Блог

Хищение чужого имущества его признаки в рф

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ХИЩЕНИЯ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА

В соответствии с п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ под хищением понима­ется совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, при­чинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Из предложенного законодателем определения можно выделить следую­щие признаки хищения.

1. Противоправность действий виновного, которая заключается не толь­ко в их противоречии нормам уголовного права, но и в отсутствии у субъекта законных оснований (реальных или предполагаемых) на получение похищенно­го имущества.

2. Безвозмездность изъятия при хищении означает, что субъект не воз­мещает эквивалента стоимости изымаемых ценностей в натуре, деньгами или личным трудом.

3. Изъятие как признак хищения предполагает извлечение чужого иму­щества из фондов собственника или владельца, имеющее своим результатом уменьшение стоимости материальных ценностей, составляющих эти фонды.

Хищение может совершаться и без изъятия имущества у собственника или иного владельца (путем обращения). Это возможно в случае, когда соб­ственник или иной владелец имущества вверил его другому лицу, наделив его определенными правомочиями по управлению, распоряжению, хранению, до­ставке и пр., а указанное лицо похищает данное имущество, не прибегая к изъя­тию, поскольку в этом нет необходимости (оно и без этого находится в факти­ческом обладании виновного).

4. Ущерб при хищении выражается в уменьшении наличных имуществен­ных фондов собственника или владельца имущества, пострадавшего от хище­ния. В теории и на практике этот ущерб называют прямым или положительным ущербом, и только этот ущерб может быть вменен в вину субъекту хищения.

В соответствии с п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и раз­бое», определяя размер ущерба, следует исходить из фактической стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления.

5. Обязательным признаком хищения является корыстная цель, которая заключается в стремлении виновного извлечь выгоду имущественного характе­ра (получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, т. е. потребить, продать, подарить либо на иных основаниях передать другим лицам).

Хищение чужого имущества: понятие, признаки, формы и виды

Под хищением чужого имущества понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (см. примечание 1 к ст. 158 УК).

Выделим основные признаки хищения.

  • 1. Корыстная цель предполагает стремление лица совершением преступного деяния извлечь выгоду имущественного характера для себя или других лиц. Например, завладеть какой-нибудь вещью. Побуждения (мотивы), как правило, гоже являются корыстными. Однако возможны и иные побуждения, например, чувство ложного товарищества, желание раздать похищенное голодным и страждущим, продемонстрировать свои способности, свою индивидуальность.
  • 2. Противоправность деяния означает, что завладение чужим имуществом противоречит положениям законодательства и виновный не имеет ни реального, ни предполагаемого права на изымаемое (обращаемое) имущество.
  • 3. Безвозмездность завладения предметом преступного посягательства означает изъятие (обращение) имущества без возмещения собственнику (иному владельцу) эквивалента стоимости этого имущества (деньгами, иным имуществом, личным трудом).
  • 4. Изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц включает в себя реальный переход имущества из фондов собственника (или иного владельца), имеющий своим результатом уменьшение стоимости материальных ценностей, составляющих эти фонды, причем вопреки воле собственника (или иного владельца), и поступление этого имущества в фонды виновного или другого лица, получение последними реального права распоряжаться похищенным имуществом.

При любом хищении важно, чтобы собственность являлась чужой. Форма собственности (частная, муниципальная, государственная, общественная) значения для квалификации деяния как преступления практически не имеет.

5. Ущерб собственнику или иному владельцу имущества предполагает прямое, реальное уменьшение наличных имущественных фондов собственника или иного владельца имущества, пострадавшего от хищения. Иные материальные потери, вызванные хищением, в частности, упущенная выгода, не влияют на квалификацию деяния как преступления и не входят в сумму, которая определяет размер похищенного. Например, рабочий завода похитил из производственного станка важную деталь стоимостью 1000 руб., в результате этого остановилось все производство. Убытки предприятия, связанные с остановкой производства, составили миллионы рублей. Тем не менее для квалификации хищения как кражи будет иметь значение лишь стоимость детали. Иной вред (в частности, упущенная выгода) будет учитываться при назначении виновному наказания и для предъявления гражданского иска.

До вступления в силу Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ ущерб исчислялся в кратном рублевом эквиваленте от минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ на момент совершения преступления. В настоящее время (с 16.12.2003) кратность рублевого эквивалента из уголовного законодательства исключена. Ориентиром служат средние розничные цены на похищенное имущество, либо оптовые цены (при отсутствии розничных), либо стоимость похищенного определяется экспертным путем с учетом других аналогий.

Размер похищенного имущества определяется исходя из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене данного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения эксперта (см. абз. 4 п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», ред. от 06.02.2007 (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29)). При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора.

Формы хищения чужого имущества — кража, мошенничество (частично), присвоение, растрата, грабеж, разбой.

Хищение чужого имущества в зависимости от размера причиненного вреда может быть следующих видов:

  • — мелкое (не более 1000 руб. (см. ст. 7.27 КоАП, в ред. от 16.05.2008)). Административная ответственность возможна только в том случае, если содеянное не связано с открытым, насильственным, квалифицированным или особо квалифицированным хищением;
  • — причинившее незначительный ущерб гражданину, совершенное не в крупном размере (свыше 1000 руб.). Устанавливается исходя из материального и финансового состояния потерпевшего [как правило, до 2500 руб.];
  • — причинившее значительный ущерб гражданину (не менее 2500 руб.). При определении данного ущерба собственнику или иному владельцу имущества наряду со стоимостью похищенного (не более 250 тыс. руб.) следует учитывать другие существенные обстоятельства. Ими, в частности, могут быть имущественное положение потерпевшего (размер его заработной платы, пенсии, других доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов его семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство и т.д.), значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца. Вместе с тем значительный ущерб гражданину не может составлять менее 2 500 руб.;
  • — в крупном размере (свыше 250 тыс. руб. и не более 1 млн руб. (см. примечание 4 к ст. 158 УК));
  • — в особо крупном размере (свыше 1 млн руб. (см. примечание 4 к ст. 158 УК)). Данный вид введен в уголовное законодательство Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ;
  • — предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (см. ст. 164 УК). Данная ценность устанавливается экспертным путем.

46.Понятие и признаки хищения чужого имущества. Формы хищения.

В соответствии с п. 1 примечания к ст. 158 УК под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Из данного определения понятия хищения можно выделить его следующие существенные признаки.

Хищение – это изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу.

Изъятие – это действие, направленное на удаление чужого имущества вопреки воле собственника или иного законного владельца.

Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц заключается в изменении значения имущества, придании ему такого состояния, когда оно используется в интересах выгоды виновного или других лиц, не являющихся собственниками имущества. Согласно законодательному определению хищения, обращение может быть соединено с изъятием, но может быть и без такового.

Последствием хищения является ущерб, который причиняется собственнику или иному законному владельцу имущества. Ввиду того, что этот ущерб является следствием действий по изъятию и (или) обращению чужого имущества в пользу виновного или иных лиц, нарушающих отношения собственности, он имеет денежное выражение, определяемое стоимостью изъятого имущества на момент совершения хищения. Для квалификации не имеет значения ущерб в виде упущенной выгоды, обусловленной отсутствием имущества у собственника или иного законного владельца, а равно иными причинами, делающими невозможным пользование или распоряжение имуществом. Однако этот вид ущерба может быть взыскан с виновного при рассмотрении судом уголовного дела в гражданско-правовом порядке.

С субъективной стороны хищение характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью.

Ответственность за хищение может нести любое физическое вменяемое лицо, достигшее установленного в законе возраста.

кража (ст. 158 УК);

мошенничество (ст. 159 УК);

присвоение или растрата (ст. 160 УК);

грабеж (ст. 161 УК);

разбой (ст. 162 УК).

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества». Тайным является такое изъятие имущества, которое происходит без ведома и согласия собственника или лица, во владении или ведении которого находится имущество, и, как правило, незаметно для посторонних. Кража возможна и в присутствии собственника, но незаметно для него. Тайность изъятия может быть обеспечена особой ловкостью преступника, что имеет место при карманной краже.

Кража может быть совершена в присутствии потерпевшего, когда он по какой-либо причине не воспринимает происходящее. Например, изъятие имущества у спящего, пьяного, у лица, находящегося в обморочном состоянии. Кражей также является изъятие имущества на глазах у потерпевшего, который не способен осознать преступный характер действий виновного в силу малолетства или психической болезни.

Более сложно для оценки изъятие имущества в отсутствии владельца или незаметно для него, но на виду у посторонних лиц. Такие случаи считаются кражей, если присутствующие по какой-либо причине не сознавали, что у них на глазах происходит противоправное изъятие чужого имущества. Преступник может просто воспользоваться ситуацией, когда окружающим неясно, кому принадлежит вещь.

Если же присутствующие понимают, что у них на глазах происходит противоправное изъятие чужого имущества, и виновный это сознает, то его действия представляют собой открытое хищение, т.е. грабеж. Однако важно установить, в какой момент присутствующие поняли характер действий виновного.

Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, то в соответствии с направленностью умысла содеянное должно квалифицироваться как кража.

Тайность изъятия имущества является наиболее характерным признаком кражи. Но не менее важно для квалификации кражи ее отнесение к ненасильственным способам хищения.

Наряду с тайностью и ненасильственным способом завладения имуществом для кражи характерно также отсутствие у похитителя правомочий по распоряжению или управлению имуществом, которым завладевает. Тайное изъятие чужого имущества, вверенного виновному или находящегося в его ведении, представляет собой не кражу, а присвоение (ст. 160 УК). Если же хищение совершается лицом, имеющим доступ к государственному или общественному имуществу в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, то оно подлежит квалификации как кража.

Подводя итог анализу признаков кражи, можно дать следующее определение: кража — это тайное, без применения насилия, хищение чужого имущества, которое не было вверено виновному и не находилось в его ведении.

В зависимости от квалифицирующих обстоятельств различаются четыре вида кражи, простая кража, т.е. кража без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158 УК) квалифицированные кражи, предусмотренные частями второй, третьей и четвертой ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 15 УК ч.1 ст. 158 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести, ч. 2 ст. 158 УК РФ к преступлениям средней тяжести и ч. 3 и ч. 4 ст. 158 УК РФ к тяжким преступлениям.

К числу квалифицирующих обстоятельств закон относит совершение кражи:

ч. 2 ст. 158 УК РФ —

группой лиц по предварительному сговору;

с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

с причинением значительного ущерба гражданину;

из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

ч. 3 ст. 158 УК РФ –

с незаконным проникновением в жилище;

из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода;

Понятие и признаки хищения в действующем уголовном законодательстве России

Понятие хищения является родовым понятием по отношению к видовому понятию мошенничества и других корыстных преступлений против собственности, имеющих ряд общих объективных и субъективных признаков, объединяющих определенную группу имущественных посягательств под понятием «хищение». Как уже говорилось ранее, законодательное определение хищения определялось как «совершенные с корыстной целью, противоправные, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Аналогичное определение содержит и ныне действующий Уголовный кодекс, в примечании 1 к ст. 158 УК РФ.

Исходя из приведенного определения, можно выделить семь признаков, характеризующих хищение:

1. чужое имущество, как предмет посягательства;

2. изъятие чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

3. обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

4. противоправность изъятия чужого имущества;

5. безвозмездность изъятия чужого имущества;

6. причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества;

7. корыстная цель.

При этом, объективными признаками хищения можно признать: 1) незаконное и безвозмездное изъятие имущества из владения собственника или иного лица, которое совершается указанными в законе способами; 2) обращение его в пользу виновного или других лиц; 3) причинение тем самым собственнику или владельцу имущества реального ущерба вследствие уменьшения на определенную часть объема материальных ценностей, находящихся в его фондах; 4) причинную связь между изъятием имущества и материальным ущербом.

Другие публикации:  Где пишут исковое заявление

Субъективными же признаками хищения являются: 1) прямой умысел на безвозмездное изъятие чужого имущества и обращение его в свою пользу или в пользу третьих лиц; 2) корыстная цель этого изъятия.

Остановимся на более подробном рассмотрении вышеуказанных признаков.

В ряде случаев объект преступного посягательства является одним из основных критериев разграничения мошенничества и иных, сходных с ним, составов преступлений, поскольку его правильное определение позволяет точно определить юридическую природу содеянного и, соответственно, дать верную квалификацию конкретному преступлению. Как справедливо отмечал В.Н. Кудрявцев, установление объекта преступного посягательства является как бы предварительной программой для выбора той группы смежных составов, среди которых необходимо будет более тщательно искать необходимую норму.

До принятия в 1996 г. нового Уголовного кодекса РФ в науке уголовного права было принято выделять три уровня объектов: общий -вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств; родовой, включающий группу однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, охраняемых уголовным законом и непосредственный объект, представляющий собой конкретное общественное отношение, на которое направлено посягательство и которому преступлением причиняется вред или создается угроза причинения такого вреда.

Структура ныне действующего Уголовного кодекса позволяет выделить дополнительный — видовой объект преступления, занимающий промежуточную позицию между родовым и непосредственным объектами, под которым следует понимать группу не только однородных, но и взаимосвязанных общественных отношений конкретного вида, которым причиняется вред или создается угроза его причинения.

Помимо изложенного, характеристика первого признака хищения — чужого имущества — основана также и на понятии предмета преступления. Предмет преступления представляет собой материальный субстрат, предмет материального мира, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно посягает преступник, совершая преступление, вещь материального мира, воздействуя на которую субъект причиняет вред объекту преступления. В настоящее время в науке уголовного права нет единой точки зрения относительно объекта и предмета преступления. Учитывая то обстоятельство, что анализ данной проблемы не входит в предмет настоящего исследования, мы позволим себе не вдаваться более глубоко в существо этого вопроса. Таким образом, исходя из данного понятия, все деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса РФ, можно подразделить на предметные, в составах которых предмет является обязательным признаком состава преступления, а также беспредметные — те, где он является факультативным признаком. В этой связи, мошенничество, наряду с другими формами хищений, представляет собой предметное преступление.

Исходя из смысла ст. 128 ГК РФ имущество может быть самым разнообразным и представляет собой вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. При этом, предметом хищения может быть только чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество (право на имущество).

В науке уголовного права под имуществом принято понимать вещи, деньги, а также документы, предоставляющие право на имущество, обладание которыми равносильно обладанию имуществом, то есть имеющими эквивалентно-обменные свойства. Другими словами, это такие документы, которые могут обмениваться непосредственно на деньги по номиналу, или в иной пропорции (например, облигации, на которые пал выигрыш), либо на материальные предметы (вещи) или иные имущественные блага по их стоимости при условии, что такого рода обменные операции имеет право производить любое неперсонифицированное лицо. Необходимо также учитывать, что для признания предметом хищения имущество должно обладать и рядом специальных признаков, характеризующих его с социальной, экономической и физической сторон.

Социальный признак определяет имущество как вещь, в создание которой вложен общественно необходимый труд человека, обособливающий ее из природного состояния.

С экономической точки зрения имуществу должны быть присущи два признака: наличие материальной ценности и определенная стоимость имущества. Что касается потребительской стоимости, то есть способности вещи удовлетворять те или иные потребности, то необходимость ее присутствия в качестве обязательного признака предмета хищения под сомнение не ставится, поскольку если предмет материального мира не способен удовлетворять те или иные человеческие потребности, то он и не будет предметом преступного посягательства ввиду его ненужности, невостребованности.

«Чужим является такое имущество, которое находится на момент изъятия в фактическом обладании какого-либо физического или юридического лица и не принадлежащее похитителю по праву собственности». С другой стороны, в соответствии с действующим гражданским законодательством обращение в собственность общедоступных для сбора объектов (например, лов рыбы, охота на животных, сбор дикорастущих ягод, грибов и тому подобное) относится к естественным первоначальным способам приобретения, когда право собственности приобретателя не основывается на праве другого субъекта — предшественника (ст. 221 ГК РФ). По этим же причинам не могут быть предметом хищения природные ресурсы и другие объекты, в которых не овеществлен труд человека. Полезные ископаемые могут быть предметом хищения только в том случае, когда они залегали в разрабатываемом месторождении, либо были уже разведаны и собственник вступил в установленном законом порядке во владение месторождением. В противном случае речь может идти о незаконной разработке недр. Однако лесопродукция, рыбный улов, животные и птицы, выращенные в специальных водоемах, питомниках и вольерах могут служить предметом хищения. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 14 от 05.11.1998 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» указал, что действия лиц, виновных в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых различными предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо завладение рыбой, водными животными, отловленными этими организациями, или находящимися в питомниках и вольерах дикими животными, птицей, подлежат квалификации как хищение чужого имущества.

Причины же, по которым может быть введен запрет на сбор или добычу указанных предметов, могут быть продиктованы экологическими соображениями (запрет на охоту в отношении редких животных, лов рыбы в определенный период времени, сбор растений, занесенных в Красную книгу) либо интересами пожарной безопасности (запрет на посещение лесов в пожароопасный период). Указанные соображения позволяют отличить хищение от таких преступлений как незаконная добыча водных животных и растений (ст. 256 УК РФ), незаконная охота (ст. 258 УК РФ), незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ), а также иных подобных посягательств против образовавшихся без приложения человеческого труда природных объектов.

Не может быть предметом хищения имущество, представляющее собой находку или клад, а равно имущество, вышедшее из ведения собственника или иного владельца имущества в силу каких-либо случайных обстоятельств. Однако вещь, забытая собственником или иным владельцем в известном им месте, может являться предметом хищения, если виновный сознавал, что они вернутся за этой вещью.

Вместе с тем, владелец вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые не противоречащие закону действия, направленные на передачу своей собственности в ведение других лиц (например, передача имущества в залог, во временное пользование, аренду), оставаясь при этом его собственником. Лицо, в ведение которого передано имущество, может впоследствии присвоить его. В этой связи, представляется неверным разъяснение, данное в п. 1 постановления № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», в соответствии с которым предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы 21 УК РФ, является « чужое, то есть не находящееся в Собственности или законном владении виновного имущество».

Предметом хищения может служить и имущество, изъятое из гражданского оборота. Однако если посягательство было направлено на вещи, владение или оборот которых представляют угрозу общественной безопасности или здоровью населения (например, оружие, наркотические средства или психотропные вещества, радиоактивные материалы), то ответственность в данном случае наступает по специальной норме, содержащейся в главе 24 Уголовного кодекса РФ.

Помимо изложенного, хищение образует и изъятие имущества у незаконного обладателя, например лица, ранее похитившего данное имущество, поскольку « хищение имущества у недобросовестного владельца по своей социальной природе столь же опасно для общества, так как нарушает общие условия функционирования отношений собственности в обществе к паразитическому обогащению виновного за счет других лиц».

Состав хищения отсутствует в случае, когда виновный изымает свое собственное имущество, «так как при самовольном изъятии собственного имущества граждан преступное посягательство не направлено на личную собственность другого человека», «Если кто-либо, отдал другому свою вещь, а затем самовольно тайно изъял ее у владельца, то он совершает не кражу, а самоуправство».

В тоже время, некоторые авторы, несмотря на сложившуюся научную доктрину и судебную практику, допускают возможность завладения лицом собственным, но переданным во владение другого лица имуществом, с целью потребовать в дальнейшем возмещения за якобы возмещённый ущерб. Мы не согласны с подобного рода мнением, поскольку « если субъект, сдавший имущество на хранение другому лицу, затем тайно похищает это имуществом или получает его посредством обмана, чтобы предъявить к хранителю претензию о возмещении причиненного собственнику «ущерба», он должен быть привлечен к уголовной ответственности за приготовление к мошенничеству».

Вещи, находящиеся на умершем или при нем (например, на месте аварии или в морге), могут признаваться предметом хищения до момента захоронения, поскольку собственник таких вещей определяется в соответствии с правом наследования. После захоронения, когда родственники или иные наследники добровольно исключили оставленные при умершем вещи из состава своего имущества, ответственность за хищение невозможна. Содеянное в данном случае может образовать состав преступления, предусмотренный ст. 244 УК РФ (Надругательство над телами умерших и местами их захоронения).

Сложный комплекс вопросов представляет отнесение к предмету преступления особой разновидности документов — ценных бумаг.

Статья 142 ГК РФ определяет ценную бумагу как документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Для ценной бумаги характерно, что право требования, выраженное в ней, неразрывно связано с самой бумагой, поэтому деньги не являются ценными бумагами, поскольку они сами по себе не содержат права требования, а служат лишь платежным средством.

С точки зрения уголовного права ценные бумаги можно подразделить на три большие группы.

Первую группу образуют ценные бумаги, которые отнесены к категории валютных ценностей. К ним относятся иностранная валюта в виде банкнот, казначейских билетов и монет, платежные документы, (чеки, векселя, аккредитивы и др.), а также фондовые ценности (акции, облигации и др.).

Вторую группу образуют ценные бумаги, которые не составляют валютных ценностей, но по существу являются суррогатом валюты и выполняют функции средства платежа при приобретении товаров или оплате стоимости оказываемой услуги материального характера. К числу такого рода ценных бумаг относятся банковские платежные документы в рублях (чеки), облигации государственных займов, абонементные книжки, билеты денежно-вещевых и иных лотерей, на которые выпали выигрыши и так далее.

Третью группу составляют ценные бумаги, которые без соответствующего дополнительного оформления сами по себе не являются носителями стоимости и не значатся на балансе организаций как товарно-материальные ценности. К таким документам относятся, например, билеты на различные виды транспорта.

Определение ценности имущества осуществляется посредством его оценки в денежном выражении. При этом необходимо руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановлении № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», в п. 6 которого указано, что «При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходит, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов».

Стоимость определяет объективную материальную ценность вещи. Имущество, утратившее свою ценность для государства, юридических или физических лиц, не может быть предметом хищения в случае завладения им каким-либо лицом.

Законодательством РФ в зависимости от стоимости имущества предусматривается шесть видов хищения чужого имущества:

1. Мелкое хищение, ответственность за которое предусмотрено ст. 7.27 КоАП РФ, когда общая стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством на момент совершения правонарушения. Исключения составляют хищения в форме грабежа и разбоя (ч. 1 ст. 161, ч. 1 и 2 ст. 162 УК РФ).

2. Хищение с причинением незначительного ущерба, предусмотренное ч. 1 статей 158, 159 и 160 УК РФ, когда общая стоимость похищенного имущества составляет более одного минимального размера оплаты труда, установленного законодателем на момент совершения преступления, но не превышает двух тысяч пятисот рублей.

3. Хищение с причинением значительного ущерба, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК РФ, когда общая стоимость похищенного имущества составляет более двух тысяч пятисот рублей, но не превышает двухсот пятидесяти тысяч рублей.

4. Хищение в крупном размере, предусмотренное квалифицированными составами ч. 3 статей 158, 159, 160, 162

УК, а также п. «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ, когда общая стоимость похищенного имущества превышает двести пятьдесят тысяч рублей на момент совершения преступления, но не превышает одного миллиона рублей.

5. Хищение в особо крупном размере, предусмотренное особо квалифицированными составами, предусмотренными п. «б» ч. 4 ст. 158, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 161, п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, когда общая стоимость похищенного имущества на момент совершения преступления превышает один миллион рублей.

6. Хищение предметов, имеющих особую ценность, предусматривающую ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (ст. 164 УК РФ).

С физической стороны имущество может быть движимым и недвижимым.

К недвижимым вещам, в соответствии с ч. 1 ст. 130 ГК РФ относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, а также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. В соответствии с ч. 2 ст. 130 ГК РФ «Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом».

Другие публикации:  Образец заполнения заявления на открытие банковского счета

В теории российского уголовного права существует мнение, что предметом хищения может быть только движимое имущество, определяемое как «имущество, которое по своей физической природе поддается изъятию». Однако с такой позицией трудно согласиться, поскольку ряд статей Уголовного кодекса РФ предусматривают ответственность не только за посягательство на движимое имущество, но и за хищение прав на недвижимое имущество (например, мошенничество, присвоение или растрата). Признание предметом хищения как движимого, так и недвижимого имущества, бесспорно справедливо, поскольку соответствует не только нормам гражданского законодательства, определяющим перечень недвижимого имущества, но и потребностям практического применения уголовного закона в современных условиях.

Имущество как предмет хищения может быть изъято в собственность виновного при условии обладания определенными физическими свойствами, в частности занимать определенное место в пространстве. «Имущество как предмет похищения должно быть вещественным (телесным) предметом материального, внешнего по отношению к человеку мира, доступным благодаря своей материальной субстанции чувственному восприятию», вещь «есть предмет осязаемый, который можно взять руками, захватить». Следовательно, от вещно-имущественных отношений в этом смысле нужно отличать интеллектуальную собственность, под которой понимается совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной (в первую очередь творческой) деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты (в частности, средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции, выполненных работ и услуг), конкретный перечень которых устанавливается законодательством конкретной страны с учетом принятых ею международных обязательств.

В Российской Федерации защита интеллектуальной собственности гарантирована ст. 44 Конституции РФ и Законом РФ от 09.07.1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» (в редакции Федерального закона от 19.07.1995 г. № 110-ФЗ), в статьях 6 и 7 которого определяются формы и виды произведений науки, литературы и искусства, являющихся объектами авторского права.

К числу международных нормативно-правовых актов в области охраны интеллектуальной собственности относится Стокгольмская конвенция, определяющая права, относящиеся к: 1) литературным, художественным и научным произведениям; 2) исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам; 3) изобретениям во всех областях человеческой деятельности; 4) научным открытиям; 5) промышленным образцам; 6) товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям; 7) защите от недобросовестной конкуренции; 8) всем другим правам, относящимся к интеллектуальной собственности в производственной, научной, литературной и художественной областях. Информация, под которой понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления, — это особый объект права, зафиксированный в ст. 128 Гражданского кодекса РФ, в которой информация, наряду с материальными благами и результатами интеллектуальной деятельности, называется в качестве самостоятельного объекта гражданских прав. Информация всевозможного вида, как и интеллектуальная собственность, по своей физической природе существенно отличается от материального имущества, что не позволяет признать ее предметом хищения.

Между тем, в юридической литературе было высказано предложение о выделении в ряду основных форм мошенничества дополнительного квалифицирующего признака, связанного с использованием компьютерной техники: «Те же действия, совершенные с использованием средств компьютерной техники».

Изложенное мнение вызывает возражение, поскольку в случае признания информации предметом хищения, в практической деятельности правоохранительных органов возникнут значительные трудности при определении видовой принадлежности этих хищений, а также требующей установления в процессе расследования стоимости похищенной информации, поскольку величина этой стоимости не исчерпывается размером инвестиций, вложенных в ее собирание. Сложность в данном случае заключается также в том, что специфика информации создает возможность ее неограниченного копирования без физического изъятия. Необходимо также учитывать тот факт, что при мошеннических действиях обман (злоупотребление доверием) всегда направлены непосредственно на собственника, а не на компьютерные сети или устройства с ними сопряженные. Именно в этой связи мы не согласны с предложением Л.В. Григорьевой о включении в Особенную часть УК РФ специальной нормы об ответственности за компьютерное мошенничество. Мы полагаем, что использованный при совершении такого рода мошенничества компьютер будет играть роль орудия совершения преступления.

Помимо изложенного, необходимость уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности и компьютерной информации вполне успешно обеспечивается ныне действующими уголовно-правовыми нормами — ст. 146 (Нарушение авторских и смежных прав), ст. 147 (Нарушение изобретательских и патентных прав), ст. 183 УК РФ (Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну), а также ст. 272 УК РФ (Неправомерный доступ к компьютерной информации). Мы полагаем, что случаи хищения денежных средств или иного имущества, совершенные путем неправомерного доступа к компьютерной сети, должны квалифицироваться по совокупности со ст. 272 УК РФ, в связи с чем ее диспозицию необходимо дополнить и изложить в следующей редакции: «1.Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности либо повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети».

В тоже время, следует согласиться с позицией Л.В. Григорьевой о необходимости внесения в главу 13 Кодекса РФ об административных правонарушениях нормы об ответственности за несанкционированное проникновение в вычислительную систему, не повлекшее общественно опасных последствий, изложив ее диспозицию в следующей редакции:

«13.11.1: Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети»

Неоднозначно в настоящее время решается вопрос и по поводу хищения тепловой и электрической энергии, воды, газа и тому подобных «предметов».

В отечественном уголовном законодательстве лишь Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. содержал специальную норму, предусматривавшую ответственность за кражу электрической энергии (ст. 163 УК РСФСР). В дальнейшем законодатель исключил ответственность за это деяние и Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. подобной нормы уже не содержал.

Нет единства мнений по данному вопросу и в юридической литературе.

В частности, некоторые авторы полагают, что «газ есть предмет физического мира; и коль скоро он стал предметом гражданского оборота, то возможно и похищение его», «то же применяется и к электричеству».

Аналогичной позиции придерживается Л.В. Григорьева, полагающая, что в перечень предметов мошенничества необходимо включить, наряду с предметами нематериального мира (электричество, различные виды энергии, информация ЭВМ и другие), и интеллектуальную собственность, представляющую собой собственность на результаты интеллектуальной деятельности человека, защищенную авторским правом.

Противоположной точки зрения придерживается Г.А. Кригер, полагающий, что незаконное пользование электрической и другими видами энергии, за потребление которых взимается плата, нельзя рассматривать как хищение, поскольку энергия не может рассматриваться в качестве его предмета.

По мнению других авторов, уклонение от уплаты за пользование электроэнергией или газом, причинившее существенный ущерб, квалифицировать по норме, предусматривающей ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием должно квалифицироваться обманное бесплатное пользование электрической или тепловой энергией, газом, водой, а также неправомерное безвозмездное использование информации (например, сведений, составляющих служебную тайну, являющих коммерческой, налоговой или банковской тайной), если это деяние не образует состава другого преступления, предусмотренного, например, ст. 137 УК РФ.(Нарушение неприкосновенности частной жизни), ст. 138 УК РФ (Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных почтовых сообщений), ст. 183 УК РФ (Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну).

Не соглашаясь с подобной трактовкой незаконного пользования электрической энергией, Г.А. Кригер предложил выделить это деяние в самостоятельный состав преступления.

Проанализировав изложенные выше точки зрения, мы предлагаем решить эту проблему следующим образом.

В том случае, когда потребитель электрической энергии, а также газа, воды и других видов энергии официально подключается к соответствующим энергопроводным сетям, то он, таким образом, вступает в соответствующие гражданско-правовые отношения с поставщиком данного вида энергии. В случае, если потребитель в дальнейшем уклоняется от оплаты за пользование данным видом энергии, то вопрос о его ответственности должен решаться в гражданском порядке на общих основаниях.

Если же в подобной ситуации потребитель с целью уклонения от уплаты за пользование конкретным видом энергии прибегает к обману (например, представляет фиктивные справки о льготах, искажает показания счетчика и тому подобное), то ответственность должна наступать по ст. 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием).

Иначе должен решаться вопрос об ответственности при самовольном подключении потребителя к источникам энергии, поскольку в этих случаях умысел виновного направлен на незаконное, тайное, безвозмездное изъятие определенного количества энергии и причинение, тем самым, материального ущерба собственнику. Однако содеянное не может квалифицироваться по ст. 158 УК РФ как кража, поскольку, во-первых, электрическая и тепловая энергия, газ и тому подобное ввиду отсутствия материального физического свойства не являются предметом хищения и, во-вторых, будут неизбежно возникать трудности с определением стоимости похищенной энергии, поскольку невозможно точно определить, сколько действительно было незаконно потреблено энергии, газа, воды и тому подобное.

Поскольку умысел виновного в данном случае направлен на непосредственное тайное подключение к энергопроводу (другому источнику энергии) для дальнейшего незаконного потребления определенного вида энергии в течение длительного периода времени, то и ответственность должна наступать только за само незаконное подключение в административном порядке. Размер причиненного материального ущерба может учитываться лишь при назначении наказания.

Таким образом, объектом хищения является собственность, то есть общественные отношения по поводу имущества, юридически выражающиеся в виде правомочий владения, пользования и распоряжения этим имуществом, которыми обладает собственник, и в обязанности других лиц — не собственников воспринимать указанные правомочия как должное и не препятствовать их осуществлению. Другим характеризующим хищение объективным признаком является изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Введение в Уголовном кодексе РФ законодательного определения хищения в наибольшей мере повлияло на юридическое толкование его объективных признаков.

В уголовно-правовой литературе относительно юридической сущности понятия изъятия были высказаны две различные точки зрения.

Согласно первой из них, при таких формах хищения как присвоение или растрата завладение имуществом происходит без его непосредственного изъятия, поскольку предмет преступления уже находился во владении виновного и был вверен ему по различным основаниям. В соответствии со второй точкой зрения, изъятие характерно не только для кражи и грабежа, но и для других форм хищения.

На наш взгляд, единственно верной является вторая точка зрения, поскольку изъятие чужого имущества по своему содержанию представляет собой «не что иное, как противоправное извлечение, вывод, удаление и любое другое обособление имущества из владения собственника, с одновременным переводом его в фактическое незаконное физическое обладание преступника». Изъятие предполагает физическое перемещение, утрату, удаление, извлечение имущества из обладания собственника, связанное с одновременным его обращением в собственность виновного или других лиц. Таким образом, анализируя объективную сторону хищения, можно сделать вывод о том, что понятие «изъятие» тождественно понятию «хищение», поскольку, так или иначе, «изъятие всегда сопряжено с физическим извлечением (удалением) полностью или частично определенных ценностей из владения собственника и обращено на непосредственный контакт с предметом преступления. Все способы хищения чужого имущества сконструированы таким образом, что ко всем из них в полной мере может быть применим данный признак». Изъятие всегда происходит помимо воли его владельца, в отличие от обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, когда виновным осуществляется перевод в свое окончательное владение добровольно переданного ему собственником имущества. В тоже время, обращение чужого имущества в собственность, не сопровождающееся его непосредственным изъятием, представляет собой перевод виновным чужого имущества, добровольно переданного ему собственником или иным законным владельцем, в свое окончательное обладание, выражающееся в поставлении виновным себя или других лиц на место собственника. При таком обращении сам переход имущества к виновному происходит по воле собственника или иного владельца: при мошенничестве — под влиянием обмана или злоупотребления доверием; при присвоении и растрате — в силу правоотношений между собственником или иным владельцем, с одной стороны, и виновным — с другой. Перевод же этого имущества виновным в окончательное обладание им самим или другими лицами осуществляется против или помимо воли собственника или иного владельца.

Изъятие имущества при хищении обязательно сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, то есть установлением фактического «господства над вещью». В связи с этим, не образуют состава кражи или грабежа « противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ либо другим статьям Уголовного кодекса РФ». Таким образом, состав хищения отсутствует, если у виновного не было умысла на присвоение чужого имущества.

Так, Ханкайским районным судом Приморского края 12.05.1999 г. Н. осужден по ст. 148 УК РСФСР. С него взыскано в возмещение материального ущерба 29.424 рубля и постановлено компенсировать моральный вред в сумме 10.000 рублей. Обстоятельства дела таковы.

Н. в июле 1995 г. путем обмана, якобы с целью приобретения для 3. автомобиля импортного производства, получил от последнего 2.000 долларов США. Под этим же предлогом в августе 1995 г. он получил от А. 2.100 долларов США. На полученные деньги Н. в августе 1995 г. приобрел автомобиль, а часть денег потратил на личные нужды. Указанный автомобиль он намеревался продать, чтобы на вырученные деньги приобрести для 3. и А. другие автомобили либо вернуть им деньги.

Другие публикации:  Приставы промышленный район ставрополь

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ уголовное дело прекратила за отсутствием состава преступления, указав следующее.

Как видно из материалов дела и приговора суда, в действиях Н. отсутствуют признаки хищения, поскольку он, одалживая деньги у А. и 3., не имел умысла на безвозмездное изъятие этих средств, а долг не смог вернуть в силу сложившихся обстоятельств, хотя и принимал меры для его возврата.

Действия Н., выразившиеся в том, что он ввел 3. и А. в заблуждение относительно цели использования их денег и в силу сложившихся обстоятельств не смог вернуть своевременно долг, не образуют состава указанного преступления. Отношения между ним, 3. и А. носят гражданско-правовой характер.

Для правильной квалификации преступных действий при хищении большую роль играют способы изъятия имущества, которые могут различаться по характеру совершаемых действий, месту, времени или обстановке, видам и способам применяемых средств, характеру насилия и так далее.

Кража, грабеж и мошенничество считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению; разбой — с момента нападения, сопряженного с применением или угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, вымогательство — с момента предъявления требования, независимо от достижения виновным своей цели. Необходимо также учитывать, что для признания преступления оконченным не требуется, чтобы виновный непосредственно воспользовался похищенным, извлек какую-либо выгоду, достаточно, чтобы он фактически получил такую возможность.

Под противоправностью следует понимать незаконное изъятие имущества в формах, предусмотренных в Уголовном кодексе РФ (кража, мошенничество, разбой и так далее), которое противоречило бы действующему в Российской Федерации законодательству (гражданскому, гражданско-процессуальному, арбитражному и тому подобное), регламентирующему процесс установления права собственности на имущество, а также порядок и основания перехода такого права от одного владельца к другому. При этом одни ученые полагают, что противоправность подразумевает под собой перевод имущества в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований для этого и без согласия собственника или иного законного владельца этого имущества, другие же считают, что признак противоправности предполагает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность).

Наиболее предпочтительной нам представляется вторая точка зрения, поскольку перевод имущества в собственность виновного способом, запрещенным законом, но при наличии у последнего прав на это имущество квалифицируется не как хищение, а как самоуправство по ст. 330 УК РФ. В этой связи состав хищения отсутствует, если лицо имеет законные основания на получение изъятого имущества, однако нарушило порядок его получения.

В соответствии со ст. 423 Гражданского кодекса РФ под возмездностью понимается такое положение, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей. В связи с этим безвозмездность, как признак хищения, предполагает такое изъятие, при котором обращение имущества в свою собственность или в собственность третьих лиц происходит без компенсации его стоимости или иного встречного возмещения деньгами, имуществом или своим трудом, то есть положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и (или) обращенного в пользу виновного или других лиц. При этом, в понятие положительный материальный ущерб не включается упущенная выгода — убытки или доходы, недополученные собственником в результате хищения.

Данный признак является основополагающим при отграничении хищения от ряда смежных составов преступлений, на что неоднократно обращал внимание Пленум Верховного Суда СССР (Российской Федерации). Так, в постановлении № 4 от 11.07.1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» Пленум указал, что от состава хищения суды должны отличать такое злоупотребление служебным положением, которое, хотя и было совершено по корыстным мотивам и причинило материальный ущерб собственнику, однако не связано с безвозмездным обращением имущества в свою собственность или собственность других лиц.

Безвозмездность имеет место также и при изъятии (обращении) имущества в пользу виновного или других лиц при частичном возмещении, а также при его замене на менее ценное. В этом случае безвозмездность распространяется на невозмещенную часть, либо на стоимость изъятого имущества.

Другим обязательным признаком хищения, вытекающим из предыдущего, является причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества, под которым следует понимать размер материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства.

В тоже время, ряд авторов предлагают исключить из понятия хищения указанный признак. В обоснование своей позиции они ссылаются на случаи хищения имущества у лиц, не являющихся его законными владельцами, или у тех, кто пытается использовать имущество в преступных целях. С таким мнением трудно согласиться, поскольку реализация данного предложения чрезмерно расширит рассматриваемое нами понятие и приведет к тому, что на практике как оконченный состав хищения будет рассматриваться, например, кража у потерпевшего коробка спичек или другого малозначительного имущества.

Думается, что в приведенных В.В. Векленко и СВ. Скляровым случаях хищения имущества у лиц, не являющихся его законными владельцами, или у тех, кто пытается использовать имущество в преступных целях, все содеянное надлежит рассматривать как хищение чужого имущества, поскольку «ошибочное представление о принадлежности похищенного имущества тому или иному собственнику не влияет на квалификацию хищения».

Трудно согласиться и с выводом В.В. Векленко о том, что причинение имущественного ущерба следует рассматривать как непередачу должного по договору, сделке, обязательствам или иным заранее определенным условиям, а равно как принуждение к совершению других действий материального характера, причинивших имущественный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, если действия совершены тайно, открыто, путем обмана или шантажа, поскольку при хищении чужого имущества путем кражи отсутствуют такие приведенные автором признаки как «непередача» и «принуждение».

Для признания лица виновным в совершении любого общественно-опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, необходимо установить вину, то есть его умысел или неосторожность, выраженные в совершенном преступлении. Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение. Во-первых, она отграничивает преступное поведение от непреступного, во-вторых, позволяет отграничивать друг от друга составы преступления, сходные между собой по объективным признакам, и, в-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части УК, в значительной мере определяет степень общественной опасности, как деяния, так и лица, его совершившего.

Относительно хищений чужого имущества непреложным обстоятельством является то, что все они совершаются только с прямым умыслом. В тоже время, спорным моментом, относящимся к рассматриваемому понятию, является мнение о том, что «обязательными признаками субъективной стороны хищения является корыстная цель и корыстный мотив».

Понятие «хищение», помимо главы 21 УК РФ, содержащей нормы об ответственности за преступления против собственности, используется и в других статьях Особенной части УК РФ, а именно, в ст. 221 (Хищение либо вымогательство радиоактивных материалов), ст. 226 (Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств), ст. 229 (Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ), ст. 325 (Похищение или повреждение документов, штампов, печатей, либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия).

Таким образом, основываясь на буквальном толковании закона, можно прийти к выводу, что все признаки хищения могут в равной мере распространяться и на другие составы преступлений, содержащие данный термин.

Однако в науке уголовного права такой вывод справедливо подвергается сомнению, поскольку применительно, например, к хищению либо вымогательству наркотических средств или психотропных веществ, общественная опасность преступления не утрачивается также и в случаях « малозначительного имущественного ущерба, либо полного его отсутствия», поэтому подобного рода деяния «нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств».

В ряде случаев при совершении данных преступлений в качестве одного или нескольких мотивов могут присутствовать месть, зависть, озлобленность, тщеславие и другие низменные побуждения. Нередко поводом для участия в различных преступлениях имущественного характера выступают любопытство, интересы дружбы, стремление к самоутверждению, сострадание, иная личная заинтересованность, известны также случаи, когда виновное лицо похищало оружие с тем, чтобы использовать его для мести обидчикам. Нет единой точки зрения по данному вопросу и в судебной практике.

Так, в ряде постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации отсутствует прямое указание на такие признаки хищения, как наличие корыстной цели, безвозмездность изъятия и причинение материального ущерба собственнику или иному владельцу оружия или боеприпасов, наркотических средств или психотропных веществ, а в постановлении № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указывается, что «Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации».

Для решения возникший противоречий рассматриваемое понятие следует значительным образом расширить, включив в его состав и случаи совершения хищений не только из корыстной, но и из иной личной заинтересованности, изложив примечание 1 ст. 158 УК РФ в следующей редакции: «Под хищением в статьях 158-164, 221, 226, 229, 325 настоящего Кодекса понимается противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности».

В то же время, в понятии хищения говорится не о корыстном мотиве, а о корыстной цели, предполагающей стремление виновного к извлечению материальной выгоды за счет изъятия чужого имущества, но не за счет неосновательного сбережения своего. Этим хищение отличается от других посягательств против собственности, корыстных по своей мотивации и направленности, но влекущих ущерб в виде упущенной выгоды, а именно: от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), от корыстного злоупотребления управленческими и должностными полномочиями (ст. 201 и ст. 285 УК РФ) и некоторых других деяний, включая самоуправное изъятие своего имущества и временное пользование чужим имуществом без намерения обратить его в собственность.

Для преступлений, находящихся в главе 21 Уголовного кодекса РФ, наличие у виновного корыстной цели, под которой понимается совершение преступления в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и тому подобное), является обязательным элементом состава преступления. Неустановление в действиях виновного корыстной цели влечет за собой и отсутствие хищения в целом.

Помимо изложенного, следует отметить, что рассмотренные нами признаки являются обязательными для состава любого хищения и отсутствие хотя бы одного из них влечет отсутствие состава преступления в целом.

В заключение необходимо отметить, что основными объективными признаками хищения, исходя из предложенной нами редакции, являются: а) незаконное и безвозмездное изъятие имущества из владения собственника или иного лица, которое совершается указанными в законе способами; б) обращение его в пользу виновного или других лиц; в) причинение или угроза причинения собственнику или иному владельцу имущества реального ущерба вследствие уменьшения на определенную часть объема материальных ценностей, находящихся в его фондах; г) причинную связь между изъятием имущества и материальным ущербом.

К субъективным признакам хищения относятся: а) прямой умысел на безвозмездное изъятие чужого имущества и обращение его в свою пользу или в пользу третьих лиц; б) корыстная цель или иная личная заинтересованность этого изъятия.

Таким образом, обобщая вышеизложенное, нам представляется необходимым:

1. изложить диспозицию ст. 272 УК РФ в следующей редакции: «1.Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно- вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности либо повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, -».

2. внести в главу 13 Кодекса РФ об административных правонарушениях норму об ответственности за несанкционированное проникновение в вычислительную систему, не повлекшее общественно опасных последствий, изложив ее диспозицию в следующей редакции: «13.11.1. Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети»

3. Понятие хищения, предусмотренное примечанием 1 к ст. 158 УК РФ, изложить в следующей редакции: «Под хищением в статьях 158- 162, 164, 221, 226, 229, 325 настоящего Кодекса понимается противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности».