы будут оснащены оборудованием для допроса без возможности визуального наблюдения. Кроме того, планируется провести целый комплекс мероприятий по переходу на электронный документооборот. Все поступающие и хранящиеся в архивах суда документы будут сканироваться и формироваться в электронные дела. Это даст возможность подавать в суд общей юрисдикции заявления и ознакомиться с материалами дела через Интернет – правда, до этого необходимо будет внести соответствующие изменения в ГПК РФ.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О новом временном порядке направления документов в электронной форме в суд читайте в нашем материале Подача документов в суд через Интернет: новый этап.

Планируется, что все суды на территории нашей страны объединятся в единое информационное пространство, будет налажено взаимодействие с информационными системами Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, УФСИН России и других ведомств. Что интересно, информация о судебных делах должна будет обрабатываться и храниться на основе так называемой «облачной технологии», которая предполагает хранение данных не на одном сервере оператора сайта, а на нескольких виртуальных серверах разных провайдеров – это дает дополнительные гарантии сохранности сведений.

5 февраля 2014 года Президент РФ Владимир Путин подписал пакет законов о реформировании судебной системы, которым были объединены ВС РФ и ВАС РФ (Закон Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ о поправке к Конституции Российской Федерации «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации»). В результате данной реформы ВАС РФ был ликвидирован, а ВС РФ теперь включает в себя Коллегии по административным, гражданским, уголовным делам, Коллегию по экономическим спорам и Коллегию по делам военнослужащих.

Пресса о ВАС РФ

Создание суда на основе закона: в контексте развития судебной системы

Действующие согласно международным и конституционным актам современных демократических государств справедливого правосудия предполагают реализацию права каждого на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок путем обращения к независимому, беспристрастному и компетентному суду, созданному на основании закона.

Все перечисленные в данной формуле требования к суду, определяющему в качестве органа правосудия права и обязанности каждого, представляют собой те признаки, отсутствие которых не позволяет считать его законным судом в смысле, придаваемом этому понятию нормами международного права. С этой точки зрения законный суд в широком смысле слова как «автономное» понятие1 предполагает наличие всех названных принципиальных характеристик суда.

Как следует из данного широкого понимания законного суда для каждого дела, первой из необходимых составляющих стандарта законного суда является создание судов на основе закона, или законный суд в узком смысле слова. Этим обеспечиваются такие необходимые общепризнанные условия организации системы судов, как ее стабильность в качестве предпосылки независимости2 и невозможность произвольных и легких изменений судебного устройства, поскольку они требуют каждый раз утверждения принятым в парламентской процедуре законом.

Международные правила, предполагающие создание суда на основании закона, имеют своей целью не допустить того, чтобы организация судебной системы была передана на усмотрение исполнительной власти или даже самой судебной власти. Последнее, однако, не исключает признания за ней определенного полномочия по толкованию национального законодательства в этой сфере, при условии ее первичного урегулирования формальным парламентским актом.

Другие публикации:  Трудовой договор иностранца с патентом в 2019 году

В Российской Федерации данная задача решается установлением в самой Конституции РФ всех действующих высших судов и провозглашенным в ней принципом, согласно которому: 1) создание и упразднение этих судов возможно исключительно путем изменения Основного закона; 2) только федеральным конституционным законом о судебной системе устанавливается перечень всех образуемых судов; 3) конституирование и реорганизация судов происходят путем принятия (изменения) федеральных законов в отношении каждого из создаваемых (упраздняемых) федеральных судов. В отношении судов субъектов РФ, к которым относятся мировые судьи и конституционные (уставные) суды субъектов, также действует требование их создания и упразднения путем принятия закона, причем данное требование в отношении этих судов реализуется не только на уровне федеральных законов, но и на уровне законов субъекта, опирающихся, во-первых, на сформулированное федеральным законодателем в законе о судебной системе необходимое дозволение создавать такие суды и, во-вторых, на определяемые Федерацией принципы судоустройства, к которым относится и создание судов на основе закона.

В соответствии со ст. 128 Конституции полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом как актом, юридическая сила которого в иерархии нормативных актов наиболее приближена к самим конституционным нормам. Таким актом является прежде всего принятый в 1996 г. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». По своей сути он является рамочным законом и предполагает дальнейшее конкретизирующее законодательное регулирование, например, организации и деятельности судов отдельных видов юрисдикции, т.е. конституционной, общей и арбитражной юрисдикции. Кроме того, наряду с закрытым перечнем судов, действующих на территории РФ, в нем содержатся также положения, закрепляющие возможность создания специализированных судов внутри существующих юрисдикции (общей и арбитражной), а также указание на определенную компетенцию законодателя субъектов Федерации в области создания и деятельности судов на их уровне. Данное рамочное регулирование предполагает дальнейшее развитие системы законодательства о судоустройстве.

Рамочный характер рассматриваемого закона подтверждается, в частности, и тем, что регулируемый им «порядок организации» судов не описывает полностью процедуру учреждения конкретного суда. Согласно ст. 4 названного закона суды, осуществляющие правосудие на территории РФ, учреждаются только в соответствии с Конституцией и настоящим федеральным конституционным законом, а уже в его ст. 17 содержится указание на то, что конкретные федеральные суды, кроме (как уже отмечалось) высших, создаются и упраздняются посредством принятия соответствующего федерального закона, т.е. закона о каждом конкретном суде. При этом Закон «О судебной системе» не выдвигает необходимый перечень требований к содержанию такого учреждающего или преобразующего конкретный суд закона. Как указывается в литературе, «акты данного уровня закрепляют образование, реорганизацию или ликвидацию конкретного суда, например, при увеличении числа судов или их слиянии в связи с изменением административно-территориального деления или числа субъектов Федерации.

В таком же федеральном законе могут быть решены вопросы дислокации, переименования, штатной численности суда»3.

Приведенный метод регулирования, исходя из обязательности создания суда только законом, как представляется, должен — при наличии разного уровня актов, на основе которых учреждаются суды, — обеспечивать, чтобы все организационные вопросы, связанные с развитием и преобразованиями в судебной системе, решались не на основе правоприменительных решений, а законодательным органом. Требования же к уровню таких законов различаются, во-первых, для случаев создания еще одного суда того же вида юрисдикции внутри нее (что требует принятия простого федерального закона) и, во-вторых, для создания специализированного суда, как внутри, так и вне имеющихся юрисдикций (что требует внесения изменений в федеральный конституционный закон о судах этого вида юрисдикции либо принятия федерального конституционного закона о специализированном суде — после внесения соответствующих изменений в федеральный конституционный закон о судебной системе4).

Значение требования создания суда только на основе правового закона в действующей судебной системе проявляет себя в связи с реорганизацией судов: например, в ситуациях создания и (или) упразднения судов при объединении субъектов РФ, при изменении административно-территориальных границ между субъектами, при изменении (реорганизации) административно- территориального деления внутри субъекта РФ, при ликвидации малосоставных судов (т.е. судов с малой численностью судей), при приведении судебной системы в соответствие с изменением положений Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», предусматривающих возможность образования новых судов.

Нормативное регулирование всех названных процессов, связанных с изменениями в судебной системе, имеет как общие, так и особенные черты, обусловленные причинами реорганизации и юрисдикцией упраздняемого или создаваемого суда.

В соответствии с Конституцией 17 декабря 2001 г. был принят Федеральный конституционный закон «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», содержащий базовые для этого процесса нормы. В соответствии с ними во всех случаях образования нового субъекта Федерации принимается федеральный конституционный закон, который и вносит необходимые изменения в существующее законодательство, вплоть до Конституции.

Нормы принимаемых федеральных конституционных законов регулируют ряд необходимых моментов функционирования судов на территории нового субъекта РФ в переходный период. При этом решаются следующие вопросы: какие судебные органы осуществляют правосудие; какие судебные органы упраздняются и кому передаются относящиеся к их ведению вопросы осуществления правосудия; как может быть решена судьба судей; как действуют органы судейского сообщества?

Несмотря на то что ни Конституция, ни Федеральный конституционный закон «О судебной системе», ни принимаемые федеральные конституционные законы об образовании нового субъекта РФ не используют понятие «преобразование суда», а только их создание и упразднение, в названиях и в текстах соответствующих федеральных законов, касающихся судов общей юрисдикции, предусматривается такая форма реорганизации, как преобразование суда. В действительности же происходящие процессы представляют собой упразднение существующих судов и создание новых. Между тем закон, используя понятие «преобразование судов», не содержит конкретный перечень ни упраздняемых, ни создаваемых федеральных судов в новом субъекте, т.е. не подтверждает и сам этот факт, а также не отвечает на вопрос о статусе судей упраздняемого суда. Такой порядок не может признаваться реализующим требование создания и упразднения конкретного суда на основе федерального закона. Он неприемлем, так как рассчитан фактически на осуществление этих процедур не на основе закона, а в большей мере на нормативных актах Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Таким образом, уровень необходимого правового регулирования снижается, федеральная законодательная компетенция осуществляется на основе подзаконных актов.

В целях приведения этого положения в соответствие с международными и конституционными принципами о законном суде порядок создания и упразднения судов при объединении субъектов РФ должен четко определяться конкретным федеральным законом. При этом не исключается также дополнение законодательного регулирования, содержащегося в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации», в котором наряду с процедурами упразднения и создания судов также возможно и целесообразно указание на другие формы их реорганизации или преобразования, например путем слияния (присоединения), разделения (выделения).

Реорганизация судов — помимо случаев объединения субъектов Федерации — связана с рядом и других различных объективных причин. При этом, однако, независимо от конкретной цели совершенствования судебной системы требование создания и упразднения судов только на основании правового закона является универсальной гарантией самостоятельного осуществления судебной власти. Значение этой гарантии имеет отнюдь не только теоретический смысл. Регулирование и практика судоустройства в РФ демонстрируют, что ситуации, в которых происходят преобразования в устройстве судов, достаточно многообразны и встречаются довольно часто.

Исходя из положений Конституции и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», только перечисленные в нем судебные органы имеют право на существование. Устанавливая, что в судебную систему РФ среди прочих судов входят районные суды, данный закон не содержит таких понятий, как «городские суды» или «межмуниципальные суды». Однако в свое время в соответствии с указами Президента РФ от 19 октября 1993 г. № 21255 и от 10 декабря 1993 г. № 21256 была закреплена новая территориальная основа организации исполнительной власти в г. Москва — административные и муниципальные (районные) округа, и мэру г. Москвы были предоставлены Президиумом Верховного Совета РСФСР соответствующие полномочия для образования межмуниципальных (районных) народных судов в административных округах, что и было предусмотрено Распоряжением Мэра Москвы от 25 января 1994 г. № 30-РМ7. Этим же распоряжением определялись границы территориальной юрисдикции создаваемых судов. Однако это вступило в противоречие с федеральным законодательством, когда во исполнение требований ст. 128 Конституции был принят Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», который закрепил, что федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом.

Между тем согласно переходным положениям к Конституции все существовавшие на момент ее принятия суды продолжали действовать, поскольку в соответствии с разделом 2 Конституции законы и другие правовые акты, в том числе регулирующие судоустройство, действовавшие на территории РФ до принятия Конституции, сохраняли свою силу в части, ей не противоречащей.

Ни Конституция, ни Федеральный конституционный закон «О судебной системе», ни Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» на тот период не предусматривали в качестве основы организации системы судов общей юрисдикции судебные территории, не совпадающие с административно-территориальным делением, т.е. существование межмуниципальных (районных) судов могло обосновываться только переходными положениями Конституции. И только принятие в 2003 г. Федерального закона «О создании и об упразднении районных судов города Москвы и о внесении изменений в статью 21 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» устранило все эти противоречия. В дальнейшем, уже в 2011 г., идея о судебных территориях, не совпадающих с административными, вновь нашла известную реализацию в Федеральном конституционном законе «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»8.

Другие публикации:  Требования безопасности в мастерских

Другая ситуация складывается в настоящее время при упразднении и создании судов в связи с изменением административно-территориальных границ между субъектами Российской Федерации.

В 2011 г. Московская городская Дума, Московская областная Дума утвердили изменение границ Москвы и Московской области, и в соответствии с Соглашением между этими субъектами РФ был принят и вступил в действие с 23 июля 2012 г. Федеральный закон «О создании некоторых районных судов города Москвы и об определении территорий, на которые распространяется юрисдикция отдельных городских судов Московской области и районных судов города Москвы». Названный закон пошел по «проверенному» пути — он утверждает наименование создаваемых районных судов города Москвы и определяет их юрисдикцию и юрисдикцию действующих городских судов Московской области.

Однако в российской правовой системе уже предложен и другой вариант возможного решения. В отличие от судов общей юрисдикции Высший Арбитражный Суд РФ подготовил и внес на рассмотрение проект федерального закона «О территориальной юрисдикции Арбитражного суда Московской области и Арбитражного суда города Москвы», предусматривающий сохранение территориальной подсудности арбитражных дел в том ее виде, как она существовала до изменения границ субъектов. То есть юрисдикция Арбитражного суда Московской области продолжит распространяться на территорию области по состоянию на 1 июля 2012 г., включая и территорию, вошедшую в состав города Москвы вследствие изменения границы между данными субъектами Федерации.

Такой подход означает, что ни упразднение прежнего, ни создание нового суда не будет иметь места, не происходит и изменение территориальной юрисдикции судов, т.е. она не следует за изменением административно-территориального деления, а остается прежней. Это означает, что в системе арбитражных судов сделан еще один шаг в направлении отказа от привязки судебной юрисдикции к территориальным границам субъектов РФ на уровне первого и единственного звена системы арбитражных судов, которое еще зависит от этого параметра. При этом создается возможность исключить правило об обязательной реорганизации судов в связи с любой реорганизацией административно-территориальных образований, если пределы судебной юрисдикции не будут диктоваться границами последних.

Это не только обеспечивает большую независимость суда на местах, конкретно при взаимодействии с другими ветвями власти9, но и стабильность судебной системы при изменении административно-территориального деления в стране в целом и внутри административных единиц в частности.

В практике организационных преобразований достаточно частой причиной реорганизации действующих судов является их малосоставность или односоставность, что устраняется как путем увеличения числа судей в таких судах, так и их укрупнением, т.е. объединением. Можно назвать объективные потребности, диктующие такие процессы: 1) они учитывают необходимость эффективного восстановления в правосудии нарушенных прав и законных интересов, одним из критериев которого является своевременность или разумный срок их судебной защиты; 2) могут служить решению проблем неравномерного распределения служебной нагрузки между судьями, которое ведет к нарушению равных возможностей для граждан на эффективную судебную защиту на различных судебных территориях — в целях перераспределения служебной нагрузки судей в ряде случаев также осуществляется реорганизация судов на основе соответствующих федеральных законов; 3) обусловливаются такой необходимой причиной для реорганизации малосоставных судов, как обеспечение рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции в коллегиальном составе, в соответствии с процедурой, предусмотренной Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

С 1 января 2004 г. вступил в силу п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК, согласно которому при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со ст. 231 названного Кодекса, суд первой инстанции рассматривает уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях в составе коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Если обеспечить это силами судей конкретного (малосоставного) суда невозможно (например, из-за общего недостаточного числа судей в суде, нетрудоспособности или нахождения кого-либо из судей в отпуске), уголовное дело направляется в другой суд или, напротив, для участия в судебном составе привлекается судья из ближайшего суда того же уровня. Однако это лишает гражданина конституционного права «на свой (законный) суд»10. Нарушение этого права имеет место и при привлечении для рассмотрения дела судьи из другого суда, и при передаче дела в другой суд, так как непременным признаком законного суда является то, что до появления любого подлежащего рассмотрению судом дела законом должна быть определена не только его предметная, ин- станционная и территориальная подсудность, но и персональный состав судей, назначенных для рассмотрения дел именно в компетентный суд. Законодатель, чтобы минимизировать такие нарушения, — при сохранении в судебной системе односоставных и малосоставных судов — не ограничен в своих полномочиях регламентировать конкретный (пошаговый) порядок необходимого временного дополнения недостающих судей в таких судах, т.е. должен указать в законе, из какого именно суда привлекается судья и в какой суд передается конкретное дело. Но и это не снимало бы в полной мере проблему нарушения равенства в праве на законный суд.

Для решения этих вопросов представляется целесообразной такая оптимизация существующей системы федеральных судов, которая обеспечивала бы упразднение малосоставных судов на основе создания укрупненных, не связанных с существующим административно-территориальным делением судебных территорий. Такое укрупнение судов может обеспечить и введение специализации судей по рассмотрению отдельных категорий дел. Создание укрупненных судов, с тем чтобы их юрисдикция распространялась на несколько граничащих друг с другом административно- территориальных единиц, является также антикоррупционным фактором, может способствовать самостоятельности и независимости судей, что признается одним из приоритетных направлений судебно-правовой реформы в России.

В исторической ретроспективе предыдущего столетия совпадение судебных территорий с административно-территориальным делением было обусловлено идеей обеспечить стабильность судебной системы в качестве условия ее доступности для граждан.

Однако, как показывает современное развитие, совпадение судебных территорий с административными как раз не обеспечивает стабильность судебной системы. Тем более в условиях, когда меняются не только границы административно- территориальных образований внутри субъектов Федерации, но и территориальные границы и число самих субъектов.

В контексте изложенных требований к реализации права на законный суд идея организации судебной системы на основе учреждения судебных территорий, не привязанных к административно- территориальному и даже государственно-территориальному делению, получает еще один дополнительный и, может быть, наиболее существенный аргумент. Как показывает практика создания судебных участков мировых судей и судебных округов в системе арбитражных судов, именно судебные территории как основа разграничения территориальной подсудности между судебными органами в большей мере способны обеспечить как большую независимость и самостоятельность судов по отношению к органам других ветвей власти на федеральном и региональном уровне, так и стабильность организации судебной системы. Во всяком случае, вряд ли могут быть признаны соответствующими требованию создания суда на основе закона такие изменения в организации и юрисдикции судов, которые являются результатом заключения соглашений между субъектами Федерации об изменении границ между ними или решений органов власти субъектов РФ об изменении их административно-территориального деления, поскольку такими решениями, как правило, определяется (изменяется) территориальная компетенция судов, а в ряде случаев и число существующих судебных органов. Создание судебных территорий, которое требует во всех случаях принятия парламентского законодательного акта, исключает рассмотренные угрозы.

1 Европейским Судом была разработана концепция «автономного понятия», она основана на идее необходимых и достаточных признаков тех правовых явлений, содержание которых суд анализирует в решениях по жалобам, — независимо от различий в юридических конструкциях и определениях, даваемых в правовых системах отдельных стран.

2 Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д. Зорькина, Л..B. Лазарева. М.: Эксмо, 2009. С. 979.

4Хотя практически такие решения могут приниматься законодателем одновременно, важно, чтобы в законодательной процедуре первым на голосование ставился вопрос об изменении или дополнении именно федерального конституционного закона о судебной системе, иначе законодатель сам нарушил бы требование не создавать суды, этим законом не предусмотренные.

5Указ Президента РФ от 19 октября 1993 г. № 666 «Об упорядочении территориальной юрисдикции районных судов г. Москвы» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 43. Ст. 4082.

6Указ Президента РФ от 10 декабря 1993 г. № 2125 «Об общих принципах административно-территориального деления и организации местного самоуправления в городе Москве» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 50. Ст. 4866.

7Вестник Мэрии Москвы. 1995. № 5.

8 В нем предусматривается, что «районный суд может быть создан также в судебном районе, территория которого охватывает имеющие общие (смежные) границы территории нескольких районов или иных соответствующих им административно-территориальных единиц субъекта РФ».

9 Амосов С.’М. Федеральный арбитражный суд округа. Проблемы становления. URL: http://www.lawmix.ru/comm/8602

10 Создаются препятствия к реализации права каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (ст. 47 Конституции РФ).