Блог

Ведь был еще приказ не убивать

Младенцы, убитые в Вифлееме. Интервью через века

Об этом массовом убийстве младенцев можно сказать: бессмысленное и беспощадное. Сколько детей было убито – неясно. Предание говорит о 14 000 (колоссальная цифра, возможно, символическая – как указание на множественность), некоторые археологические данные позволяют говорить о 200 младенцах, другие источники – о двух десятках. Так или иначе, сам факт убийства детей – ужасная трагедия.

Лучше всего искать ответы на эти вопросы у толкователей Священного Писания. Авторитетнейшим из них Церковь признает святителя Иоанна Златоуста. Мы взяли его толкование на Евангелие от Матфея и постарались там найти ответы на интересующие нас вопросы. В конце концов, если нередко святых отцов, чьи творения мы читаем сегодня, называют нашими собеседниками, то почему бы не представить поиск ответов на вопросы об убийстве Вифлеемских младенцев в форме интервью?

— История с убийством Вифлеемских младенцев – большой соблазн. Как Господь допустил, чтобы воинам Ирода удалось убить невинных детей? Да еще и чтобы это убийство было связано с таким радостным и долгожданным событием, как рождение Спасителя…

— Многие очень неразумно судят об этих детях, и возмущаются несправедливостью их избиения, причем одни выражают свои сомнения довольно скромно, а другие с большой дерзостью…

Если порицают то, что избиение детей попущено Промыслом, то пусть порицают его и за смерть воинов, которые стерегли Петра. Как здесь, после бегства Отрока, избиваются другие дети вместо искомого, так и там, когда ангел освободил Петра от темницы и уз, точно такой же — и по имени и по нравам — тиран, не найдя Павла, вместо него предал смерти стерегших его воинов. Но что это, скажешь ты? Это не решение, а только усложнение вопроса. Я и сам это знаю; но для того и предлагаю это, чтобы на все такого рода вопросы дать одно решение.

Какое можно дать решение удовлетворительнее того, что не Христос был причиной смерти детей, но жестокость царя; равно и не Петр был причиной смерти воинов, но безумие Ирода? В самом деле, если бы этот последний нашел подрытую стену, или разломанные двери, тогда он, пожалуй, имел бы право винить в беспечности воинов, стерегших апостола. Но раз все оставалось в надлежащем порядке, — и двери были заперты, и оковы остались на руках стражей (ведь они были связаны вместе с Петром), то он мог бы без сомнения заключить отсюда, если бы только здраво рассудить мог о происшедшем, что это не есть дело силы человеческой, или какого-либо обмана, а дело божественной и чудодейственной силы, и благоговеть перед Сделавшим это, а не восставать на стражей. Для того все это Бог и совершил таким образом, чтобы не только не подвергнуть наказанию стражей, но чтобы через них и самого царя привести к истине. Если ж он оказался нечувствительным, то разве небрежность больного падает на премудрого Врача душ, Который все употребил для его блага?

— Какое отношение это имеет к случаю с Иродом?

— То же самое можно сказать и здесь. Для чего ты, Ирод, будучи поруган волхвами, разгневался? Или ты не знал, что рождение было божественное? Не ты ли призвал архиереев? Не ты ли собирал книжников? Не приводили ли призванные с собой перед твое судилище и пророка, давно уже о том предсказавшего? Не видел ли ты, что древнее согласно с новым? Не слышал ли, что и звезда служила волхвам? Не устыдился ли ты ревности варваров? Не удивлялся ли их дерзновению? Не ужаснулся ли пророческой истины? Не мог ли заключить от прошедшего к последующему. После всего этого, почему же ты не размыслил, что это произведено не обманом волхвов, но силой Божьей, которая все устраивает надлежащим образом? Но если ты и обманут волхвами, то чем же виноваты дети, нимало тебя не оскорбившие?

— Хорошо, вина Ирода доказана, да и из Евангелия понятно, что причиной приказа убить младенцев была его злость. Но ведь Бог допустил, чтобы приказ был выполнен, а разве убийство младенцев – справедливо?

— Укажу вам на то самое правило, о котором я непрестанно говорю и в церкви, и на торжище, и во всяком месте, — правило, которое, — желаю я, — чтобы и вы тщательно соблюдали, поскольку оно дает нам решение на все подобные недоумения. Что же это за правило? В чем оно заключается? То, что обижающих много, а обижаемого нет ни одного.

— В каком смысле?

— Обиды, несправедливо претерпеваемые нами от кого бы то ни было, Бог вменяет нам или в отпущение грехов, или в воздаяние награды. Чтобы мои слова были понятнее, я объясню их примером. Положим, что какой-нибудь раб должен своему господину большую сумму денег; допустим далее, что этот раб обижен бесчестными людьми, и какая-нибудь часть его имения отнята. Итак, если бы этот господин, имея возможность удержать похитителя и лихоимца, вместо того, чтобы возвратить рабу похищенные у него деньги, зачел их за долг свой, то обижен ли был бы раб? Никак. А что если бы господин отдал ему еще более похищенного? Не приобрел ли бы он еще более чем потерял. Это для всех очевидно. Точно также и мы должны думать и о своих страданиях: этими страданиями мы или заглаживаем наши грехи, или же, если не имеем грехов, получаем за них блистательнейшие венцы… чтобы более приблизить слово к предмету нашего исследования, напомним о Давиде, который, видя Семея, нападавшего на него, издевавшегося над его несчастьем и осыпавшего его бесчисленными ругательствами, удержал военачальников, хотевших убить его, говоря: «оставьте его, пусть злословит», дабы видел «Господь смирение мое, и» возвратил «благостью за теперешнее злословие» (2 Цар. 16:11-12). И в Псалмах воспевая, сказал: «посмотри на врагов моих, как много их, и какой лютой ненавистью они ненавидят меня, и прости все грехи мои» (Псал. 24:18-18). И Лазарь достиг покоя потому, что в настоящей жизни претерпевал бесчисленные бедствия.

Итак, те, которые кажутся обиженными, не обижены на самом деле, если только все несчастья переносят с мужеством; напротив, еще более приобретают, получают ли удары от самого Бога, или от дьявола.

— Понятно, но какое отношение это имеет к младенцам, которые только-только родились? Они-то ведь еще не успели нагрешить, так и страдать им вроде как не за что… Да и кто знает, не вырос ли бы из них какой-нибудь великий ученый или праведник?

— Разве ты не слышал сказанного мной, что если нет грехов, то за здешние страдания там воздается награда. Ты скажешь, что они (дети, — прим. ред) совершили бы многие, а может быть, и великие дела, если бы продолжилась их жизнь. Но Бог не малую предлагает им награду за то, что они лишились жизни по такой причине; иначе Он и не попустил бы ранней их смерти, если бы они могли сделаться великими. Если уже Бог с таким долготерпением попускает жить и тем, которые всю жизнь проводят во зле, то тем более не попустил бы умереть так этим детям, если бы предвидел, что они совершат что-либо великое.

— Иными словами, ранняя смерть – верный признак того, что эти младенцы получили Спасение? И ранняя смерть – это, в данном случае, награда?

— Таковы наши основания; впрочем, это не все, но есть и другие сокровеннейшие, которые совершенно знает только Сам устраивающий это. Итак, предоставив Ему совершеннейшее ведение об этом, обратим внимание на последующее, и из несчастий других научимся все переносить мужественно.

— И можно сказать, что убийство младенцев было предсказано заранее?

— Об этом вы можете узнать из истории Иосифа, которую передавать здесь мы не считаем нужным — с одной стороны, чтобы не удлинить нашего слова, с другой — чтобы не прерывать порядка. «Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Матф. 2:17-18). Так как евангелист повествованием об этом насильственном, несправедливом, лютом и беззаконном избиении исполнил ужасом слушателя, то он же и утешает его, говоря, что это не потому случилось, чтобы Бог не мог воспрепятствовать, или не предвидел этого, но что Он предвидел и предвозвестил об этом устами пророка. Итак, не смущайся и не падай духом, когда взираешь на Его неизреченный Промысел, который ясно можно усматривать как в Его действии, так и в попущении. Это самое и Христос дал разуметь ученикам, когда однажды, в беседе с ними, предвозвестив им о судилищах, узах, о вражде всей вселенной и о непримиримой брани, сказал для их воодушевления и утешения: «не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего» (Матф. 10:29). Этими словами Он хотел показать, что без Его ведома ничего не бывает, но что Он знает все, хотя и не делает всего. Поэтому, говорит, не смущайтесь и не бойтесь. Если Тот, Кто знает ваши страдания и может отвратить их, однако же, не отвращает, то без сомнения потому, что промышляет и печется о вас. Так должны мы рассуждать и в собственных искушениях, и мы отсюда получим немалое утешение.

— Что означают слова «Рахиль плачет о детях своих?». Почему именно Рахиль?

— Рахиль была мать Вениаминова, и по смерти погребена на пути ипподрома (Быт. 35:19) близ Рамы. Итак, поскольку и гроб ее был близ Рамы, и это место досталось в удел Вениамину, сыну ее (Рама была в колене Вениамина), то и по родоначальнику, и по месту погребения евангелист справедливо называет избитых детей — детьми Рахили.

— И все-таки то, что Рождество Христово сопровождало такое страшное убийство – это как-то трудно вместить и понять…

-Не должно смущаться, когда обстоятельства кажутся несообразными с обетованием Божьим. Смотри вот, какое было начало, когда пришел Господь для спасения Своего народа, или лучше — для спасения всей вселенной. Мать бежит, отец подвергается несносным страданиям, совершается убийство, всех убийств тягчайшее; всюду плач, рыдание и вопль многий. Но не смущайся! Господь, в яснейшее доказательство Своей силы, обыкновенно исполняет Свои намерения средствами, всегда противоположными. Так и учеников Своих Он воздвиг, научил и предуготовил ко всяким подвигам, совершая это ради большего чуда средствами противоположными. Потому и они, будучи истязаемы, гонимы и претерпевая бесчисленные бедствия, остались победителями над теми, которые истязали и гнали их.

«Горячев отдал приказ убить»

Фото: «Новая газета»

В Мособлсуде прошел допрос свидетеля по делу «Боевой организации русских националистов» Евгении Хасис, осужденной за убийство Станислава Маркелова и Анастасиии Бабуровой


Евгения Хасис и Никита Тихонов. 2011 год. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

В Московском областном суде продолжились слушания по делу БОРН — одной из самых жестоких националистических группировок, на счету которой больше десятка жертв. В четверг, 20 ноября, в суде выступила второй, ключевой, свидетель обвинения — Евгения Хасис, уже осужденная за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. В этом процессе она свидетель, несмотря на то, что один из организаторов группировки Никита Тихонов вчера на допросе подтвердил, что оружие для БОРНа покупалось в том числе и на деньги Хасис. Также Тихонов рассказал, что привлекал ее для слежки за Станиславом Маркеловым и предполагаемым членом банды «Черные ястребы» Расулом Халиловым.

На заседание Хасис пришла в гражданской одежде — серых джинсах и свитере, с распущенными волосами, она в отдельном аквариуме от остальных подсудимых, в руках — ежедневник с тезисами выступления. Отвечая на вопросы, она заглядывала в исписанные страницы.

За два месяца, проведенных в московском СИЗО, куда Хасис этапировали из Мордовии для участия в процессе, у нее было достаточно времени подготовиться. Ее выступление напоминало тщательно подготовленную речь или реферат. Не заикаясь, уверенно, с продуманными заготовками, заключенная Хасис рассказывала об организации БОРН.

По словам Хасис, история эта ей хорошо известна — и от сожителя Тихонова, и от Горячева, с которым «имею неудовольствие быть знакомым, к сожалению, моя судьба тесно переплетена с подсудимыми». Илье Горячеву, по словам Тихонова, организация радикальных националистов типа БОРН была нужна для шантажа властей — управление администрации президента по внутренней политике, которое курировало политическую деятельность «Русского Образа», отказалось поддерживать политические амбиции Горячева и его идею создать партию. Всплеск радикального насилия помог бы Горячеву обратить на себя внимание властей. «Молодежной политикой руководил тогда Владислав Сурков, а куратором Горячева был Леонид Симунин, бывший руководитель движения «Местные» (больше не работает в АП, недавно его обнаружили в ДНР, там он занимается вопросами энергетики — прим. ред.). Это очень важно, эти люди потом создадут подпольную организацию», — заявила Хасис.

Но самостоятельно создать такую организацию Горячев не мог, подчеркивает Хасис. «Он интеллектуал, он умеет разговаривать с людьми, манипулировать, но среди бойцов он не пользовался авторитетом вообще. Ему был нужен кто-то из этой среды, — продолжает неонацистка. — Таким человеком стал Никита Тихонов. Горячев отдавал ему приказы, Тихонов находил людей и выполнял приказ. Кого убивать, решал лично Горячев».

«Он не мог отказаться, — оправдывает свидетель Тихонова, — с 2007 года он находился на нелегале (в розыске за убийство Александра Рюхина в 2006 году — прим. ред.). Горячев обещал решить все проблемы Тихонова с законом — при условии, что он будет совершать радикальное насилие». «Это странная схема, — кивает Хасис, — но посмотрите, то же самое происходит на Украине — некто Ярош, чудовищный с точки зрения нас с вами — нормальных людей — покупает на деньги Коломойского депутатский мандат! То же самое предлагал по сути Горячев Тихонову».

Другие публикации:  Поддельная страховка на машину что будет

По словам Хасис, Тихонов не должен был рассказывать тем, кого он привлекает к преступлениям, о Горячеве — таково было его условие «из соображений безопасности». Этим она объясняет то, что подсудимые с Горячевым незнакомы — только слышали о нем. Сама же свидетель знакома лично только с двумя из них — с Волковым («он старинный друг Тихонова, еще по националистическим группировками в начале 2000-х»), с Исаевым — виделись несколько раз, о Тихомирове и Баклагине Хасис только слышала от Тихонова. Неонацистка была знакома с еще одним активным членом БОРН — Алексеем Коршуновым, «фанатичного свойства человеком». Именно он привлек в банду подсудимых, которых называли северными, — они из Дубны.

Хасис многократно повторяет и акцентирует внимание на том, что «Горячев отдал приказ убить» — это главный тезис ее показания. Коротко прошлась по эпизодам, которые ей были известны — убийство Филатова в 2008, месть гастарбайтеру за убийство школьницы, убийство Халилова, Джапаридзе и Хуторского в 2009-м.

По словам Хасис, ей было известно о планах Горячева организовать еще несколько громких убийств: священника, адвоката Вадима Клювганта, сотрудника ФСБ. От последнего, кстати, Тихонов отказался. «Я не убийца, я революционер», — заявил он Горячеву. Все убийства члены БОРН якобы совершали не за деньги, как наемники, а по идеологическим мотивам, подтвердила Хасис мотив из обвинительного заключения.

Читайте также:

В Мособлсуде по делу БОРНа допросили Никиту Тихонова

ВОЗМОЖНО ЛИ УБИТЬ ПОД ГИПНОЗОМ?

Ниже выдержка, по сути выводы, из книги Крока Ж. «Гипнотизм и преступления». СПб., 1895. Стоит прислушаться к мнениям старых Мастеров гипноза, таких как Бернгейм, Льебо, Ботти. Не делайте только необдуманных выводов о криминальном гипнозе. Ведь то, что получалось внушить в гипнозе тогда, не факт, что можно внушить сейчас, потому что в мировоззрение XIX и XX в корне отличаются.

«Я вполне уверен на основании многих других опытов, что сомнамбула, которому будет внушено совершить дурной поступок по пробуждению, исполняет это под влиянием внушенной ему idea fixe, при этом самый разумный человек может сделаться безнравственным , самый скромный – бесстыдным. Если таким образом удавалось побудить публичную женщину бросить свое позорное ремесло, почему же тем же способом нельзя совратить с истинного пути самую добродетельную девушку?

Усыпитель может добиться даже еще большого, может не только внушить сомнамбуле сделаться злословным клеветником, вором, распутником и т. д. на время после сна, но акже пользоваться им для актов личной мести, и бедный субъект, забыв о том, как его толкнули на преступление, будет действовать на пользу другог, как он бы дейстсовал бы на свою собственную, увлеченный непреодолимой идеей, котороая была ему внушена. Раз преступление совершено где, то тот судебный медик, который будет просвещать правосудие, и возбудит в последнем подозрение в невинности человека, который, по-видимому, вполне сохранил разум и, убедившись в совеем преступном деянии, добровольно признается в том, что сделал это по собственному побуждению?

Г. Льежуа приводит три опыта, из коих два случая отравления и один случай убийства.

Г. Льежуа подает Т, даже не усыпив его предварительно, белый порошок неизвестного свойства. «Будьте внимательны, говорит он ему, в этой бумаге содержится мышьяк, вы сейчас подойдете к вашей тетке, г-же В, которая находится здесь. Вы возьмете стакан воды, всыпети туда мышьяк, тщательно растворите его, затем предложите этот отравленный напиток вашей тетке. – Хорошо. – Субъект исполняет внушение, ни о чем не помня, и его с рудом можно было убедить, что хотел отравить свою тетку.»

Убедив г-жу С, что пистолет, который она держит в руках заряжен, Льежуа внушает ей, чтобы она убила М. Г-жа С приближается к М и спускает курок. Будучи тотчас допрошена комиссаром, она совершенно спокойно признается в этом преступлении, говоря, что выстрелила в М, потомсу что он не нравился ей. Ее можно арестовать, она знает, что ее ожидает, если ее лишат жизни, она отправится на тот свет, подобно своей жертве. Ее спрашивают, не внушал ли Льежуа мысль о преступлении, она утверждает, что этого не было, что она одна виновна.

Растворив белый пороше в воде, Льежуа уверяет г-жу С, что это мышьяк «Вот г. Д у которого жажда, он сейчас попросит у вас дать ему пить, вы предложите эту воду». – Хорошо. – Но г. Д задает вопрос, которого Льежуа не предвидел, а именно, он спрашивает ее, что находится в стакане, который ему предлагают. Г-жа С отвечает с кротостью «Здесь имеется мышьяк». Г. Льежуа исправляет свое внушение «Если вас спросят, что содержится в стакане, вы скажете, что это сахарная вода»- «Это сахарная вода», говорит она. М выпивает содержимое стакана. Будучи спрошена комиссаром, г-жа С не могла ничего припомнить.

«Посредством внушения – говорит он – мы вызывали самоубийства разного рода и в различные сроки. Некоторые субъекты по нашему приказанию, сделанному во время гипнотического сна, стреляли в себя из револьвера тотчас после пробуждения или несколько часов спустя, другие отравлялись. А. выпила два дня спустя после внушения питье черноватого цвета из стекляшки, на котором была наклеена красная этикетка с надписью яд. Прежде чем совершить это убийство, она позаботилась о том, чтобы написать письмо с заявлением, что добровольно лишает себя жизни и просить никого не винить в ее смерти. Всего странне то, что приняв яд, под видом которого была окрашенная вода, она почувствовала сильные схватки в животе, так что мы с трудом могли разуверить ее».

Около того же времени Ботте опубликовал результаты своих исследований относительно преступных внушений. Ботте заставлял некоторых субъектов стрелять из револьвера в своих друзей тотчас же по пробуждению или спустя несколько часов или дней после внушения. Если согласно внушению, приходиься сделать это скоро после пробуждения, Ботте не замечал борьбы у субъектов, которые совершали преступление с фатальностью автомата, если же надо было сделать то же самое спустя несколько часов или дней, субъект вполне отдает себя отчет в важности акта, который он собирается совершить, он пытается сопротивляться, но чаще всего покоряется.

Вот, что говорит по этому поводу Бернгейм, основываясь на большом числе опытов.

«Для меня нет никакого сомнения – говорит он в 1891 году в гипнологическом обществе – что некоторые сомнамбулы, я не говорю обо всех, могут воспринимать преступные внушения и притом двумя способами, или непосредственно, причем они превращаются в настоящих автоматов, идущих прямо к цели убивающих импульсивно, оставляю свою личность совершенно в стороне, или же косвенным путем, благодаря тому, что им внушают манию преследования, под влиянием которой они совершают преступление.

Бернгейм приводит следующий опыт, он показывает одному из сомнамбул С ввоброжаемого человека у двери, говоря ему, что это человек оскорбил его, он дае ему якобы кинжал (металлический нож для бумаги) и приказывает ему убить его. Субъект бросается вперед и вонзает кинжал в дверь, затем останавливается, весь дрожа и неподвижно устремив взгляд в никуда.

— Что вы сделали несчастный? говори ему Бернгейм. Вот он умер, кровь течет, пришла полиция. Его ведут якобы к судебному следователю- Зачем вы убили этого человека?- Он оскорбил меня.

— Нельзя убивать человека за оскорбление. Вы должны были подать на него жалобу. Не приказал ли вам кто-нибудь убиь его?

— Г. Бернгейм приказал мне сделать это.Тогда Бернгейм говорит ему «Вас поведут к прокурору. Вы убили этого человека, я ничего не приказывал вам, вы действовали по собственной инициативе».

Его ведут УК мнимому прокурору.

— Зачем вы убили этого человека?

— Он оскорбил меня.

— Это странно. На оскорбление не отвечают ударом кинжала. Были ли вы в полном сознании? Говорят, что у вас временами замечаеся умственное расстройство.

— Говорят, что времена вы находитесь в состоянии сомнамбулизма. Не повиновались ли вы постореннему влиянию, чьему-либо приказанию действовать так?

Брат Немцова рассказал, кто заказал громкое убийство и почему пропал Путин

По словам Игоря Эйдмана, дело об убийстве Бориса Немцова могут просто развалить.

Такое мнение на своей странице в Facebook высказал двоюродный брат Немцова Игорь Эйдман.

«Путин заказал Немцова Кадырову, тот поручил расправу Алимбеку Делимханову. Операцию прикрывало ФСО (Федеральная служба охраны). ФСБ (Федеральная служба безопасности), находящуюся в конфликте с кадыровцами, к делу не привлекли и вообще не поставили в известность», — написал Эйдман.

При этом он считает, что арестовывать исполнителей не планировалось, потому что в преступлении должны были обвинить «некие силы за рубежом, заинтересованные в подрыве политической стабильности в России. Но произошел сбой».

«Руководство ФСБ решило воспользоваться ситуацией, чтобы свести счеты с кадыровцами, которые в последние годы успешно отжимают у московских ФСБшников и ментов рынок криминальных силовых услуг (выколачивание долгов и т.п.). ФСБшники сделали вид, что поверили в заявленное Путиным желание найти убийц и арестовали исполнителей. Кремль решил на арестованных все свалить, придумав версию об исламистской мотивации убийства, но ФСБшники обнаглели и стали требовать голову Делимхановых и Геремеевых. Кадыров, конечно, своих сдавать отказался», — отметил родственник Немцова.

Он также добавил, что после преступления российский президент был в шоке из-за того, что его фактически подставили самые близкие коллеги. «Ведь всем понятно, что Делимханов не мог убить Немцова без приказа Кадырова, а Кадыров не мог дать такое распоряжение без согласия своего кремлевского босса», — считает Игорь Эйдман.

Убийство Немцова: вопрос, который не был задан

По его мнению, из-за этого Путин решил пережить стресс и подумать в резиденции на Валдае. «В результате размышлений на фоне суровой валдайской природы Путин заставил ФСБшников возвратиться к изначально подготовленной легенде. В СМИ начали вновь вбрасывать первую версию о заграничных заказчиках, подтверждение которой будут выбивать из Дадаева. Если он устоит, дело могут попросту развалить, но только тогда, когда интерес к нему в обществе спадет. Что Путина тоже в принципе устраивает», — заключил двоюродный брат убитого.

Однако Эйдман также добавляет, что Кадыров не решился бы на такое резонансное преступление без прямого указания Путина (или того же Владислава Суркова от имени президента России). «Кроме того, судя по всему, ФСО прикрывало преступников (странная снегоуборочная машина, да и просто то, что в этом месте их сразу не повязали). А ФСО мог отдать команду только Путин», — сообщил Игорь Эйдман.

«Первая мысль была: нас пришли убивать!»

Ранним утром 10 августа жительница Барнаула Инга Волженина, ее мама и маленькая дочь были разбужены звоном разбившегося стекла – это ломала окно их дома группа захвата в масках.

– Я вскочила, на минуту подумала, что мама могла упасть на стеклянный столик в кухне. У нее диабет, такое может случиться. Я выбежала на кухню, никого там не увидела, побежала к маме на второй этаж и тут натолкнулась на людей в черном, которые прорывались в окно. Первая мысль была: «Нас пришли убивать». Я даже не задумалась о том, что просто не справлюсь с ними, – рассказывает Инга.

Инга попыталась вытолкнуть оперативников обратно в окно. В потасовке порезала оконным стеклом руку. Пожилая мама Инги столкнулась с силовиками, выходя из своей комнаты на втором этаже дома.

– Я обычно рано просыпаюсь, спускаюсь во двор, хожу босиком по траве. Лучше ведь не таблетки пить, а следить за здоровьем. А здесь шум, грохот, потом вижу двоих мужчин в масках, которые преградили мне дорогу из комнаты второго этажа вниз, они начали требовать показать, где я спрятала мужчину. Я попросила хотя бы дать возможность одеться, улыбалась от растерянности, несколько раз повторила, что у нас мужчина один, и тот в командировке. Передвигаться по дому они особо не давали, но я видела, что Инге бинтуют руку, видела пол, залитый кровью, и мелкие стекла. Когда удалось пройти к внучке, она сразу сказала, что напугалась «дяденьку в маске», – рассказывает мама Инги Галина Анатольевна. Опергруппа к тому моменту уже обошла весь дом.

– Сколько случаев было в России, когда вырезали целые семьи. Перед этими событиями мы как раз продали машину. Мало ли кто мог навести. Я прекрасно понимаю, почему жена бросилась выталкивать неизвестных людей в черном. Она защищала дом и семью! – говорит Андрей Волженин. Сам он в этот день был в командировке.

Андрей Волженин показывает на глухую стену основательно построенного дома, выходящую на улицу, шутит, что бывший хозяин, видимо, строил дом по фэншуй, поэтому бойцам из спецподразделения ГУ МВД достаточно было контролировать входы и выходы только с одной стороны – бежать здесь больше некуда.

Бывший военный не понимает, зачем нужно было разбивать окно на первом этаже дома, где затем и произошла нелепая стычка между оперативниками и его женой.

Как стало известно из постановления суда, оперативные действия по улице Логовской, 72, в Барнауле проводились по делу о краже. Один из подозреваемых, по данным следователя Ленинского районного УМВД по Барнаулу Махотиной, прописан по адресу, где проживает семья Волжениных. Однако Волженины уверяют, что упомянутый в документах гражданин никогда не был зарегистрирован в их доме. Очевидно, что следователь или дознаватель допустили ошибку.

Оперативники после своего неудачного захвата сами оказывали хозяйке дома первую помощь, а в больнице, где-то к 7 часам утра, ей уже наложили пять швов. «Радует, что не задеты сухожилия и рука сохранила функционал», – говорит Инга.

Другие публикации:  Приказ от 6 января 2019 мчс

– Как вы себя сейчас чувствуете?

– Я даже не сразу поняла, что у меня остались синяки после того, как оперативник толкнул меня на лестницу, которая расположена как раз напротив окна и ведет на второй этаж. Бойцу нужно было залезть в окно, вот мы и толкались. Все это произошло очень быстро, но на деревянных перилах до сих пор осталась въевшаяся кровь. Думаю, группа захвата подбежала к входной двери – была сломана ручка. Потом они бросились к окну.

Первым лез «маленький» – они его так называли. Насколько я могу вспомнить, он же потом и оказывал мне первую помощь. «Дура, зачем ты лезла?» – кричал кто-то из группы захвата. Но что я должна была подумать? Я ничего не нарушала, не чувствовала за собой никакой вины, поэтому не представляла, за что ко мне может ворваться полиция. Я просто защищала свой дом.

Но больше всего Инга до сих пор беспокоится за психологическое состояние своей дочери.

– До сих пор дочь реагирует на громкие звуки, боится идти домой из садика с бабушкой. Видно, что хоть она и пытается меня успокаивать, у нее у самой остался этот испуг. Психолог в детском саду дала характеристику, с которой мы поедем к психиатру. В тот день при виде силовиков Злата сказала фразу, над которой они смеялись: «Эта полиция что хочет, то и делает».

– Вы живете не в самом благополучном районе. Расскажите, почему у него такая слава, и как вы здесь оказались?

– Есть такой район под названием «Яма», это выше по улице. Он славится тем, что там продают наркотики. Осталось, наверное, пять неблагополучных домов, которые на контроле у полиции. Я не знаю, может, и нас отнесли к этой группе риска. Мы задавали эти вопросы полицейским, которые к нам приезжали. Ведь участковый знает, кто здесь кто. Нам ответили, что почему-то был приказ не оповещать участкового о штурме. Мы переехали сюда четыре года назад. Достроили беседку, сделали ремонт, обиходили двор. Здесь от центра города не так далеко, и при этом дом расположен достаточно изолированно от городского шума. Конечно, мы не могли себе позволить купить усадьбу в любом районе, брали ипотеку. Живем мы впятером, поэтому дом должен был быть большой, с удобствами. Все это учитывали.

​–​ Как вы выяснили, кем были люди, которые штурмовали ваш дом?

– Я до сих пор не уверена, какое это было подразделение. Я вернулась из больницы, и приехали якобы представители наркоконтроля, которые сказали, что выезд осуществляло именно это подразделение. Человек, который руководил операцией, сказал мне, что с самого начала засомневался, что наш дом – это дом преступников. Он два раза звонил уточнить данные, но все равно был отдан приказ на штурм. Уже после того, как мне наложили повязку, подошел некий следователь Максим с постановлением на обыск. Читаю, что где-то произошел какой-то грабеж. Вижу, что подозреваемый Данилов прописан на улице Логовской, 72. Не могу понять, где наша фамилия? Я просто нецензурно выругалась в тот момент! Закричала маме, чтобы она нашла домовую книгу. К этому моменту люди с оружием уже прошлись по всем этажам дома. Ребенок стоял в ужасе от того, что увидел маму с разрезанной рукой. Постановление суда мне не отдавали, разрешили разве что сделать фото. То же самое касается заключения по обыску.

Как быстро было принято ваше заявление в полицию?

– Когда я поняла, что это был наркоконтроль, то стала звонить по общему номеру вызова экстренных служб 112. Я сказала, что мне нужно вызвать полицию для освидетельствования повреждения дома. Заявку на приезд полиции приняли, но выяснилось, что она была зарегистрирована как жалоба, а не как заявление. Это было где-то в 10-11 часов, а приехали они где-то к 16.00. Перед этим, правда, высылали сотрудников ППС, которым здесь нечего было делать, поскольку требовался эксперт. Я в итоге позвонила на горячую линию ГУ МВД по Алтайскому краю, объяснила, что произошло, спросила совета, куда еще можно обратиться. Посоветовали написать на сайт МВД. Так, весь день я звонила по разным инстанциям. Меня просили написать в объяснительной, что я повредила руку по неосторожности, все время везде подчеркивали эту «неосторожность». Я возразила, что травму получила в процессе борьбы. Где-то в одном месте объяснительной все же осталась эта формулировка с неосторожностью. Я подписала. Сейчас осознаю, что не надо было это делать. Но все же нам удалось уговорить следователя зафиксировать, что в результате действий правоохранительных органов я повредила себе правую руку. Ехать в полицию, чтобы писать заявление, я уже не могла из-за слабости. Тогда полицейские предложили подъехать мужу, который экстренно вернулся из Новосибирска после звонка из больницы.

Со следователем Андрею Волженину пришлось непросто:

– Мы вышли на улицу, сели в машину. Мне говорят: давай составлять заявление здесь, никуда не поедем. Напишем, что к вам ворвались неизвестные люди. Но какие же это неизвестные люди, если это полиция! Мы говорим именно о неправомерных действиях сотрудников полиции. На это мне ответили: «Откуда вы знаете, что это была полиция? Они ведь были в масках». Мы долго бодались за эту формулировку. Потом они предложили написать, что все это произошло по неосторожности. Я и здесь не согласился моя жена защищала ребенка и дом!

– Инга, ваши коллеги по работе уже наверняка в курсе случившегося из СМИ. Как они реагируют на ситуацию?

– Они звонят, интересуются. Все в шоке, не понимают, как можно создать такую путаницу. Каждый хочет, чтобы полиция ответила, чтобы СМИ знали об этом.

– Чего вы хотите добиться сейчас?

– Я хочу, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы полиция не затирала свои ошибки, а тоже несла за них ответственность. Чтобы виновный был найден. Я не знаю, кто у них отвечает за достоверность данных по делу, но хочу, чтобы был наказан тот человек, который так халатно относится к своей работе. Мы будем выполнять все рекомендации адвоката, чтобы дойти до конца.

СУ СКР по Алтайскому краю проводит доследственную проверку, в ходе которой предстоит выяснить все обстоятельства, изложенные в сообщениях СМИ. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.

Как выяснилось, добиться справедливости после обыска с участием спецподразделения ГУ МВД также пытались и другие барнаульцы. Так, 8 июня похожая операция проходила в доме по улице Путейской, 166. Постановление получено в связи с расследованием, которое проводило Ленинское районное УМВД по Барнаулу. На этот раз ошибки с адресом не произошло, однако мать подозреваемого по делу, сама в прошлом работавшая в полиции, считает, что действия силовиков чрезмерны и неоправданны. Оперативники ворвались в дом через окно, перепугали всех, включая беременную невестку и двоих детей, чуть не пристрелили собаку.

– Я удивилась, что после всех моих жалоб именно в Ленинском УМВД опять произошла скандальная история. К нам ворвались, как в какой-то наркопритон. Мы тоже увидели постановление на обыск только после штурма. Но ведь могли просто прийти оперативники, постучать, представиться и войти в дом, – рассказала корреспонденту «Сибирь.Реалий» жительница Барнаула Наталья.

На ее жалобы в прокуратуре ответили, что нарушений в действиях оперативников нет.

Почему Сталин приказал их убить. Беседа с исследователем катынского преступления

Интервью с историком и политологом Войчехом Матерским

Gazeta Wyborcza: Я постоянно встречаюсь с мнением, что катынское преступление было местью Сталина за проигранную войну с Польшей в 1920 году.

Войчех Матерский (Wojciech Materski): Так объясняют причины катынского преступления довольно много историков, в том числе российских. На мой взгляд, правильного ответа на вопрос, почему Сталин в тот момент приказал убить почти 22 000 польских военнопленных, оказавшихся после 17 сентября 1939 года в советских руках, не существует. Ответы могут быть разными в зависимости от отвечающего. Профессиональный историк скажет, что для ответа недостаточно источниковой базы.

— Можно, однако, выдвигать гипотезы.

— 1920 год, несомненно, оказал какое-то влияние на решение Сталина, но точно не решающее и не прямое. У диктатора было сильное предубеждение против поляков, проявлением этого явилось, например, кровавое уничтожение Коммунистической партии (KPP) или так называемая польская операция НКВД, когда в 1937-39 годах по сталинскому приказу убили больше 130 000 поляков, живших в СССР. Сталин нес ответственность за поражение в 1920, ведь, как известно, он не послушал командование и отложил маневр под Львовом, который мог предотвратить разгром Тухачевского под Варшавой. Но я сомневаюсь, что это стало причиной для расстрела поляков весной 1940.

— Часть ученых полагают, что причиной могла быть война с Финляндией, которая началась 30 ноября 1940. СССР ожидал появления новой волны пленных, которых нужно было где-то размещать.

— В декабре 1939 года, когда шла та война, советское руководство, действительно начало размышлять, что сделать с занимающими лагеря поляками, и тогда план их уничтожения мог приниматься во внимание. Но через два месяца это уже стало неактуальным. Из сохранившегося доклада руководителя особого отделения Осташковского лагеря Григория Корытова начальнику Управления по делам военнопленных НКВД Петру Сопруненко от февраля 1940 года следует, что поляков планировалось отправить в лагеря, чтобы убить их там при помощи труда. Решение об их расстреле было принято лишь на рубеже февраля и марта 1940. Так что это не было связано с войной с финнами, которая разворачивалась не так, как задумывал Сталин: Красная Армия взяла в плен всего 700 человек, а 12 марта 1940 был заключен мир.

— Почему же это произошло?

— Многие историки считают, что самое вероятное объяснение звучит так: потому что Сталин так вел дела. Он был жестоким беспощадным диктатором, который руководствовался только эффективностью. Как обезвредить людей, представляющих потенциальную опасность? Эффективнее всего — убить их. Если он был уверен, что результатом войны, которую он развязал вместе с Гитлером, станет уничтожение польского государства, зачем ему была нужна в СССР польская элита? Лучше всего было ее уничтожить. Не совсем понятно только то, почему не при помощи работы, которая давала какой-то экономический эффект, а при помощи расстрела.

— Идея, судя по всему, возникла неожиданно, ведь в конце 1940 были вынесены первые приговоры: 600 пленных из Осташкова должны были отправиться в ссылку на Камчатку.

— Действительно, поляков планировалось приговорить к трем, пяти, восьми годам лагерей, но по неизвестным причинам решение внезапно изменили. В записке, составленной, по всей вероятности, 3 марта 1940 года, Лаврентий Берия предлагает расстрелять всех польских пленных из спецлагерей, а также заключенных из тюрем Западной Украины и так называемой Западной Белоруссии. 5 марта записка превратилась в официальное решение Политбюро ЦК ВКП(б). Конечно, уже вынесенные приговоры были сразу же отменены.

— Значит, теоретически решение принималось коллегиально.

— Советская политическая система уже слилась с партией, а Политбюро ЦК ВКП(б) принимало важнейшие решения, хотя оно не было органом управления. Но лишь теоретически, потому что все решал Сталин. Заседания Политбюро чаще всего проходили в его вилле в Кунцево в ходе, зачастую сильно приправленных алкоголем пиршеств, а члены Политбюро подхватывали и одобряли все идеи хозяина. Так было, по всей вероятности, с убийством поляков: Берия не мог принять такое решение сам, он вглядывался в уста Сталина и ловил каждое его слово. Сталин навел его на мысль о составлении записки, которая легла в основу решения всего руководства. Кроме Сталина его подписали присутствовавшие на заседании: народный комиссар обороны Климент Ворошилов, глава правительства и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, а также нарком внешней и внутренней торговли Анастас Микоян. Еще две фамилии — наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и председателя президиума Верховного совета, то есть, формально, главы государства Михаила Калинина, были дописаны позже одним почерком. Скорее всего, это было сделано после телефонного разговора с ними. Мы знаем в общих чертах, как это решение принималось, но я его, даже если опустить моральную сторону дела, не понимаю.

— В каком смысле?

— Оно нерационально с точки зрения самой советской системы и принципов, которые в нем работали. Я повторю: этих людей можно было использовать, убить трудом, но Сталин решил совершить масштабное преступление, которое требовало большого вложения сил и средств, чтобы скрыть следы.

— Сколько поляков находилось в трех основных лагерях, Козельске, Осташкове и Старобельске, а также в тюрьмах в Белоруссии и на Украине в момент принятия решения?

— В своей записке Берия говорит о 25 000, при этом он уточняет, что 14 736 — это военнопленные, а 11 000 — заключенные. Но когда он писал этот текст, он еще не получил уточненных данных. На самом деле в лагерях находилось 14 552 человека, а в тюрьмах — 7305. Это были в основном военные, полицейские и представители интеллигенции (арестованные, а не взятые в плен на фронте). Всего 21 857 человек.

— Каков был их юридический статус?

— Он был странный, потому что «военнопленный» — это категория, четкое определение которой дает международное право, в данном случае Гаагские конвенции, которых не подписал СССР. Мы используем определение «военнопленные», потому что его навязала нам советская сторона. Но может ли быть военнопленным человек, которого на территории его собственной страны захватил враг, напавший на его страну без объявления войны? Кто-то, кто не вступал в военное столкновение по приказу и под управлением верховного командования? Ведь верховный главнокомандующий Эдвард Рыдз-Смиглы приказал: «С советской армией в бой не вступать». Впрочем, мне кажется ошибкой то, что президент Игнаций Мосцицкий (Ignacy Mościcki) не объявил формально войну с Советским Союзом. В 1941 после нападения Германии на СССР, когда подписывалось соглашения Сикорского-Майского, ситуация могла бы сложиться совсем иначе. Тогда можно было бы требовать применения категории «status quo ante bellum», то есть возвращения к предвоенному состоянию. Но в данном случае bellum, войны, не было. То, что советско-немецкие договоры утратили силу не означало, что утратили силу также результаты фальсифицированных советской стороной так называемых выборов, на которых жители якобы проголосовали за присоединение отобранных у Польши территорий к СССР.

Другие публикации:  Договор доставка оборудования

Возвращаясь к статусу: хотя советская сторона называла этих людей «военнопленными», с правовой точки зрения это определение легко опровергнуть. Это мало волновало советское руководство, потому что оно пренебрегало «загнивающими буржуазными» правовыми нормами. Если с правовой точки зрения СССР не очень хорошо подготовился к этой ситуации, то в плане логистики — вполне. Документы марта 1939 года подтверждают, что некоторые санатории и дома отдыха НКВД проверяли на предмет того, можно ли устроить там лагеря для военнопленных. Например, в отчете о Козельске, говорится, что там можно разместить 5000 человек. В итоге их попало туда меньше, но они все равно сидели друг у друга на головах.

— Давайте проследим путь польских военных в Козельский, Старобельский и Осташковский лагеря. Он начинается в населенных пунктах, до которых доходила широкая советская колея.

— Приказ Рыдза-Смиглы гласит: «С советскими войсками в бой не вступать, отходить в сторону польско-румынской границы». Этот текст известен с 60-х годов, когда экземпляр приказа обнаружили в архивах, раньше мы, как и многие командующие в сентябре 1939, о нем не знали. Многие встречали советские войска, как союзников по общей войне с Германией, другие вступали в столкновения. Царил невероятный хаос, но всех, даже тех, кто вначале считал СССР союзником или даже подписал соглашения, арестовали. Например, весь офицерский состав сил, участвовавших в обороне Львова, попал в Козельск, хотя соглашение о капитуляции гарантировало им неприкосновенность и возможность покинуть страну. 19 сентября 1939 года было принято решение о передаче польских пленных НКВД, политической полиции, что с точки зрения Гаагских конвенций тоже было недопустимо. Красная армия доставляла их в населенные пункты, где начиналась широкая колея, там НКВД сажало их в поезда и отправляло по фильтрационным лагерям, которых было изначально восемь, а потом десять. Там их сортировали, делали первичное описание, потом происходило окончательное распределение, в частности, в Козельский, Старобельский и Осташковский спецлагеря. Рядовых с аннексированных Советским Союзом польских территорий в основном отпустили, но 25 000 отправили в трудовые лагеря НКВД. 42 000 человек, которые относились к той же категории, но происходили с территорий, занятых Третьим рейхом, передали Германии.

— Как выглядела жизнь в спецлагерях? Офицер запаса профессор Станислав Свяневич (Stanisław Swianiewicz) писал, что условия там были ужасные.

— Первый период был сложным, в лагерях было слишком много народа, питание было слабым. НКВД при этом над пленными не издевалось, работать их не заставляли. Постепенно, даже от скуки, они начали включаться в разные работы на территории лагеря, например, могли проявить себя врачи, ведь в тяжелых условиях было много больных. Между лагерями продолжалось движение, не все сразу признались, что они офицеры, многие сообщали чужие фамилии. Пленных переводили: полицейских в Осташково, офицеров — в Козельск и Старобельск. Некоторые оказывались унтер-офицерами или рядовыми, тогда их отправляли в трудовые лагеря. Часть людей вывезли в неизвестном направлении: в канун Рождества 1939 собрали всех священников, они бесследно исчезли. Потом пропали иностранцы, которые служили в польской армии — это были в основном грузины, но также украинцы, азербайджанцы, горцы с Кавказа, чеченцы. Скорее всего, их всех убили в Москве на Лубянке.

— Практически с самого начала пленных допрашивали. В Козельске появился бригадный генерал Василий Зарубин, отвечавший за эти допросы.

— С той же целью в Осташков приехал капитан Г.Антонов, а в Старобельск капитан М.Ефимов. Упомянутый выше Свяневич описывает Зарубина как невероятно вежливого, открытого и интеллигентного человека. Это был высокопоставленный офицер разведки, он провел много лет за границей и еще до войны возглавил резидентуру в Вашингтоне. Для службы в НКВД нужно было или обладать примитивным умом, чтобы действовать без раздумий, или испытывать от работы в этой структуре удовольствие. В НКВД служило много людей с высоким интеллектуальным уровнем, одним из них был Зарубин. Генеральный секретарь Совета по охране памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевозник (Andrzej Przewoźnik), который погиб в смоленской катастрофе, работал над его биографией и называл его исключительным человеком. Он знал иностранные языки, был начитанным, мог вести беседу на самые разные темы от политики до литературы и классической музыки. Ему удавалось эффективно добывать у пленных информацию. У них старались получить подробные сведения, чтобы они описали себя, своих товарищей, настроения в лагере. Зарубин и его люди задавали вопросы о политической ситуации, о том, каковы, по мнению пленных, перспективы возрождения польского государства, как будет развиваться война. Свяневич писал, что им было сложно понять, чего добиваются ведущие допрос. Я думаю, они хотели выделить тех, кому можно было потом посвятить больше внимания. Наверняка именно тогда выделили небольшую группу людей, которые видели шансы на возрождение Польши в тесном сотрудничестве с СССР. Потому они оказались в рядах армии Берлинга (Zygmunt Berling).

Эти три человека должны были быть хорошими профессионалами, ведь им предстояло допрашивать представителей элиты врага. Каждый завершил свою работу докладом, а выводы этих документов наверняка легли в основу записки Берии. Когда он писал, что польские офицеры — это контрреволюционный элемент, который не поддается перевоспитанию, он должен был от чего-то отталкиваться. Повлияли ли эти доклады на решение Сталина? Сомневаюсь. Главным фактором был психопатический склад его личности, которую точно описывает его высказывание: «Лучше ликвидировать сто человек, чем упустить одного шпиона».

— Решение было принято 5 марта, а первые расстрелы начались через месяц: 3-4 апреля. Что происходило между этими событиями?

— Шла процедура запуска механизма преступления. Во-первых, была создана так называемая центральная тройка, которая должны была вынести формальные приговоры.

— Кто в нее входил?

— Первый заместитель Берии Всеволод Меркулов, начальник Главного экономического управления НКВД Бахчо Кобулов и начальник 1-го спецотдела НКВД Леонид Баштаков. У этих людей руки были в крови даже не по локоть, а до плеч. У них был огромный опыт: они уже занимались организацией массового террора в 30-х. Они уже тогда ввели процедуру двоек и троек: органа, который состоял из двух или трех высокопоставленных сотрудников НКВД и выносил смертные приговоры. Они приговаривали людей к расстрелам не по одному, а целыми списками. Так было и с польскими военнопленными: из лагерей приходили списки по 100 человек, а центральная тройка их утверждала. Вероятно, эти списки просматривали еще в каких-то органах Коминтерна и в контрразведке, чтобы исключить из них людей, которые могли оказаться полезными.

— Смерти избежали 395 пленных. Известно, почему?

— По очень разным причинам. Среди них наверняка оказались те, кто сломался и пошел на сотрудничество, или те, кто охотно рассказывал о царящих в лагере настроениях. Или люди, обладающие какими-то редкими знаниями и умениями, которых сочли полезными, а также те, кого отозвали по дипломатическим каналам.

— Например, профессор Свяневич, специалист по экономике СССР и Третьего рейха, который до войны бывал в Германии. Советская сторона решила, что он был шпионом и поэтому окажется полезным. Его сняли с транспорта прямо перед расстрелом в Катыни.

— В списке уцелевших оказались также 54 человека, которые владели необычными языками — турецким, фарси или, как Зыгмунт Берлинг, венгерским. Он выучил его благодаря своей второй жене, венгерке.

— Он не сразу пошел на сотрудничество? Ведь потом он оказался в знаменитой подмосковной так называемой вилле роскоши, в которой разместили тех, кто согласился сотрудничать.

— Это произошло позднее. Неизвестно, пошел ли он на сотрудничество уже в Старобельске. Возможно, часть пленных, в том числе он, верили, что взаимодействие с СССР может быть направлено против Германии. НКВД могло выделить группу офицеров с левыми убеждениями и связывать с ними планы, ведь мы знаем, что идея формирования польского подразделения в Красной армии появилась уже сентябре 1940, то есть спустя четыре месяца после катынского преступления и за несколько месяцев до немецкого нападения на СССР. Но чтобы подтвердить, кто начал такие разговоры, нужно было бы обратиться к протоколам допросов. Они попали в личные дела, которые в 1959 году еще хранились, а потом, как утверждают россияне, были уничтожены. Но это, скорее всего, неправда. По разным оценкам, сломались и пошли на сотрудничество 120-140 человек. Это немного: меньше 1% от находившихся в спецлагерях пленных. В 90-е годы мы получили от россиян один документ, который планировалось опубликовать в польском труде «Катынь: документы преступления». Я до сих пор помню, что на нем стоял номер 137. Это была часть списка военнопленных, которые согласились на сотрудничество. Но мы в нашей комиссии историков, которая входила в состав редакционной коллегии, решили, что публиковать список без проверки нельзя. Его нужно было сравнить с другими документами, в первую очередь с личными делами, но пока это невозможно. Теперь россияне заявляют, что документ пропал.

Среди уцелевших 395 человек также были те, кто ехал к месту казни последним транспортом из Козельска 17 мая 1940. По неизвестным причинам его развернули обратно, а расстрелы приостановили. Возможно, дело было в международной реакции, ведь за отдельных польских пленных вступились, например, Литва и Ватикан.

— Сколько сотрудников НКВД приводило приговор в исполнение?

— Точно неизвестно. После завершения акции 125 убийц получили премии в размере месячной зарплаты или по 800 рублей, но это был наверняка не единственный список награжденных. Мы также не вполне представляем, как выглядела сама казнь, ведь единственное сообщение очевидца, которым мы располагаем, это показания начальника Калининского НКВД Дмитрия Токарева, которые он дал перед своей смертью. Но они касаются только расстрела пленных в Осташкове, которых убивали в подвале находящейся в его ведении тюрьмы. Скорее всего, все проходило так, что Комендатура административно-хозяйственного управления (под таким невинным названием скрывался отдел НКВД), в которой служили профессиональные палачи, выслала на место казни комендантскую группу. Самый известный из этих палачей — Василий Блохин, который руководил группой в Калинине и привел в исполнение множество приговоров в годы Большого террора. Однако все указывает на то, что убийц было слишком мало, и местному НКВД пришлось назначить дополнительных людей: Токарев говорил про охранников, обычных сотрудников, шоферов. Те, кто отказывались, исчезали.

В Харькове и Калинине расстрелы проводили ночью в подвалах. В Смоленске, где погибли военнопленные из Козельска, поступили необычно: часть убили в так называемой внутренней тюрьме, а другую — в домике на территории дома отдыха НКВД в Козьих Горах, в Катынском лесу. Большинство людей убивали надо рвами, как показано в фильме Анджея Вайды. По всей вероятности, в течение одной ночи расстреливали пленных из двух утвержденных центральной тройкой списков, то есть 200 человек. Сначала в Осташкове пытались расстреливать по три партии, но это превосходило возможности одной группы, пистолеты нагревались и давали осечки.

— Так были убиты 14 500 пленных из лагерей. А как погибли 7300 человек, которые находились в тюрьмах на территории Украины и Белоруссии?

— Мы можем только догадываться, как это происходило, и где их похоронили. Часть убитых на территории Украины покоится в Быковне, это сейчас район Киева. По разным оценкам, там захоронены только 500 человек из 3435. Остальные, скорее всего, покоятся в других местах: Новограде-Волынском, возможно, в Харькове. В Белоруссии всех заключенных держали, скорее всего, в Минске, и, возможно, они захоронены в Куропатах, но этого мы точно не знаем. В 2010 году президент Белоруссии Александр Лукашенко обещал поискать документы на эту тему, возможно, это было связано с трудными экономическими разговорами с Россией, и этим он хотел оказать на россиян давление. Но в итоге мы получили информацию, что ничего найти не удалось.

— Могли ли военнопленные, садясь в вагоны, догадываться, что они едут на смерть?

— Незадолго до расстрела сотрудники НКВД раздали им анкеты, в которых попросили написать, куда они отправятся после роспуска лагерей. Пленные были уверены, что их скоро освободят, так что когда им сказали сесть в вагоны, они делали это спокойно, даже с энтузиазмом. Но приехали на место казни.

Войчех Матерский
— сотрудник Института политических исследований Польской академии наук, специализируется на истории СССР, Грузии и Закавказья, а также польско-советских отношений. Автор книг «Щит Европы. Польско-советские отношения 1918-1939», «В сторожевом дозоре. Вторая Польская республика и СССР в 1918-1943», «Катынь: от лжи к правде», «Катынское преступление. 70 лет пути к правде», «Катынь, наша насущная боль».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.